Дискуссионный клуб ЭМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дискуссионный клуб ЭМ » Личное » Из писем к Вове


Из писем к Вове

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Нарекается именем...
Ирина Бирна: Из писем к Володе

"Что в имени тебе моем?"
А. Пушкин

"Как вы яхту назовете,
Так она и поплывет!"

Е. Чеповецкий

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201604/570103D10F22C.jpg

Дорогой Володя!

Я рискую обратиться к тебе с письмом потому, что принадлежим мы к одному поколению, т.е. выросли в одну эпоху, на одних и тех же лозунгах и призывах, в одних и тех же условиях. То, что ты рос в коммуналке ленинградской, а я – в одесской, мало что меняет, наоборот, подчеркивает нашу общность как клеток целого, росших в разных климатических условиях.

Знаешь, Вова, чего мне не хватает сегодня? Чего у нас было в избытке и что вообще было вековой традицией на Руси, а мы не смогли передать нашим детям? Фантазии, Вова, самой банальной фантазии. Той подспудной и неосознанной способности предвидеть и отличать новое, едва лишь уловимое. И давать этому новому имя.

Володя, ты будешь смеяться, но имена, данные нам при рождении, ничуть не отличаются от так хорошо с детства знакомых "Больших Змеев", "Правых Рук", "Зорких Соколов" и прочей индейской экзотики. Мы, если разобраться, те же "Победители Народа", "Пришедшие С Востока", "Защитники Людей" и разные другие "Сделанные Из Красной Глины". Только звучим иностранно в одно слово. Глупо, не правда ли? Смешно?

Нет, Вовчик, не смешно.

Система названия новорожденного имеет тысячелетние корни и, как и многое древнее, утратила всякий смысл и значение. Я что хочу сказать, Володя: имена наши давным давно оторваны от наших характеров, наклонностей и устремлений; они несут лишь крайне опосредованную информацию о нашем происхождении, религиозной принадлежности, роде занятий, месте рождения и т.д. Система эта настолько изжила себя, что стала опасной. Согласись, если некоего субъекта зовут "Мужественным сыном Римлянина из рода Гнездо", то не сразу окружающие заподозрят в нем сексуального маньяка и серийного убийцу. Даже если бы папа был римлянином времен Калигулы. Совсем другое дело кличка, данная ему народом: "Красный Потрошитель". Здесь и наклонность характера, и доверие к правящей тогда идеологии.

Система начала давать сбои давно. Всевозможных "властелинов" или "чего-угодно-славов" развелось такое множество, что для того, чтобы их хоть как-нибудь друг от друга отличить и не прирезать по пьяному делу не того, пришлось к именам прибавлять клички, образованные от профессий или имен родителей. Так появились "фамилии", а с ними надежда на то, что все более и более абстрагирующееся от реальности имя обретет новую связь с судьбой носителя. Другими словами, сына кузнеца называли Кузнецовым (сыном). В этом звуке сливалась вся необходимая информация, как сегодня принято говорить, личные данные. Более того – это было простым и точным указанием того жизненного пути, что лежал перед новорожденным кузнецовым сыном. При знакомстве подросшего Кузнецова, скажем, с девушкой, ей не приходилось ломать голову над тем, какое будущее стоит перед нею: перед взором проплывали подковы, княжьи упряжи и крепкие запоры; представлялись ей чумазые дети, играющие углем и стальными обрубками.

Но и эта система, по совершенно естественным причинам, стала давать сбои. Стремление же к ясности, а, главное, конфликт между временем названия субъекта и первыми проявлениями его наклонностей, по которым можно было бы сделать какие-либо прогнозы в отношении его будущего и места в общине, требовало решения. И решение было найдено: к кличкам-фамилиям окружающие довесили еще один уровень кличек.

И вот здесь, Вова, мне необходимо твое согласие: дети наши утратили ту фантазию, тот дар провидения, которым обладали поколения до нас, и которым обладали еще мы. Верно, Вова, или я права?

Позволь в развитие этой версии привести несколько примеров.

Во дворе у нас было трое ребят-однолеток: Ваняша, Дезик и Смасик. Все трое носили, разумеется, еще и гордые древние имена "победителей", "защитников бога" или еще чего-то уж вовсе невразумительного. Но эти лишенные жизни "саши-маши-и-наташи" предельно мало говорили о перспективах носителей, передавали слишком мало информации товарищам. Сейчас, когда носителям столько же лет как и нам с тобой, Вова, можно судить о том, насколько верно, или неверно, были предугаданы их судьбы. Насколько верны оказались их прозвища.

Ваняша. Простак, увалень, ленивый, полноватый и немного хитрый, но вся хитрость его уходила на обслуживание лени. За таких в Одессе говорят: "Хитрый, как обезьяна – всю жизнь с голой задницей!" Он был единственным из ребят, не поступивший в ВУЗ и загремевший – тут вся цена его "хитрости" – в Красную армию. Не помогло даже советской медициной подтвержденное плоскостопие – заперли на Дальний Восток, смотреть на какой-то заставе за собаками. После армии – институт, вербовка на Север, чтоб хоть как-то заработать на будущую жизнь в Одессе. Эта будущая жизнь для него настала лишь перед самой пенсией – несколько лет назад.

Дезик. Не знаю, может это личное, может – информированность, но степень презрения большую, чем в этой кличке, мне представить трудно. Скорее собачье имя. С Дезиком училась я в одном классе. Я могла все годы "на живую" наблюдать его стукачество на нас всех, его попытки лизнуть ту или иную преподавательскую руку или ботинок. Лизал, разумеется не все, а по стройной, отработанной системе, кальке с партийно-административной иерархии школы. Судьба его сложилась просто и прямо: университет (история); по окончании – комсомольская работа, за ней – партийная, и все время – стукачество в КГБ. Во время Перестройки, понятное дело, – "свой" бизнес где-то в порту.

Смасик. Происходит от "шматик" ("шматок", "кусочек"), который он выговорить не мог. Сын бедных даже по советским нищенским стандартам, родителей. Не просто из коммуналки, а коммуналки в сыром и темном подвале. Он постоянно клянчил "смасик" яблока, хлеба, печенья у других детей во дворе. В школе учился хорошо и даже в ВУЗ поступил. Но остался Смасиком: жил в том же подвале, где умерли его родители; верхом счастья была смерть соседей, после которой ему достался "смасик" их жилплощади; на работе оставался на низшей инженерной должности до тех пор, пока в самом начале Перестройки первым не вылетел по сокращению штатов. Сейчас имеет свой "бизнес": торгует с платка на асфальте на Охотницкой всякой рухлядью – "сматиками" жизни.

Ты меня понял, Володя, правда? Как и этих трех, судьбу каждого из нас, от начала и до самой смерти, можно было прочесть по кличке, полученной в 5-6-ти летнем возрасте.

Но вернемся в историю. Как только народ нашел выход и стал раздавать направо и налево емкие характеристики, краткости которых позавидовали бы даже неразговорчивые спартанцы, власти, почуяв опасность, поспешили присваивать и пропагандировать собственные клички. Но делали это в основном postmortem и без огонька: дальше "мудрых", "великих" или "святых" для наиболее отпетых своих родственников или прислужившихся им палачей властно-церковной фантазии не хватило.

Вот, например, описание одного "великого": "Беснующийся, пьяный, сгнивший от сифилиса зверь четверть столетия губит людей, казнит, жжет, закапывает живьем в землю, заточает жену, распутничает, мужеложствует, пьянствует, сам, забавляясь, рубит головы, кощунствует, ездит с подобием креста из чубуков в виде детородных органов и подобием Евангелий – ящиков с водкой… коронует свою бл*дь и своего любовника, разоряет Россию и казнит сына…" (Л.Н. Толстой). Звали "великого" "Камень, сын Защитника из рода Римлян". Народ назвал ту же особь одним словом: "Скаженный", причем еще при жизни. Теперь скажи мне, Вова, кто был прав?

А теперь деградация традиции навевает грусть. Наши дети перешли на макдональдизационную схему присвоения кличек. Они попросту сокращают имя или фамилию, в лучшем случае закрепляют физическое отличие. Вот, хороший пример: Ходор. Ну что в этом "Ходоре" личного? Вытянешь из этого "Ходора" хоть что-нибудь, за что можно зацепиться? Составить план, предсказать его поступки, намерения? Чем кончит этот самый ваш Ходор?

Вот почему я всегда с теплотой вспоминаю тебя, Володя. Тебя прозвали "Молью". Широту и глубину фантазии твоих друзей по подворотне, дар предвидения, осенивший их в тот момент, сегодня можно выставлять эталоном, классикой дворового фольклора. Воистину: "одной чертой обрисован ты с ног до головы!" (Н.В. Гоголь).

Родители назвали тебя "Владимиром" – именем, по известной и овладевшей массами ошибке, трактуемым как "владеющий миром". Но и это не совсем верно. Это поверхностное трактование, основанное на звучании в русском языке. Имя же, как подавляющее большинство, не русское, оно имеет индоевропейские и готские корни, и обозначает "знаменитый властью". Согласись, Вова, "владеть миром" и "быть знаменитым властью" – две большие разницы. Разве "владеющий миром" станет взрывать дома? Воровать, путаться с мафией, засылать террористов соседям близким и дальним? Развязывать войны? Мстить, лгать, подличать? Согласись, Вова: это все более инструменты из арсенала владеющего властью и стремящегося власть эту удержать. Владеющий миром Молью, Вова, быть не может.

Нет, Вова, ты – Моль... не Окурок, нет. Окурок – это пошло, это как раз казарменный уровень офицеров КГБ, это желание унизить и оскорбить, это, если хочешь, оценка твоих интеллектуальных и профессиональных способностей, стремление запятнать, а не запечатлеть характер. Причем запечатлеть на всю жизнь, выразить эту жизнь одним словом. Слово это нашли твои друзья в своих, тогда еще чистых детских душах.

Знаешь, Вова, Окурок – это настолько глупо, что я могла бы предположить, что кличку эту придумал ты сам, чтобы избавиться от кричащей серости Моли. Молью забивался ты в углы грязной коммуналки, чтоб тебя не зашибли пьяные соседи; молью прикидывался в дворовых играх, потому что рос маленьким, дохленьким, бедненьким и бледненьким – у мамы уборщицы и папы сторожа не было денег на такую роскошь, как двое детей. Игрушки тебе приходилось выклянчивать, вымаливать сладости и кусочки фруктов, которые другие дети выносили во двор, подлизываться к более сильным и предавать их, как только появлялся рядом кто-то превосходящий их по влиянию. Цена в подворотне за все одна: унижение. Для того, чтобы заработать хоть какой-нибудь авторитет во дворе и школе, подался ты на дзюдо. Но и здесь, в силу насекомо-придавленного состояния души, мог ты быть лишь "мешочком", на котором остальные отрабатывали приемы. Именно в силу мольной твоей натуры начал ты "постукивать" на друзей и товарищей по университету.

В открытом противостоянии моль не имеет шансов – она может лишь жрать чужое добро. Тихо, тайно, в темноте, в застоявшемся воздухе старого шкафа.

Прости, Вова, но это не личное. Это наше, это всех касается. "Молью" в личной жизни можно быть, как можно быть "Червем", "Гнидой" или "Дезиком". Но на психологии моли нельзя строить страну. Даже такую, как Россия. Не потому нельзя, что стране этой чужд лик "моли", и не потому, что среди 140 млн. населяющих ее, есть люди иных наклонностей и устремлений, а просто потому, что жрать такой стране-моли нечего. Рано или поздно, но забирается она в шкафы соседей. Грузинскую папаху тебе, Вовчик, простили. За украинский кужух приходится уже огрызаться. Счет за сирийскую дубленку – впереди.

А жратвы все меньше и меньше, Вова, как импорто не замещай жиры натуральные отечественными техническими. Еще немного, Моль Мольевич, и нафталина не понадобится: изголодавшемуся "богоносцу" патриотизм покажется малокалорийной заменой овсу. И тогда будут востребованы идеи, а какие идеи у Моли? И хлопнет некто ладошками, и нет Моли-Вована. Весь вопрос лишь в том, придет на твое место версия 2.0 "скаженного", "палкина", "картавого", "кровавого" или чего-нибудь еще более кошмарного.

2

Лживая доля
Ирина Бирна: Когда?

"Уменье лгать не всем дано,
Уменье лгать — искусство.
Тот не умен, кто лжет давно
Без мысли и без чувства!"

Мирза Шафи Ва-Бирнах (пер. с азерб.)

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201512/568111D79EE5D.jpg

Дорогой мой Володя,

Я опять-таки за детство и юность наши. Ностальгия, брат Вова, — сопротивление естественным процессам старения…

Так вот, Вовчик, помнишь наш знаменитый вопрос: "Когда?" Сегодня этот вопрос утерян, как и фантазия, за которую было первое мое письмо. Может, у вас, в Питере, "Когда?" не спрашивали? Может, ты не знаешь, за что я? Так я коротко поясню.

Представь себе сцену: пацаны и пацанки собрались в кружок, и кто-то рассказывает что-то; описывает красочно и взахлеб, увлекается, одним словом. Ну и врет, разумеется. И вот, в момент высшего накала, когда рассказчик начинает несколько даже подпрыгивать, суча ножками, излишне жестикулировать и вибрировать голосом, не в силах совладать с эмоциями, кто-нибудь из слушателей, спрашивает: "Когда?" Тут, Вова, для эффекта полного и уничижительного, важно в тон попасть, по Станиславскому. То есть для совершенства воздействия следует спрашивать заинтересованно, тоном слушателя, упустившего важную деталь, и искренне переживающего за потерю. А момент для вопроса — выбрать самый неподходящий, такой, когда никаких временных упоминаний давно уже не было. Другими словами: рассказ льется, рассказчик притопывает и приседает, все развесили уши, и ты тут: "Когда?" Рассказчик, обрубленный в экстазе, хлопает глазами и досадно реагирует на недотепу: "Что "когда?", идиот?!" А ты спокойно так: "Когда врать перестанешь?"

С тех самых пор, Вовчик, как ты в телевизоре, возможно, с того самого дня, когда ты, вырядившись адмиралом, вынужден был врать что-то вдовам и сиротам "Курска", овдовевшим исключительно по твоей государственной воле и ради демонстрации "мощи" державы, с тех самых пор жалею, что я не журналистка, что не могу добиться у моего работодателя командировки на очередную твою пресс-конференцию и спросить: "Когда?" — далее по тексту. И насладиться реакцией твоей и Пескова, тишиной мгновенно опрокинутого зала, доброй профессиональной завистью коллег, понявших, выраженной — секунду спустя — взрывом аплодисментов, и возмущенного мычания иных, прикормленных тобой. Будь потом что будет — за это можно все отдать!

Я, Вова, наивно и самонадеянно считаю, что нет на свете человека, который понимал бы тебя лучше меня. Ей-богу, веришь ли: ты еще и рта не раскрыл, я уже все понимаю. Поэтому и рискую надоедать моими письмами.

Сегодня — за ложь.

Ложь, Вова, бывает разная.

Она бывает откровенная, скрытая, по необходимости, ради успокоения, ради самой жертвы, во спасение (врущего ли, или оболганного — всегда остается за скобками объяснения); описаны разновидности религиозной, дипломатической, политической лжи; известны феномены художественной, научной, невинной, наивной, эмоциональной, бытовой, злокозненной, искренней; существует деление по гендерному признаку на женскую и мужскую; по возрастному — не детскую, пубертатную, родительскую и склеротическую; по географической составляющей различают западную (самый распространенный вид лжи вообще), восточную и "заблуждение наших партнеров"… Все виды этого способа распространения информации легитимны, оправданы тем или иным стечением обстоятельств, целями, намерениями и мотивацией. Но есть один вид лжи, который я вынесла бы совершенно отдельно, возможно даже предложила бы ввести в классификацию новый, еще не затертый эпитет (пока сама еще не придумала — предлагаю конкурс на лучшее название). Я, Вова, за то, чтобы когда лгать вынужден некто о вещах общеизвестных, банальных и понятных, когда все, ну буквально все его слушатели знают, что он лжет, и не просто лжет, но и "опровергает" факты избитые, как календарь. И все знают, что лгать он вынужден исключительно из соблюдения приличий, следуя каким-то идиотским, навязанным кем-то и когда-то правилам "порядочности", "чести" и "совести", повинуясь окружающей его банальности.

Давай рассмотрим несколько примеров.

Надо было дома взрывать или не надо? (Знаю, Вовчик, знаю: не доказано… сахар то был, сахар. Я ведь единственно для примера.) Да тут и разговора нет: надо было! Точка. Все. Конец дискуссии. Иначе этот алкаш не то что Чечню, он за остававшиеся ему полгода всю Россию бы просрал (прости, господи, душу грешную)! А после него вообще неизвестно кто бы на царство сел и что бы с державой сделал! Вот они — масштабы! То есть, Вова, все знают: этими 300-ми душами ты Россию спас. Да что Россию! — ты "мир русский" спас! А сказать открыто ты об этом не смеешь. Вот ведь ловушка для энергичного, образованного, интеллигентного правителя, вот ведь страдание. Поэтому и приходиться смотреть мутными глазами на всю эту зажравшуюся западную публику и жевать, и пережевывать одно и то же, одно и то же: "Сахар… учения… горячие патриоты КГБ… а доказательства у вас есть?.."

За "Курск" писано-переписано, но так уж и быть, в последний раз, надеюсь. Надо было моряков спасать или не надо было? Два дня они костяшками по кованной крышке гроба до тебя достучаться надеялись. Но ведь и дураку ясно: ни в коем случае нельзя было принять помощь "партнеров". Была запланирована национальная гимнастика генетически коленопреклоненного народа, и помощь тех, кто народ этот все годы на коленях держал, кормил, поил, одевал и инфраструктурировал, вряд ли стала бы доказательством решимости. Помолчим уже о "величии" державы, у которой деньги на подводные лодки есть, а на спасение своих сыновей — нет. Герои обходились России во все эпохи дешевле средств безопасности или обучения "полководцев" азам стратегии. То есть это чистая экономика, а они — со своим гуманизмом! Короче, "она утонула".

И так далее, по всем пунктам списка, включая офшоры.

Ты чувствуешь, Вова, правда: я тебя очень понимаю. Поэтому, надеюсь, простишь малую критику. Не критику даже, а так, ретушь.

Врать, Вова, в любом случае следует вдохновенно.

Всегда.

Даже если ты откровенно презираешь слушателей.

У тебя есть великие мастера этого дела, но проблема в том, что тебе у них учиться негоже. Они артистично эмоциональны и вдохновенны, что да, то да. И лгут запоем. Но они лишь клоуны, информацией не владеющие, на ситуацию не влияющие, веса не имеющие. Ты, Вова, с Лаврова пример бери. Он, Вова, лжет вдохновенно, профессионально и убежденно. Он врет так, будто уважает тех, кому врет, будто верит в то, что они верят, что он сам верит в то, что говорит. При его работе иначе нельзя. Ну, хоть бы "Боинг" взять. По Лаврову, результатов расследования, "несмотря на год обещаний", нет, а есть, наоборот, "какие-то фальшивки"; у него, у Лаврова, сложилось такое впечатление, что "во всем мире лишь Россия заинтересована в расследовании и наказании виновных"; он… ну, и т.д. — любое его высказывание по любой теме — мастер-класс лжи.

А ты, Вовчик, уж прости меня грешную, врешь как-то скучно, тоскливо и потому неубедительно. Понимаю, дела у тебя, тебе вверх посмотреть некогда: страна с колен встает, а ты вынужден снова и снова эту гуманистическую волынку тянуть… И все-таки, нельзя так вот, спустя рукава.

Ну вот что ты молол на днях в Питере? "Ролдугин зарабатывает много, но 2 миллиарда долларов — конечно, чушь…" Что чушь, Володя?! $2 млрд или сообщение? Так ведь это для тебя $2 млрд — чушь, а для "гениального музыканта", даже если он твой кум, это совсем даже не чушь! И если уж ты после месячной проверки "панамской папки" всеми твоими шестерками не нашел ни одного развенчивающего аргумента, кроме как обозвать ее "чушью", то, прости, Володя, лучше бы ты помолчал, ей-богу. Ведь молчание тоже не последняя возможность солгать.

Ну и дальше тоже хорош, нечего сказать: "Ролдугин — гениальный музыкант… он покупает инструменты и привозит их в Россию… распределяет по музыкальным школам…" Во-первых, Володя, гениальность музыканта, утвержденная майором КГБ, вызывает, как бы это так выразиться, недоумение, что ли; во-вторых, кому и когда мешали ворованные суммы заниматься филантропией? В-третьих, как же это так получается, что на семнадцатом году вставания с колен "великая" Россия все еще нуждается в благотворительности ворюг? В-четвертых, а не твоими ли деньгами, которым дал свое честное музыкальное имя Сергей Павлович, объясняется его в высшей степени нетипичная для новой русской элиты благотворительность?

Видишь, Вова, сколько неприятных вопросов может вызвать непродуманная, рутинная ложь. Ты лжец авторитетный, в законе, без вопросов, но все-таки нельзя же так…

В твоем случае, как и в случае с лаврозавравшимся твоим министром, примеры можно мультиплицировать до бесконечности — пусть поправят меня скептики, но я таки да не упомню ни одного случая, когда бы ты не соврал. Начиная с того далекого дня, когда ты обещал "террористов" в туалете мочить, т.е., как любит выражаться Димон, "типа" ты тогда не знал, как далеко от туалета находится Колюня Патрушев.

Ну и post, типа (грешна — люблю этот димонов русский язык!), scriptum.

Была и еще одна у нас подначка, Вова. В самый момент эйфории кто-нибудь возвращал завравшегося приятеля на грешную нашу землю вопросом: "Ты что, сон рассказываешь?" Почему, Володя, меня не покидает ощущение, что ты и вся армия твоих геббельсов, геббельсят и геббельсончиков, рассказывает нам твои собственные сны?

3

О падении нравов. Из писем к Вове. Письмо третье
Ирина Бирна: За державу обидно...

"O tempora, o mores!"[1]
Цицерон, "Первая речь против Катилины"

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201512/5684DD7DE7F31.jpg

Дорогой мой Володя,

Случилось страшное. Германия, похоже, взялась за дело серьезно. Вчера, 14.04.16 немецкие главные телеканалы не оставили камня на камне от твоего четырехчасового перформанса, достойного "Золотого Клоуна" Монте Карло. "Весь вечер на арене!"... "Театр одного актера!"... Ты, Вова, старался, распинался, обещал и руководил, потел, одним словом, а они – смеяться?! Раньше, даже еще полгода назад, такое было просто невообразимо, комментарии подобные тем, вчерашним, казались сюрреализмом, а сегодня... Вот как изменились времена! И куда только подевались все те "понимающие" и "озабоченные" выжившие из ума или состоящие на нашей, Вова, ставке, бывшие политики, "независимые" корреспонденты, артисты, деятели культуры, биофермеры и фермеры обычные, представители крупного бизнеса наконец?.. Где все эти детали германского медиаландшафта, такие знакомые, родные, почти такие же "национальные", как знаменитый "Schwarzwald" или "Rheinebene"[2]? Где оно все?!

Ты, Вова, может еще не понял, тебе, может, не растолковали еще, а я повторяю: Вова, ведь страшное случилось! Они ведь не то чтобы не верят, они даже не смеются над тобой, они – Вова! – они иронизируют, ерничают. Ты, Вова, для них уже и сатиры недостоин. Турецкий Эрдоган достоин. А русский Вова – нет. Ведь опустили, Вова, ох как элегантно опустили! Эрдоган вон адвокатов в Майнце нанял, они – заявление в прокуратуру: "Оскорбление чести и достоинства..." А тебя прилюдно по ушам и носу щелкают, а ты ничего сделать не можешь – как тогда, в подворотне. Да и что сделаешь, когда клоунада вокруг такая, что тебя, возможно, только собака твоя серьезно еще и воспринимает. Ей-богу, гаже тезки думского!

Ну, ты вот в Германии работал, ты соврать не дашь: как немцу такое понять – дорог нет (то, что их никогда на Руси не было, немцы не то чтобы не знают, они охватить не могут), а ты – "Повышение цен на бензин... и деньги – целенаправленно на ремонт дорог". Ты-то сам веришь? У тебя один балалаечник туда-сюда $2 млрд. тягает, чтобы деньги на пианины заработать, а ты – "повышение цен..." Так ведь и те сопрешь, Вовчик! Или вот это: работникам фабрики уже полгода зарплату не платят, ждут прямого с тобой эфира, чтоб в телевизор попасть. А ты – большие глаза: не знал... Так ты, Вова, газеты читай, не иностранные, нет, родные, из которых уши не торчат, – не будешь большие глаза делать: зарплаты ведь только в Москве и Питере регулярно платят. Но смешно не это (это горько), смешно, когда еще до окончания эфира докладывает прокуратура о том, что следствие уже началось! Европейцу понять это невозможно – у него законы есть, а для раба русского это – праздник сердца: вот ведь, царь, наш, батюшка – одно слово и – "<…> в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... <…> тридцать пять тысяч одних курьеров! <…> О! я шутить не люблю. Я им всем задал острастку. <…> Я такой!" Так ведь знаем мы это всё, Вова, как знаем, чем "расследование" чайкиных прокуроров закончится! Может, даже, фабрика та чайкиному сыну принадлежит, невестке чайкиной или внуку – в России ведь все тебе принадлежат...

За "американских хозяев "Süddeutsche Zeitung" я и упоминать не буду, веришь ли – всю ночь от стыда глаз не сомкнула! Оно мне надо, этот гембель, на старости лет?!

Они не только лично, Вова, они вообще, они и "Рашку тудейную" показали, и интервью какого-то доброго человека со "Спутника". И так, знаешь, смонтировали, что даже мне показалось – врут! Я, Вова, ты меня знаешь, против обобщений. Нельзя же в самом деле утверждать, что "Рашка" всегда врет и что там одни лжецы работают. Во-первых всегда врать не может ни один человек – он же спит иногда, стало быть, не врет. Храпит, но не врет. А во-вторых, там же и другие люди работают, уборщицы, например. Зачем же всех без разбору? Им ведь тоже обидно

И на фоне этого – ни одного! – ни одного сколько-нибудь положительного или "нейтрального", в смысле просто сообщения, репортажа. В каждом намеки, шутки какие-то – одним словом – полная потеря контроля. За что деньги платили?! Где она – вся эта публика? Почему "мужской друг" Герд молчит? Где Платцек?.. Нету, воды в рот набрали... Умер добрый старый Эгон и положиться уже не на кого!

А потому молчат, что сказать что-то после "Лизы" – себе дороже. И виноват ты сам: поспешил... опять, как и с Майданом (я писала), поспешил, поддался наш "разведчик" эмоциям. Думаю лучшего доказательства того, что ты никогда в разведке не служил, и искать не надо: вот оно, перед глазами – не стал бы разведчик так реагировать на изменение политической или стратегической ситуации. Ведь кто мешал пойти тогда на "компромисс" с Майданом, удержать "проффесора" Януковича в президентах и продолжать гибридную войну против Украины? Потихоньку отжал бы и Крым, и Донбасс, и всю остальную территорию. И "шредерно-оплатцекованный" Запад даже не пикнул бы, наоборот – нахваливал, как делал все годы до Крыма. Нет, так поступить мог лишь стукач из "пятерки", и не просто "стукач", а "стукач" с подворотным менталитетом; "стукач", "бьющий первым". В политике, Вовчик, часто выигрывает тот, кто бьет вторым (см. напр. Сталин и начало Второй мировой). Лозунг политика должен быть: "Он же первый сдачи дал!" Вот и нужно было ждать, пока (и если!) Украина "сдачи" даст. Но умишком не вышел и пропала вся подготовка.

Беда наша, Вова, в том, что ты на ошибках не учишься: ну вот можно было "Лизу" запускать так необдуманно? Ведь и туда, во все эти "союзы", "партии" и "объединения" денег убабахано немерено! Ведь все ("что нажито честным трудом") пропало!.. Неужели ты думал купленными слезами купленных "мамаш", голосящих о том, что их 14-ти летние доченьки после "Лизы" не спят ночами, кого-то расшатать? Неужели ты думал, что среди 4 млн. русских немцев найдется достаточное количество идиотов для того, чтобы вытворить что-нибудь основопорясающее? И тетя Энджи бросит все и уйдет в отставку? Нет, настолько глупым не можешь быть даже ты. А вот поручать такие дела следовало бы людям хоть немного понятие имеющим.

"Лиза", как быстро установили компетентные немецкие органы, оказалась родной сестрой "распятого" в Славянске безымянного мальчика, и оба – детьми "сгоревшей живьем беременной женщины" в одесском Доме союзов. Только вот с "Лизой" незадача вышла: "Лиза", в отличии от родственников, оказалась физической персоной, т.е. субъектом, которому можно было задать вопросы. И их задали. И сел ты, Вова, вместе со всеми бездарными организаторами, включая Вруна Лаврового, в широченную лужу.

Вот он результат твоего нетерпения, тактики игры в "Чапаева", против шахмат реальной политики Запада. Западу удалось удержать фигуры на доске, а девственный главою майорчик в очередной раз поспешил. Фасон не выдержал. Тут следовало еще какое-то еще время делать вид, будто ты в шахматы играешь, более того – хорошо играешь... "Вова опять всех переиграл" – с различными знаками препинания после слова "переиграл" кричал медия-простор еще совсем недавно... А сейчас? Простой какой-то комментатор позволяет себе улыбаться произнося имя самого!.. И никто не возражает! Прямо страшно подумать, что у нас, Вова, не осталось друзей. Наоборот – эфир заполнили те, кто тебе, похоже, цену знает.

За державу обидно...

[1]  "О времена, о нравы!" (лат)

[2]  "Черный лес" и "Райнская долина" (нем)

4

Народ на веревочке
Ирина Бирна: Из писем к Вове. Письмо четвертое

"Ах, до чего ж порой обидно,
Что хозяина не видно, –
Вверх и в темноту уходит нить".

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201511/56478B3B35446.jpg

Дорогой мой Володя,

Я всё пытаюсь представить тебя за работой. Я имею в виду не официальные фотографии или кинохронику твоего кабинета, и не теренажерный зал с американскими устройствами для подкачки грудных мышц, а вот сам процесс, и ты – в процессе и интерьере, когда без камер и приглашенных корреспондентов.

Мне представляется это так. Ты сидишь в удобном кресле, перед тобой стол, над столом, из отверстий в потолке, свешиваются эдакие веревочки. Каждая оканчивается кисточкой с узелком, ну, чтоб дергать сподручнее было. И на каждой – этикетка такая, бирочка, с одним только словом: "Сирия", "Украина", "Донбасс", "Германия"... – много веревочек. И вот сидишь ты, бумаги листаешь. Думаешь головой. Потом поднимешь рассеяно голову, потянешься к веревочкам, выберешь нужную, подумаешь, может, еще мгновение, и дернешь за нее. И тут же на Донбассе стрельба пошла, опять нарушение "перемирия", опять "пиндосы" за "Минск-2" заговорили. А ты улыбнешься, подтянешься, сладко хрустнув позвонками, и дерг! – в Молдавии парламент заблокировали; потянул за "Карабах" – бац, опять можно оружием торгануть и "обеим конфликтующим сторонам" напомнить, что ключ к "мирному урегулированию конфликта" у тебя лежит, под веревочкой.

То есть много у тебя таких веревочек. И только одной нет. Знаешь какой? Нет у тебя веревочки с надписью "Народ российский". "Одесситы", например, есть: дернешь ты за "одесситов" – и где-то в Приморском районе машину расстреляют, или гранату подбросят в офис волонтеров, или листовки с двуглавыми курицами расклеят. И тут же завопит твой бывший любимый партнер, а ныне губернатор: "Попытка государственного переворота!.." Да... красота! Жизнь, одним словом.

Есть и другие "народы" на веревочках, а вот "народа", в смысле российского – нет.

За ненадобностью.

Потому что на этой веревочке можно сэкономить: "народ безмолвствует".

Эти два слова придумал поэт А.С. Пушкин. Ну, придумал и придумал – большое, подумаешь, дело: на то он и писатель, чтоб слова разные сочинять. Но с этими словами казус приключился. Какому-то скорбному главою критику показалось на старости лет или с глодухи, будто в словах этих некий вызов царизму сокрыт, некая, чуть ли не революция. Страшно ему стало от безмолвия народного. Кроме этого своего страха, никаких иных более или менее ощутимых или логически объяснимых выкладок он нам не оставил. Но идейка, что говорится, пришлась: с тех пор все, кому не лень, принялись тянуть эту бессловесную, по сути, весьма инертную и аморфную, массу, на свою сторону. То "народники", то "западники", то "демократы", то черносотенцы, то православные фашисты, а то и вовсе какие-то темные личности, без всякой вообще платформы – все прищурившись и с некоторым трагическим присвистом переводили безмолвие народа как поддержку их собственных претензий на власть.

Повторяю, логики в том, чтобы этим двум словам придать какое-то значение, нет никакой. Как это часто бывает, под носом критика лежали тысячи вариантов объяснений, но он не был бы критиком, если бы сообщил нам нечто банальное, то, что мы и без него выведем из нашего повседневного опыта. Ну, скажем, молчал тот народ, потому что сказать ему нечего; или по причине повальной безграмотности и ограниченного описанием гениталий и их взаимодействия, словарного запаса; или потому, что находился в своем естественном состоянии между перепоем и похмельем, – да мало ли у народа причин молчать! С другой стороны, и поэт А. С. Пушкин никаких поводов не давал так плохо о себе думать. "Народным" стал он на закате карьеры после того, как призвал превратить Польшу в груду костей именно за то, что поляки не безмолвствовали, а, наоборот, во всю глотку в очередной раз заявили о своем нежелании быть рабами. То есть, был наш "народный" поэт обыкновенным имперцем-патриотом, всей душой обожал Николашку Палкина, и приплясывал в экстазе, когда до камер-юнкера "добунтарил". С чего бы ему вкладывать какой-то вообще смысл в эти слова? Тем более – угрожающий.

Но дело не в поэте, Вова, а в народе. Он безмолвствует уже более 800 лет, с тех самых пор, когда князь новгородский Александр призвал татар в помощь именно для того, чтобы заставить народ замолчать. И Александр со татары постарались на славу: молчит наш народ до сих пор. Из поколения в поколение его регулярно сокращали, его именем и руками совершали все мерзости разные исторические отпетости от Рюриковичей до последнего из Романовых, а уж тех, кто "молодого человека" с трона сбросил и его место занял, так и поминать в приличном обществе как-то неудобно.

А вот тут, Вовчик, я тебе притчу расскажу.

Знаешь, Вова, как бьют скот на мясокомбинатах? Очень разно. Дело все в том, что убойных животных не убивают. Их обездвиживают. Коров, скажем, пневматическим молотком, свиней – углекислым газом, курей – электричеством... и только овец не обездвиживают. Вообще. Овцы – единственные, кто идет под нож спокойно и молча, с чувством глубокого патриотизма в овечьей душе, выраженного преданностью лично вожаку. Происходит это, Вова, не потому, что овцы жить не хотят, не потому, что страху не имут, и не потому, что им все равно, а потому, что привыкли идти за козлом. На всех мясокомбинатах держат такого козла-провокатора – это его официальное имя и должность. Его запускают в загон к свежеприбывшим овцам и те, как одна, сразу же признают его авторитет и следуют за ним. Перед самым ножом козла отводят в сторону, а приведенных им овец подвешивают за ноги и... они безмолвствуют. Они до конца верят в то, что такой хороший, порядочный козел не втянет их в какую-то аферу.

Как в жизни, правда? Народ безмолвствует и идет туда, куда разные вожаки-провокаторы его зовут. И вожаков этих у тебя масса, так много, что давка на местах, как в троллейбусе: кобзоны, михалковы, жириновские, целая дума народных зазывал и переводчиков народного молчания. И все они уверены, что молчащий народ именно мечтает погибнуть на Донбассе, в Грузии, в Сирии, хочет жить в нищете, бегать "до ветру" и питаться техническими маслами.

А есть и иные толкователи молчания народного: "Это ваше молчание, – уверяют они народ, – "отлив перед цунами"". И примером тут же в нос: другой народ тоже терпел погромы, терпел гонения, а потом вот взял да и... И такая радость от этого сравнения, такой, знаешь, Вова, оптимизм! У тебя тоже, правда? "Жаль только – жить в эту пору прекрасную уж не придется – ни мне, ни тебе", – говаривал в таких случаях некрасовский папаша. Проблема ведь в том, что безмолвие народное началось не 1917-м, как все эти толкователи стараются нас убедить, оно – вечное, оно – спинномозговое. И за всю историю народ этот ни разу не "взял да и..." Так откуда надежда? Это первое.

Второе. Любые сравнения с иными народами, их историей, их борьбой за свободу и будущее детей, в нашем случае неправомочны. По очень простой причине: россиян с народами сравнивать нельзя. Нет такого народа. Не получилось. Старались сделать, спаять и выковать, – что да, то – да: и убивали их, и жгли, и травили газами, выселяли в Сибирь, лишали памяти, ассимилировали... но остались татары, чеченцы, калмыки, осетины и сотни других, зацепившихся за клочок земли, который они называют Родиной, на который, как кошки, возвращаются снова и снова. Им – покоренным, но не забывшим – противостоят москали, искренне, всей широтой российской души ненавидящие их. Москали – это не русские и уж конечно не "украинцы, перешедшие на службу Кремлю" (это один тебе "оппозиционер" в очередной раз брякнул что-то несуразное), нет, москали – это вертикаль власти. Это коллаборационисты, – те, приподнятые из рабов сыны разных народов, кто держит на своих плечах империю, они – фундамент имперского храма, на котором стоят его несущие колонны: массовый террор, слежка, предательство, нетерпимость, ненависть, русское "православие", ксенофобия, коррупция, беззаконие. У москалей нет нации, как нет и лица, – у них вообще ничего нет, кроме животного, въевшегося в кожу и кости, страха; они принадлежат лично тому, кто их из грязи вытащил и кто в любую секунду их в грязь вернет – он единственный – цель и смысл их жизни. На том стоит Россия испокон веков. Никакие штыки, никакая охранка не удержали бы Рюриковичей, Романовых, коммунистов или вот – уголовников – у власти, не будь москалей.

Это москали, Вова, боятся соседей, обретших голос и не позволивших власти совершать подлости их именем. Это москали верят в "укрофашистов", в "американские деньги", в "заговоры против России" и прочую мракобесию, которой кормит их твой Риббентропий Гёббельсович Лавровый и кобзонящие шавки низших уровней.

Молчание же порабощенных народов, их вошедшее в поговорки терпение, объяснить можно глубоким безразличием к тому, что творит Москва; страхом, вбитым ермаками, дежневыми, суворовыми и прочими паскевичами, веками топившими в крови малейшее проявление национального чувства; инстинктивным желанием выжить в надежде на то, что хоть дети их или внуки увидят, наконец, восход солнца над свободной Родиной, смогут открыто говорить на родном языке, поклоняться своим богам, петь свои песни.

Но не будем о грустном.

<...>
"А куклы так ему послушны,
И мы верим простодушно
В то, что кукла может говорить."

Андрей Макаревич, "Марионетки"

5

С ворами жить...
Ирина Бирна: Из писем к Володе. Письмо пятое

"<…> из Бразилии, где в лесах очень
много-много диких обезьян"

"Здравствуйте, я ваша тётя!"

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201605/573C95E55CFA1.jpg

Дорогой мой Володя!

Я с благодарностью к тебе. C благодарностью и сомнениями. Разреши.

Ты, может, уже слышал, что в Бразилии случилось. Я слушала и сперва не верила ушам: это та страна Бразилия, которая дала миру Пеле, Карнавал и... ну, в общем еще что-нибудь дала, я от волнения не вспомню так, вдруг, что именно. Словом, эта веселая и загорелая Бразилия объявила своему президенту импичмент (погугли, дорогой, это слово не наше). То есть тамошний парламент взял да и отправил в принудительный отпуск Дилму Руссефф — президента всех бразильцев! Ты, Володя, Дилму знаешь, ну вот скажи по совести: вор она или не вор? У нее ни счетов в Панаме, ни банка "Бразилия", ни дона Ролдугинасименто. Про нее даже кино нет! Ее правительство всего-то ничего — несколько приукрасило статистику своего правления. Ну, короче, по-бразильски выражаясь, попиарилась слегка. С кем не бывает… Если, скажем, об иной какой стране судить по какой-нибудь там, скажем для примера, костромской губернии или даже по московской больнице, а не по официальной статистике, то там уже не за импичмент говорить надо. Опоздали там с импичментом. Впрочем, возможно, по этой причине тамошнего президента тамошняя Дума и не импичментует: воруй, мол, но дестабилизировать не смей! Патриотом оставайся.

А бразильцы просто так — встали не с той ноги — и бац! — в отставку! Это еще не всё: пока бедняга полгода в отпуску внуков нянчить будет, ихняя прокуратура будет, наоборот, проверять ее на предмет коррумпированности! Тут, Вова, что ни слово, то фантастика для непривычного российского уха. Это как анекдот рассказывать можно. И я поначалу смеялась: вот это вот у них называется демократией?! Свободой?! Возможно ли в иной какой богоспасаемой стране такое дестабилизирующее, антипатриотическое безобразие? Только вообразить, что Дума… — нет, не могу, до сих пор смех душит. Ну, веришь ли, как Жирика увижу, так и хохота сдержать не могу!.. Ну, в общем, что Дума может президента в отставку… Не, ты Вова, представь себе тот кошмар, который страну охватит, если Дума, — нет, не импичмент выговорит, — а просто и без команды голос подаст! Сомнение себе крохотное позволит в верности курса и богоносности президента!.. Ну, значит, в стране два голоса будет. За кем народ пойдет? Против чьей позиции оппозицию демократам лепить? Куда такая, прости господи душу грешную! — типа свобода заведет державу?! Ведь так, того и гляди, и до правосудия докатиться можно! Я имею в виду, правосудие тоже голос собственный заимеет, независимым себя вообразит... а за ним пресса о свободе слова вспомнит… Тут такое начнется!.. Тут…

Не, Вова, подумала я, подумала, порассуждала своими бабьими мозгами, и решила написать тебе и поблагодарить от себя лично, от всего русского народа и от всего прогрессивного человечества за стабильность. За гордость. За надежду на завтрашний день. И еще за свободу, и вообще просто за то, что тебя есть! Спасибо деду за победу, а Володе — за свободу!

Потом тутошнее радио (DLF, эфир 14.05.2016) мне рассказало, что парламент Бразилии на 60% состоит из… ну, скажем так, коррупционеров in spe[1], т.е. таковых под следствием. Но и это еще не конец припева — переходный президент, Михель Темер — тоже под следствием! Парень давно уже в президенты хотел, так хотел, что не сильно заботился о чистоте финансирования своей предвыборной кампании (тут, Вова, не удержусь от вопроса: а не поучаствовали ли, ну, скажем, виолончельные панамские гонорары в той предвыборной кампании? Ну, типа как во Франции или тут у нас, в Германии…) Но в бразильской прокуратуре нашлись и порядочные люди, которые схватили неразборчивого кандидата за липкую руку и приравняли такой простой операцией все его президентские мечты к круглому нулю. Но в парламент он, шельма, успел, более того, пролез таки в вице- простоватой Дилмы и теперь бразильская демократия не может запретить ему стать переходным президентом. Пожалуйста: вот тебе бразды, вот конституция — работай, тащи страну из болота коррупции.

Ну, он, разумеется, речь сказал, как без речи! И знаешь, за что он говорил? Ты будешь таки смеяться: за доверие! За то, что необходимо срочно восстановить доверие к демократии, демократическим институтам, социальным институтам, к экономическому потенциалу Бразилии… Много слов разных говорил, взывал к патриотизму бразильского народа. Радио перевело "бразильского народа", но думаю, обращался он к "великому бразильскому народу" — так было бы вернее: всегда, когда народ собираются очередной раз обокрасть, его называют "великим". А в остальном он все правильно рассказал, обычный мафиозный сервиз: патриотизм, доверие, демократия… Песочил[2], одним словом. Ну, типа, рясный полковник Гундяев о человеколюбии, христианстве и братской любви.

И вот тут, Вова, мне стало муторно, т.е. не до смеха сделалось, страх обуял. Чему нас учит бразильский опыт? Если, опять-таки для примера, Дума какой-нибудь иной страны состоит не на 60% из воров, если их процент там досягает химически чистых 99,99999 долей, то может ли такая Дума служить гарантией безопасности президенту этой примерной страны? Другими словами, насколько уютно может себя чувствовать вор, окруженный ворами? Не наивно ли на одну Думу полагаться? Есть, конечно, еще национальная гвардия, производство полония, организованная (кем-то — кем, Вовчик?) преступность, ФСБ и многие другие средства и методы ведения гибридной войны против собственного народа. Но вопрос остается: можно ли положиться на тех, кто продан и куплен? Можно ли положиться на патриотические побасенки, лживую историю, продажные СМИ и алчную церковь? Ведь, Вова, кому как не тебе знать: предела лжи нет и быть не может. А следовательно, и предательству. И те же монстры насилия и пропаганды, что сегодня лгут, запугивают и терроризируют, защищая президента, завтра очень просто умоют свои "демократические" ручки и будут уже служить его последышу. И не надо думать, что это сложно. Опыт Бразилии как раз и говорит, что случиться подобное может везде и всегда.

Ну да ладно, Вовчик, не вешай носа! Одевайся теплее, не смотри, что май на дворе и солнце на небе — ветер нынче западный, холодный — самое время насморк подцепить.

Передавай привет старику Риббентропычу.

PS. А за Димоном все-таки присматривай.

[1] Букв. "в надежде" (лат.) Прочно вошло в разговорную немецкую речь для описания кого-то или чего-то ожидаемого, долженствующего случиться в скором времени.

[2] Песочить (по Бирне) — распространять ложь под видом официальной государственной информации (общ.). В частности, объяснять воровство шефа защитой государственных интересов, патриотическими заклинаниями и кознями врагов.

6

О двуличии
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо шестое

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201506/558D542AB805D.jpg

Дорогой мой Володя!

Знаешь, чего я больше всего в людях не выношу? Ханжества, Вова, елейного, сального лицемерия, когда... Ты понимаешь о чем я? Ханжество, это когда говорят одно, думают другое, а делают третье. Опять не понял? Ну, типа, прикинь, когда одни конкретные пацаны пытаются дешевым базаром развести других конкретных пацанов. Я, для примера, знавала одного преферансиста, так он, когда мизер ловил, поднимал левой рукой, скажем бубну, говорил: "Зайдем-ка мы в черву..." и выходил правой с пички. То есть, когда он со мной на одной руке, – это по понятиям, это даже в радость, а когда я на мизере – то это уже лицемерие. Понял теперь? Ну, вот видишь, я, в отличии от некоторых, всегда говорила, что ты парень умный, тебе только два-три раза объяснить надо, и ты сразу схватишь.

Я, конечно, не за то, я не стала бы тебя от политического "Чапаева" преферансом отвлекать. Дело, Володя, серьезное. Дело в партнерах российских, в их ханжестве. Они ведь на словах всё за "права человека", "гуманизм", "толерантность", "либерализм", "терпимость", "миролюбие", а на деле – взяли и обратно НАТО расширили!

Уж Россия протестовала-протестовала, угрожала-угрожала... Старик, вон, Риббентропыч, с лица сошел, объясняя наше братское миролюбие в Крыму, на Донбассе и в Сирии. То есть, ты понял: россияне им за миролюбие, и они россиянам – тем же. Но Россия же – честно, а они – ханжески (вот теперь ты догнал, что такое ханжество, так, Вовчик?) Россия им и так, и эдак, и по всякому: и ракеты для них расчехлила, и в Грузии их предупредила, и Крым среферендила (единственно для того, чтобы ткнуть их носами в их же пресловутый "Косоварский прецедент" и показать тем самым их лицемерие), и на Донбассе Россия тоже на "Градах" не экономит. Да что тут долго толковать: Россия Путина "хорошим Хитлером" назвала![1] То есть дала понять: прилагательное можно ведь и упустить, он россиянам и без прилагательного дорог, близок и мил, а вам решать, с "добрым" или с Хитлером дальше жить. Не поняли! И этому не вняли.

И это ведь не все, что Россия сотворила, чтобы им втолковать. Одних денег сколько угрохали на то, чтобы их элиты ошрёдеризировать! Это, если в ролдунах[2] считать, так, думаю, на целый симфонический оркестр наберется! Где они теперь, "друзья" России? Где все "понимающие" Путина? Эх, Вовка, плакали российские денежки! На деньги брать они скоры, а вот Черногорию защитить – нету их. Такие вот друзья.

Да, Вова, не уберегли мы Черногорию. А это ведь не кусок какой-то там скалы, это – самый что ни на есть кусок "русского мира". Ну, ты историю знаешь, не тебе рассказывать, сколько крови и костей русских там полегло! Это, если по крови пролитой и костям положенным, возможно самая русская за пределами России – после Германии и перед Афганистаном, – земля. А они ее – р-р-раз – и нету ваших! С русской Черногорией им теперь Адриатическое море целиком принадлежит. Теперь Адриатика чисто натовская лужа! Теперь наш путь в русские города Стамбул и Иерусалим (география от Жанны Тлеющей, кобзонящей эти и подобные гео-историко-шизофренические фантазии)[3] не совсем прямым выходит. Более того, получается, Крым-то напрасно оттяпали!.. Стратегически рассуждая. Твой бурят-полководец не допер еще, но ничего, и до него дойдет.

То есть, Вова, как ни крути, а эти полудохлые, хилые очкарики-демократы опустили Россию. Публично опустили. Всенародно. Типа не боятся они нас, а значит, и не уважают. Причем не просто, по-нашему, по понятиям, опустили, а опустили под их дешевые демократические базары. Тут же Штайнмайер и Эро предложили еще одну встречу с Москвой провести. Для того, чтобы еще что-то "объяснить", что-то "раскрыть", чтоб, говорят, "все отрыто было", чтоб, говорят, "никаких недомолвок и страхов". Типа мало им нашего позора, они еще какие-то "диалоги" предлагают! Ох, и хитры же они, с их демократическими подходцами! Волки пазорные!

Россия их, в обратку, конечно отпесочила, мол, "В целом дальнейшая экспансия НАТО, с нашей точки зрения, является скорее процессом со знаком "минус"[4], этот процесс ничего не дает с точки зрения европейской безопасности, наоборот, угрожает дальнейшим повышением градуса напряженности на континенте <…> Россия никогда не уходила от диалога с НАТО, но такое общение должно быть конструктивным и осуществляться на основе уважения взаимных интересов". Лучше не скажешь и если бы наши партнеры не лицемерили, не ханжествовали, не вмешивались не в свои дала, то мы бы давно уже все поделили, как тогда, с плохим Хитлером. А теперь, когда Черногорию отняли, когда продемонстрировали, что ни атомной бомбы, ни гибридной войны не боятся, как, скажи с ними разговаривать? О чем?

Как дальше жить, Володя?!

Эх, Вова, одевайся теплее. Опускание ведь только началось, ты так Песку и скажи: говорить ему еще долго придется, потому как партнеры российские в открытую говорят о планах "стабилизировать" внешние границы НАТО, и называют уже не стесняясь тех, кого "стабилизация" коснется: Грузия, Украина, Молдавия, Тунис и Иордания. Тут, Вова, и открывается вся их подлая двуличность, стандарты их двойные: ну кто им сказал, что именно эти страны, и только они чувствуют на себе угрозу "русского мира"?!

Ну, бывай, до другого раза.

Риббентропыча щади – у него сейчас работы невпроворот: десять языков во рту иметь, чтобы российскую правду миру врать – и то мало будет!

[1] Вниманию всех редакторов: буква немецкая "Н" передается звуком "Ха", поэтому тех парней звали Хитлер и Химмлер, в отличие от Гёринга и Гёббельса, которые через "ё", и были они, как и все мужчины Германии херрами, а не геррами (произносится "хэрр").

[2] "Ролдун" или "ролдугин" –Рлд – денежная единица (по Бирне) для оценки степени офшоризации политической элиты страны. 1Рлд = $2 000 000 000 (словами: два миллиарда долларов США). Ролдун удобен не только тем, что значительно сокращает количество нулей в конечной сумме, но и позволяет оценить площадь тени полей Панамы на голове того или иного политика, отбрасываемой на экономику руководимой им страны. Пользуясь ролдуном, можно предложить следующее определение путинизма: "Путинизм есть воровство плюс ролдугинизация элит".

[3] См. например, "Русские идут", - автор, Жанна Бичевская, удостоена почетной клички "Тлеющая" потому, что "гореть" женщине ее возраста уже крайне сложно, исходя из одних только анатомических изменений. Для горения в этом возрасте идеи нужны, идеи и мужество, а тлеть, распространяя миазмы "рускага мiра" очень еще можно – там идеи не требуются.

[4] Этот "минус" Пескова предельно красочен и нагляден: именно – отнял НАТО еще одну страну от гнили "русского мира" и приплюсовал к свободе, равенству и процветанию. Сумма демократии в Европе увеличилась.

7

Лондон – Кембридж
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо седьмое

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201503/5512702B60A69.jpg

Здравствуй, дорогой мой Вова!

Я теперь в Лондоне. Люблю я, грешница, этот город, так люблю, что при любой, самой мало-мальски ничтожной возможности, бросаю все и еду сюда. Дорого, да, но красота-то какая! Красота, впечатления и воздух какой-то особенный – Темза что-ли?

И, так как я уже неоднократно здесь бывала и все их Парламенты, дворцы и смену караула видела, решила я вчера съездить в Кембридж. Да, Вова, вчера была я в ихнем Кембридже. Жаль, не дал бог таланта описывать словами увиденное, а жесты письмом не передать. Такая, Вова, красота! Ну, такая... ну... – говорю же: нету таланта, черт его побери, совсем!

Только представь: городишко так себе – по-российским понятиям, в смысле размера. Вроде станции Раздельная – тоже в часе езды от Лондона, как Раздельная от Одессы. Расстояние, правда, раза в три больше, это время езды – то же. Ездят у них тут поезда, что скажешь, быстрее, да и железка совсем другого качества: по ней быстро ездить можно. И, опять таки – университет... Университет! В Раздельной, Вова, университета еще нет, а тут – есть, причем основан приблизительно тогда, когда князьки московские с татарскими "братьями" вовсю Русь Киевскую на куски рвали и из кусков этих империю латали (она поэтому "лоскутной" и называется, Вова). То есть, понимаешь мою мысль: они – Университет, а Москва – войну. Вот он, Вова, выбор исторический. У них – наука, культура, искусства – Ньютоны со с Шекспирами, а у нас "великими" пришлось обзывать тех, кто с грамотой на "вы" был, кто три числа знал: "один", "много" и "тьма" – такая вот математика была... Может оттуда и пошло все, как думаешь? Оно ведь легче, на других, на тех, кто умнее, – с кулаками, чем самому грамоту одолеть, я уже не говорю о законах гравитации, теории относительности или о каких-нибудь там происхождениях видов. Ну, да не тебе говорить: ты-то это все на собственной шкуре испытал, ты знаешь, как гранит науки дается. Да и вообще, говорил же Мао: "Читая книжки, императором не станешь!"

Но я, Вова, не за больное – ну нет в России науки и бог с ней! Зато земли сколько! Это тебе не Великобритания! Тоже мне – "великая", а земли – с носовой платок! Нет, Вова, я за другое.

Здесь, в Кембридже, колледж на колледже: 32 колледжа лепятся друг к дружке так тесно, что порой не знаешь, где один начинается, а где оканчивается другой. И архитектура похожая – чистые близнецы-братья. Консерватизм один, а не архитектура! И вот ходят толпами туристы от колледжа к колледжу и тыкаются носами самых разных форм и размеров – от приплюснуто-китайских, до тонко, римски, вытянутых, в таблички: "Privat. No entry" и в белые груди вахтеров. А головы над этими грудьми повторяют каждому: "I’m sorry, sir. Today‘s closed, sir. No, sir, today no visit possible, sir, I’m afraid, sir. Thank you, sir". И так, Вова, целый день, и так – ежеминутно. И благодарят, и благодарят, как заведенные, а за что благодарят, человеку русскому не понять: "Thank you, sir… Thanks a lot, sir… Thanks a million, sir…" и улыбку с лица не снимают: целый божий день улыбаются. Ты, Вова, не поверишь, я специально наблюдала: ни разу, ни р-а-з-у! – ни один из вахтеров не заорал: "Идиот узкопленочный! Английского, что ли не понимаешь?!! Я же только что этой дуре сказал английским языком: нельзя! Ну куда ты прешься со свой камерой? Тут же никаких нервов не хватит! Вас много, а я один (там, Вова, одни мужики на воротах, тоже, видимо, от консерватизма). Понаехало вас тут, не продохнуть!" Я, Вова, поверишь ли, целый день по Кембриджу ходила, ступни до колен стерла – там, Вова, брусчатка средневековая еще, та еще! – на ней на каблуках не очень – счастья мало, так ты, если тебя обратно выпустят, и ты в Кембридж засобираешься, ты на низком ходу туфли прихвати – черт с ним, с ростом-то, ноги дороже! – да, так я целый день так ходила, все 32 колледжа обошла и ни слова мата от вахтеров не услышала! Да что там мата! – грубого, Вова, слова, не услышала, т.е. – громкого, сказанного повышенным тоном, так, что иному впечатлительному иностранцу может грубым показаться.

Но это, Вова, только половина правды. Вторая ее половина в том заключается, что и туристы реагируют точно также, как и вахтеры. То есть никто не спрашивает второй раз, никто не подсылает жену в надежде, что она своими прелестями выговорит исключение и растаявший вахтер проведет их за табличку на зависть всем стоящим: так-то, лохи, жить надо уметь! Никто не пытается "дать в лапу" вахтеру... Там ведь ни калиток, ни загородок, ни колючей проволоки, ни замков... и вахтеры без дубинок, газовых пистолетов и бронежилетов, но никто не идет напролом, никто не говорит: "Какая табличка? Вот эта, вот, маленькая там? Так ее же не видно совсем..." Другими словами, никто не делается дурнее, чем он есть на самом деле.

И вот тут, Вова, подходим мы к третьей половине правды, к главной ее части: среди туристов были и российские группы. Но и россиян, кроме как по классической смеси запахов – застарелый пот и французские духи (мужики пахнут пОтом и "послебритьем" – тоже, разумеется, французским) – ничем иным отличить от иных туристов было нельзя. То есть и они на таблички грудью не лезли, и они два раза не переспрашивали, и они вахтеров никак не провоцировали – я, мол, не заходить, я только вот тут, с краешку, только за угол заглянуть... То есть, может народ русский вежливым быть когда захочет и когда в иную среду обитания попадет. Когда среди людей, то есть.

Вот и возникает, Вова, вопрос: а что делает русского человека, россиянина, таким агрессивным дома, с себе подобными? Что делает его злобным? Подозрительным? Или, как это называлось на коммунистическом новоязе, – "гордым и уверенным в завтрашнем дне"? Что, Вова, а? И вот тут, в английском Кембридже, подумалось мне: а не Университет ли? Не средневековая ли еще культура? Не римское ли наследие? То есть все то, чего Московия, а за ней и Россия, были лишены из-за постоянного воровства территорий и страха потерять наворованное? А страх этот, в свою очередь, вел к новым грабежам: на границах империи-вора спокойно никогда не бывает! И это требовало специального народа, народа, готового умереть в любой момент за империю, защищая награбленное правящей бандой; народа, которому "на миру и смерть красна", которому "все равно – что пулемет, что водка – лишь бы с ног валило!" Зачем такому народу культура? Искусство? И наука ему тоже без надобности. Достаточно, если "наука" оборону худо-бедно обеспечит. Народ этот должен только плодиться и размножаться – разным суворовым на радость.

И так, Вова, было всегда. Все российские "либералы", "демократы", "интеллигенты" – все они ничем не отличались от тех туристов, что я видела вчера в Кембридже, что я вижу в Берлине, Маннхайме, Барселоне или Риме: все они умели вести себя достойно за границей и все они превращались в отъявленных хамов, свирепых крепостников и держиморд, как только ступали на родную, российскую землю, как только получали пред лицо народ русский! Таковы и нынешние российские студенты и выпускники Кембриджа, Оксфорда и Сорбонны: они получили лучшее в мире образование, приобщились к мировой культуре, но отношение к своему народу, к тем, кто своим трудом и недоеданием эту возможность им обеспечил, кто обворован их родителями, они ни в коем случае не изменят. Здесь бессильны образование, культура, искусства. Здесь, Вова, железная логика империи, здесь элита и рабы. И, если последние начнут думать и приобщаться к культуре, то кто будет подыхать за империю?

Здесь, в Кембридже, понимаешь, куда завел Московию ее исторический, ордынский, выбор.

Будь мне здоров.

Привет бурятскому Суворову и старику Риббентропычу.

Как там Йося, кобзонит еще? И ему привет, если встретишь.

8

О личности в России
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо восьмое пункт нуль (8.0)

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201606/574F423D880A0.jpg

"Мы все глядим в Наполеоны;
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно"

А.С. Пушкин

"Бернсторф — это голова!
Чемберлен все-таки тоже голова"

И. Ильф и Е. Петров

"<…> личность, как известно, жалкая и ничтожная"
М.С. Паниковский (передано И. Ильфом и Е. Петровым)

"Был культ, но была же и личность!"
Приписывается народу российскому

Дорогой мой Вовчик!

В том же Лондоне, гуляя постепенно, без цели и толку, наслаждаясь солнечными пятнами скверов, любуясь беззаботной уличной жизнью, полными террасами кафе и пабов (пресловутые "streets of London"!), толкаясь в спины туристов — почему-то все больше — китайцев, и едва успевая отвечать улыбками на ежесекундные "Sorry!" спешащих по своим делам лондонцев, попала я на Трафальгарскую площадь, а оттуда, подхваченная разноцветным людским потоком, поплыла — по Уайтхоллу, — в сторону Темзы. Пронеслись справа два всадника Конного Караула, замерших восковыми фигурами в нишах здания Конной Гвардии, фасады Шотландского офиса, Кабинета Министров, Даунинг-стрит, Министерства иностранных дел и Содружества, а поток все нес и нес меня пока не ткнул носом в Вестминстерское аббатство. Здесь я наконец сползла с чьих-то плеч на чью-то ногу, услышала последний раз "Sorry!" и опустилась на травку Парламентского сквера. Вокруг меня сидели, лежали и стояли люди самых разных цветов и размеров; самые маленькие из людей прыгали, бегали, гоняясь друг за другом или за воздушными шариками, и хохотали, повизгивая, вокруг неподвижно застывших, припавших к горлышкам бутылок с водой групп больших людей. Передо мной — Вестминстер с церковью Св. Маргариты, слева Парламент с воткнутым в небо средним пальцем Биг Бена — символом независимой британской политики, — сзади и справа — деревья. За решеткой Парламента — верхом — Ричард I Львиное Сердце и Кромвель, по двум сторонам сквера, противоположным Ричарду и Собору, — памятники Нельсону Манделе, Махатме Ганди и Уинстону Черчиллю и еще десятку Премьеров и министров иностранных дел. Место, Вова, то есть такое, где невозможно не задуматься за роли личности в истории вообще и за то, что такое, собственно, личность.

Нет, пожалуй, вопроса более интересного для широкой публики, как нет и более или менее известного мыслителя, который бы не пытался разъяснить роль личности в истории. Несмотря на то, что есть марксистско-ленинское понимание личности и ее места в истории — понимание единственно верное и окончательное, — буржуазные философы не устают придумывать новые определения единственно для того, чтобы ослабить Россию, отвлечь ее от ее исторической роли и продлить агонию империализма. Я, Вова, не философ, я, Вова, — турист в этой жизни, я сижу на лондонской травке и думаю так: "Ну, вот стоят все эти бронзовые парни тут, окружили меня с трех сторон… полководцы, мыслители, политики… Чем прославились они? Что сделали такого, что благодарные потомки посадили их на коней или поставили пешком здесь, на виду у всего мира и нации? Примером для подражания подрастающим поколениям и напоминанием нынешним политикам, ежедневно проезжающими мимо по пути на работу? Вот, скажем, тот же Ричард — чем прославился этот всадник, кроме того, что был другом Айвенго? Устроил для чего-то Третий Крестовый поход, проиграл его (заключил мирный договор с султаном, так и не "освободив" Иерусалима), побитый и нищий, переодевшись купцом, возвращался в разоренную непосильными налогами Англию и попал в немецкую клетку. Он, кстати, был моим соседом — немцы держали его здесь, под боком, в замке Трифельс без малого год (28.03.1193 — 04.02.1194). Пока он коротал скуку плена, брат его, Джон, вынужден был в очередной раз крутануть тиски налогов — денег выкупить брата у Англии не было. А заплатить надо было всего-то ничего — 100.000 Кёльнских марок[1] — короли тогда были еще в цене. Величина выкупа равнялась двум годовым доходам английской короны. Маме и брату любившего помахать мечом Ричарда пришлось не только все его земельные угодья продать, но и вообще всё, на что сыскался покупатель. До сих пор, Володя, в Англии не сыщешь более или менее ценных изделий того "великого" времени — ни ложек, ни украшений, ни часов швейцарских. Именно тогда и родилась в народе легенда за Робин Гуда — народ, как всегда, боролся с голодом, нищетой и притеснениями сочинением легенд о благородных освободителях и защитниках.

Именно жажда приключений и военные аферы Львиного Сердца, продолженные его Безземельным братцем, и довели Англию до гражданской войны, которая окончилась, как известно, Magna Charta Libertatum[2].

Но я не за них. Бог с ними, со всеми. Я — за Россию.

Всего через 6 лет после принятия Хартии, в далеком от Англии Переяславле-Залесском, у тамошнего князя Ярослава Всеволодовича родился сынишка — Саша, прозванный впоследствии "невским". Александр прожил, как и коллега его Ричард, 41 год; как и Ричард, большую часть жизни воевал, интриговал, покорял; как и Ричард, является рекламной вывеской не только своего времени, но и всего будущего страны. Личность, одним словом. Как и Ричард. Еще и святой, вдобавок.

И вот какие, Вовчик, мысли проходят сквозь мою голову здесь, у копыт Львиного Сердца: были они оба типичными средневековыми сатрапами — Ричард свое прозвище — Львиное Сердце — получил от жителей разоренной им Мессины. Таким простым способом несчастные надеялись остановить многодневное разграбление города и насилие над ними. В Святой земле, под стенами так и не павшего Иерусалима, приказало это "Сердце" вырезать 2700 мусульманских заложников, когда султан на несколько дней запоздал с выплатой "командировочных" — денег на возвращение короля в Англию. Понятное дело, деньги поступили тут же. Мерзости "святого" Александра едва ли поддаются учету и описанию, во всяком случае я не буду тебя утомлять даже теми общедоступными некоторыми, — ты ведь в истории и сам большой.

Дело, Вова, не в личностях, а в нашем, сегодня, к ним отношении. Почему Ричард сидит на своем коне, тычет мечом в небо и ни у кого никаких эмоций не вызывает? Почему англичанам все равно, был ли он гомосексуалистом, правильно или неправильно воевал, какие реформы проводил и до чего довел страну? Почему не только он, но и все его последователи спокойно спят в своих могилах, а история интересует людей лишь на сценах театров, страницах романов, в текстах песен? Почему тень "святого" Александра постоянно с россиянами? Почему до сих пор нет единства в оценке той политики объединения с Ордой, что проводил он огнем и мечом на просторах Киевской Руси?

Ответ на все эти — и сотни, тысячи других вопросов, здесь, на квадрате травы Парламентского сквера. Ответ этот перед глазами; он — в счастливых лицах туристов, криках и смехе их детей, беззаботной, свободной и мирной жизни англичан. Он в том стремлении жителей мира хоть однажды побывать в Лондоне, сфотографироваться у Биг Бена, пройти под колоннадой Британского Музея.

Вот стоят они вокруг меня в нескольких десятках метров друг от друга: бронзовые, те, кто огнем, мечом и интригами строил империю, и те, кто против нее всеми силами боролся. А у них под ногами, перед их глазами — жизнь той самой империи, которой они — каждый по своему — служили. Перед их глазами последствия их деяний. Все они были люди разные, жили в разные эпохи, разными были оценки их деятельности, но в результате стоит одна из самых свободных стран мира, родина современной демократии.

И пред бронзовыми очами Александра — последствие политики, начатой им давно тому назад: рабская, забитая, нищая, озлобленная на весь мир Россия, богатейшая страна, погруженная в бесконечную гражданскую войну, отставшая от мира технически, технологически, научно и культурно. Страна, никогда не знавшая ни свободы, ни равенства, ни уважения к человеку. Страна рабов.

Из Ричарда выросла первая в современном мире демократия, из Александра — последнее в мире рабство.

Вот, Вовчик, и вся разница.

Вот, Вовчик, тебе и личности, и их место и вклад в историю.

И не надо огрызаться: "У них у самих палачи были не лучше наших!" Это, Вова, так… Но — у них получилась Англия, а у вас вышла Россия… что-то палачи российские не так делали и, главное, продолжают делать.

Прости, Володя, за грустное в этот раз письмо — тема большая, я днями еще кое-что добавлю. Может, радужнее выйдет…

Ну, давай, не грусти, — облигации не купили — радуйся: себе больше будет! А вообще, конечно, тебе не позавидуешь: масло растительное еще кое-как техническим пальмовым импортным заменить можно, а вот чем западные капиталы заменить — вопрос. Разве что ролдунами с Панамы… подумай… И, главное, спросить совета не у кого, ну не у Димона же, в самом деле![3]

Это, кстати, тоже за личности…

[1] 23,3 тонны серебра. Потом вошедший во вкус Хайнрих VI, добавил к этой сумме еще 50.000 — за отказ Ричарда помочь войсками в войне против Сицилии. С учетом того, как воевал Ричард в Святой земле, Хайнрих VI выгодно провернул дело!

[2] Великой Хартии Вольностей

[3] Die Welt: "Путин отчаянно ищет миллиарды". Абсолютный позор. Россия хотела получить валюту на рынках капитала, но этот план закончился провалом. Теперь Владимир Путин пытается как-то оправдать фиаско (УНИАН).

9

О личности в России
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо восьмое пункт один (8.1)

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201403/532181A03DE85.jpg

Дорогой мой Вовчик!

Давай продолжим нашу беседу, давай?

Личности, по-моему, бывают разные. Они разнятся по цвету, размеру, полу, весу, вероисповеданию, сексуальной ориентации, личным слабостям характера и прочим, не менее интригующим деталям. Многообразие личностей в природе – вещь, сама по себе отрадная, тут, я думаю, даже мои критики спорить не станут, тут все ясно, как в стакане выпитом. Проблема всегда в критериях – много их, проклятых, очень, и – что еще хуже – неоднозначные они какие-то, неопределенные. А потому и трактует каждый всякий, кто может и не может, кто смеет и не смеет, кому позволено и не позволено – то есть, ну буквально каждый, кто членораздельные звуки издавать научился (ну при чем тут Вольфович?! Не за него я, я – вообще, абстрактно), каждый норовит свою копейку (цент или прочую мелочь) вставить и этим своим валютным вкладом лишь запутывает ситуацию. Да и то правда: на каких, скажи, весах, взвесить, сравнить и отмерять критерии? Какой статистической методикой просчитать удельный вес критерия в общем спектре (зло)деяний той или иной личности? Как вывести КПД личности? Тут, Вова, вопросы, вопросы, вопросы... тут, Вова, психология, а она (по А. Невзорову) – лженаука и шарлатания сплошная. Именно потому, что коэффициентов своих собственных не вывела, а, следовательно, выводы ее и результаты непроверяемы и невоспроизводимы. Но тут начинаются сложности, Вова, не буду тебя ими от дел государственных отвлекать.

Вывод же мы сделаем такой: личности бывают разные и каждый выбирает себе из предоставленного разнообразия исторических примеров личность, – или выбирает в личности те или иные деяния ее, – по образу и подобию своему. И это – хорошо: сразу видно, чем дышит твой собеседник моторолой ли, стрелком ли гиркиным или каким-нибудь там, Джоном Ф. Кеннеди (была и такая личность). Согласен, Вова?

Если мы согласились с тем, что личности разные бывают, то давай согласимся и с тем, что пути в "личности" бывают тоже очень разные. Один, бывает, глотку рвет и с кулаками на коллег-парламентариев лезет, и вообще чего только не выкинет, чтобы ну хоть как-то, хоть чем-то выделиться среди себе подобных, а в "личности" как-то не тянет. Ну, не хватает чего-то... Другой, наоборот, тихо сидит куда выслали, и говорит тоже тихо, и ничего вроде не делает, а глядь – народ за ним пошел, – и вот тебе, Вова, новоиспеченная личность! А бывает и так: тянут-потянут некоего субъекта в "личности", а он, простак, выгоды всей не видит, упирается, "меле, як з горячки", как говорила моя бабушка, и портит все дело на корню. Вот, личность он, или, наоборот, "тварь дрожащая"?

Я, Вова, не абстрактно сейчас, у меня, Вова, пример есть.

Вот, Горби – он кто – личность, или так себе – продукт воспитания? Его ведь, простака, за уши в историю тянули. Тянули-тянули, тянули-тянули... И ведь в хорошей компании тянули: с Колем Хельмутом, Миттераном Франсуа и Джоржем Бушем-папой. Те трое поумнее оказались и не очень сопротивлялись. Тот же Коль – все от него возможное сделал, чтобы воссоединению Германии помешать, а въедет в историю Канцлером-Объединителем! Вот увидишь, и памятник поставят в родном Оггерсхайме, и самолет "Колем" назовут. Вся троица нынче – Победители в Холодной войне. А почему? А потому, что молчат, когда их не спрашивают, а когда спрашивают – надувают щеки и начинают медленно и мудро "вспоминать" за что-нибудь, за что сами в газетах прочли, ну вроде: "Мы пришли, а Михаил с Эдуардом нас уже ждали... Стол такой, помню, круглый, цветы справа... или слева... ну, от Джоржа – справа... Мы еще никак решить не могли, кто против кого сидеть должен..." А почему заявления их и "воспоминания" такие общие, размытые, бульварные? Да потому, Вова, что работу за них сделал один-единственный человек – Рональд Рейган. Он – Победитель в Холодной войне, он – Объединитель Германии, он – Уничтожитель СССР. И славу эту делит он не с нашей четверкой, а с одним-единственным человеком. С еще одной Личностью.

Давай, Вова, по порядку, чтоб у тебя голова с непривычки не закружилась.

Итак, началась эта история давно, в восемьдесят каком-то первом году прошлого века. Тогда у теперешних "пиндосов" пришел новый –сороковой уже – "чмо"[1] в Белый Дом – Рональд Вильсон Рейган. Был он актеришкой, причем актеришкой так себе, не Смоктуновским. И была у него мечта – тоже, надо сказать, ничего особенного – у Мартина Лютера Кинга тоже была. Они там, вообще, мечтатели, "пиндосы" эти. И все-таки президентская мечта – это тебе не мечта какого-нибудь там правозащитника, президентскую мечту можно попробовать сделать былью. И начал наш Рейган ("наш" – в смысле, что история за него) свой первый рабочий день с того, что поделился со своим штабом – ну, там, – ты знаешь – советники всякие, госсекретари и прочие политические подмастерья, – своей мечтой: "Я собрал вас, сэры, для того, чтобы заявить: конечной целью моего президентства вижу я избавление мира от Империи Зла". Тут такое поднялось! Тут весь штаб как закричит: "Да это же война! Да это же – смерть всему миру лютая! Да у них же ядерного оружия – до утра!" Послушал их Рейган, послушал – аргументировано говорят, логично, убежденно так – и поостыл.

Они ведь там, на Западе, и за СССР (тогда), и за Россию (сегодня), по-своему думают. То есть, они думают, что Россия – это страна, как все, что в России, скажем для примера, бюджет – это документ и закон. Ну, как во всех странах. И если в бюджете стоит, что на оборону расходует страна, скажем, 4%, то, учитывая специфику и разную побочную информацию, равно как и экономическую логику выживания, в случае СССР можно смело заложиться процентов на 10-15. Иначе, думают они, ни одной стране не выжить[2]. Поэтому и поостыл наш Президент.

И вот тут пришел ему на помощь Случай.

Звали его Владимиром Ветровым. И был он подполковником КГБ, Управление "Т" – научно-техническая разведка. Слышал, Вова? По глазам вижу – слышал. И был подполковник Личностью. Хотя, надо сказать, в историю не стремился, более того – попивал, имел любовницу и даже человека по пьяни убил. Так вот бывает: человека убил, а в личности попал. Потому, что миллионам людей жизни спас, миллионы освободил, мир изменил. Вот ведь как бывает!

Подполковник Ветров, Владимир Ипполитович, начал передавать секретную информацию, касающуюся программ вооружений СССР, французам. Информация была настолько объемна, настолько важна и секретна, что французы не решились с ней работать, а передали ее США. И это, Вова, второй счастливый Случай – видимо родился актер Рейган под счастливой звездой, в рубашке и с золотой ложкой во рту!

Когда компетентные американские органы изучили информацию, они не поверили своим глазам и мозгам, обученным и отточенным в Гарвардах и Йелях, они тоже не поверили: СССР расходовал на оборону не 4 официально заложенных в бюджет процента, и даже не рассчитанные разведкой 10-15, а 40! И тогда собрал Рейган свой штаб и сказал знаменитую – историческую – фразу: "Ребята, годовой доход этой страны меньше, чем Дженерал Моторс! Так доколе она будет терроризировать мир и портить нам кровь?" Вопрос теперь уже показался присутствующим логично обоснованным и не риторическим. Тут же был разработан соответствующий план действий – Road Map – по-англосаксонски. Вспомнили доброго старого Джона, который пообещал Никитушке гонкой вооружений пустить СССР без штанов щеголять на людях, и запустили противоракетную программу – печально известные "Звездные войны". Тут же подписали Рейгану командировку в Саудовскую Арабию, откуда он привез обещание увеличить производство нефти. А европейским партнерам послали список экономических санкций против "великой" страны-бензоколонки. Европейские партнеры тогда ничем не отличились от европейских партнеров сегодня и первое, что они сделали, увидев список санкций – наложили в штаны. То есть принялись "понимать" Горбачева, выражать озабоченность и тревогу, не замечая, как трясутся хохотом "стены древнего Кремля" при виде их артикулов. За санкции со стороны Европы пришлось забыть. Спасибо, хоть арабы не подвели. Их поддержка на нефтяном рынке, плюс гонка вооружений, помноженная на санкции США и Канады – вот формула успеха в деле борьбы против терроризма. Эти простые и такие очевидные меры привели к тому, что нефтяной пузырь, наполненный природным газом, лопнул. Германия объединилась, соцлагерь развалился, а за ним и "великий" СССР, несмотря на все свои "исторические достижения" и "экономическую мощь", сыграл в ящик. Причем покинул сию юдоль относительно спокойно, без ядерной войны и привычных для России жертв в шестизначном измерении.

И вот, Вова, обратно за личность. Горби взяли в компанию победителей. Понимаешь, благородство проявили, либерально, по-европейски, мол, в таком счастливом деле, как избавление мира от гнойника коммунизма, не может быть проигравших – выиграли все! И ты, Горби, со всеми! Заходи, садись, вот оно, твое место в Пантеоне истории! Коль сел, Миттеран сел, Буш, дружески Рейгана локотком так отпихнул – и тоже сел. Сидят, мемуарии строчат. И только Горби не сидится: нет-нет, да и ляпнет что-нибудь такое, от чего и Рейган в гробу глаза выкатит: "Что это с вами, батюшка Михаил? Чем завтракать изволили?" Вот, из любимых перлов: "Развал Советского Союза был ошибкой. Следовало его перестроить на основе новой федерации..."

Чьей, Михаил Сергеевич, ошибкой? Уж не вашей ли? Ошибаться, дорогой, может тот, кто участвует, от действия или бездействия кого зависит что-то, кто, наконец, влияние имеет. Это ведь просто, правда? И, следовательно, тот, кого партнеры перемещают по доске, как, простите, пешку, пусть и нацепившую королевскую мантию, кто просидел весь вечер на прикупе, тот ошибки сделать по определению не может. Ну, вот в чем, скажи мне, Вова, была его ошибка? Что мог он изменить? Спрашивал ли Рейган его мнение? Интересовался ли вообще кто-нибудь его мыслями? Или, может, планами? Горбачев как раз и делал все, что мог: вводил войска, расстреливал демонстрантов, провоцировал межнациональные конфликты, а в сторону Запада надувал щеки и надеялся переиграть Америку, бряцая дутым "величием". И прошло бы, как и сейчас, к примеру, проходит, но пришел Ветров Андерсоновским мальчиком, и сказал: "А Союз-то нищий!" С этого момента с Горбачевым уже не говорили, а говорили ему.

Сегодня, прежде чем болтать патриотическую шелуху, стоило бы пересмотреть те кадры кинохроники, в которых бежит Горбачев, спотыкаясь, за Рейганом и кричит отчаянно в актерскую спину: "Мистер Президент!.. мистер Президент!.." Мистер Президент останавливается у открытой двери автомобиля, оборачивается с улыбкой, слушает, что коллега ему еще сказать надумал и, видимо не услышав того, на что рассчитывал, садится в машину, не дослушав. Закрывается дверь... Вокруг – охрана с непроницаемыми лицами, еще кто-то из "официальных лиц" – маски по протоколу... позы уважения к двум лидерам... Это, Вовочка, – место и уровень "великой" державы, державы, все величие которой держалось лишь на военной угрозе, и лопнуло стазу же, как ушел страх перед ней. Эту хронику следует ежедневно показывать всем тем сегодня, кто рассказывает о "величайшей геополитической катастрофе ХХ века", "могуществе" России, защите "рускага мiра" и прочих нацистских фантазиях. Хорошая, думаю, была бы терапия.[3]

***

Мораль? Вот она: помалкивай – глядишь в историю попадешь. А будешь болтать – вляпаешься в нее же.

Судьба, кстати, не минувшая и беднягу Ветрова...

[1] Американцы ... Президент (рус)

[2] Им бы историю лучше учить: при Петре I "великом" расходы на войну составляли 95%. И ничего, мер народ с голоду, зато армия была и империя росла!

[3] Кадры эти я видела неоднократно по немецко-французкому каналу "Аrtе". Разыскать в интернете на предмет ссылки – не удалось, да и то – я не сильна в интернетовских копаниях. Если кто-то разыщет, буду благодарна за ссылку к этой статье. И еще: может кому-то удастся разыскать документальный фильм о Ветрове (пр-во того же "Аrtе"), двухсерийный, - многие факты и цифры, приведенные в этой статье, можно проверить по фильму. Фильм замечательный. Рекомендую.

10

О личности в России. Из писем Володе. Письмо восьмое пункт два (8.2)
Ирина Бирна: Подавляющее же большинство "героев" российских – продукт того же мифотворчества, в котором так нуждаются рабы

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201510/560FC0BF84CB3.jpg

"Здравствуй, страна героев,
Страна мечтателей, страна ученых!"

"Марш энтузиастов", Н-Н. А. Френкель, 1940

Дорогой мой Вовчик!

А ведь соврал он, тов. этот, Носон-Нохим Абрамович Френкель (более известный под псевдонимом "Анатолий Д'Актиль" – прим. редактора)! То есть, не соврал, он – социалистически среализмовал. Впрочем, як то кажуть: "Не вмер Данило, його болячка задавила!"[1] Насчет мечтателей, – так даже и не соврал вовсе. Что да, то – да: много в России мечтателей. Природу их, причины появления и социальную востребованность мы кратко, хотя и емко, рассмотрели ранее, когда за Ричарда говорили. Именно социальной потребностью сказок или, – формулируя несколько иначе, – безысходностью окружающей действительности и ощущением собственного бессилия перед нею, и объясняется богатейший русский фольклор с его своеобразной сюжетно-персональной базой.

Мы также вывели с тобой, что из "святого невского" ничего, кроме современной России вырасти не могло. Еще раньше[2] мы показали, что и из кровавых попиков "радонежского" и "московского" никакой церкви вырасти не могло, а что могло, то и выросло: отдел имперской канцелярии для надсмотра и духовного уничтожения любых ростков человечности на теренах[3] "мира русского" (с 1917 и по сей день – одно из подразделений ЧК, ранее "церковь" подлежала предшественницам "чрезвычайки" по заплечным делам).

Там же ("Мирозлюбие России") говорили мы и за то, что науки в России нет и быть не может по определению. Не просто говорили, а и подтвердили нашу правоту цитатами Достоевского Ф.М.. А Достоевского, Вова, ну никак не заподозришь в отсутствии симпатий к России, в малейшей тени предвзятости к ней. Но даже ему было понятно, что в рабской стране науки быть не может, а может быть – это уже не его, это – наше, – сплошная ломоносовщина: пьяные драки в академии, перенос научных споров в политико-патриотические, доносы на коллег с немецкими фамилиями[4], кляузы, вирши, прославляющие "великую матушку-императрицу".

Сегодня обратимся мы до героев.

Тут, надо сказать, робость берет. Как бы это так выразиться, чтобы поняли, где слова найти убедительные... Я ведь, Вова, как и все мы, в СССР родилась, т.е. в стране, где жизнь место подвигу давала ежедневно; где подвиг был чем-то неотъемлемым от самой жизни, где героев было едва ли не столько же, сколько и населения; где детей с горшка приучали к мысли, что живут они единственно ради того, чтобы в один прекрасный день подвиг совершить и героем умереть. Это важно: умереть, вернее — погибнуть – надо было обязательно, как Морозов, как Гайдар, как Космодемьянская, как Гагарин... Все было просто и понятно: мы рождались и жили исключительно ради подвига. В зрелых уже годах переехала я в Германию. Осмотрелась, попритерлась и поразилась: героев нет! Ну нету и всё! Героев нету, а страна, тем не менее, живет. С этой реальностью, Вова, нужно было сперва как-то сжиться, сосуществовать.

Пример Германии уникален, второй социальный эксперимент подобной чистоты сравниваемых критериев продолжается еще в Кореях. Уникальность же Германии сегодня в том, что эксперимент окончен, результаты описаны, проанализированы и, главное, оценены народом и народами. В нашем случае – по теме беседы – можно утверждать: в ФРГ героев не было, в ГДР – были; в ФРГ не было "передовой идеологии", "пламенных борцов", политических заключенных, "гордого и уверенного в светлом завтра народа", как не было и тайной полиции, присматривающей за вышеназванными отличиями. Населяли обе Германии – и это, как любят выражаться англо-саксы, – crucial[5], – люди не просто одной крови, одной нации, но и часто члены одной семьи. И получили эти люди по обе стороны германо-германской границы одно и то же наследие: разрушенную дотла страну. А построили две совершенно разные страны, настолько разные, что восточную часть Германии уже через какие-то жалкие в экономическом плане полтора десятка лет пришлось отделить бетонной стеной от западной части. Надо признать, Стену воздвигли вовремя: еще немного и не было бы в юной ГДР ни "героев", ни "гордых строителей социализма", и круг профессионального любопытства Штази сузился бы до теоретически допустимого – "пламенные" марксисты-ленинцы-ульбрихтовцы и предатели в собственных рядах. Как оказалось, без "героев труда" можно делать "Мерседесы", БМВ, "Фольксвагены", "Аэробусы", проводить космические исследования, практически полностью восстановить исторический облик городов, ввести всеохватывающую социальную защиту[6]... "Герои" того же народа оказались способными лишь сохранить для потомков в первозданной красе послевоенные ландшафты и городские пейзажи, склеить из подручных материалов автомобиль "Трабант", а из уцелевших под бомбами союзников на складах фирмы Карл Цайсс линз – объективы к фотоаппарату "Практика".

Значит ли это, Вова, что герои контрпродуктивны? Не способны восстановить страну, накормить население, наладить науку, создать более или менее технически адекватные машины и аппараты? Ведь мой, сегодня еще далеко не полный, анализ показывает следующую тенденцию: страны, не имеющие "героев", не важно – военных или труда – преуспевают, на них равняется весь мир, к их мнению прислушиваются, их совета ищут, их опыт изучают. Верно и противоположное утверждение: все, без исключения, "героические" страны, – а здесь мои исследования закончены, – нищенствуют, прозябают на историко-экономических задворках, полностью зависят от "негероических" соседей. Причем, как показывает опыт стран Совета Экономической Взаимопомощи – нищета заканчивается сразу же с уходом "героев". Странная, но совершенно неоспоримая корреляция между "геройством" населения и уровнем его же жизни не позволяет мне избежать вопроса: "А не привносят ли герои самим своим существованием нечто деструктивное или разлагающее в менталитет народный?" Могу мой вопрос и так сформулировать: "Почему только жалкие страны нуждаются в героях, а страны развитые и свободные живут и процветают без героизма?"

Или собака зарыта в другом месте? Может, Вова, не из героев вовсе следует исходить, а из социальных условий, востребовавших их? Или, может, герои не настоящие? Может, продукт они все той же тоски по нормальной, достойной человека жизни, которой не знала еще Россия за века существования? И о которой научилась лишь сказки складывать?

Давай головой рассуждать.

Героизм – категория Личностная.

Героизм – проявление Свободной Воли Свободного Человека.

А мы с тобой согласились уже, что Россия – страна рабская, причем рабская испокон веков, рабской задумана, рабской построена, рабской своей реальностью терроризирует сегодня весь мир. Следовательно, по определению, героизм, как Поступок Свободного Человека, человека, знающего, что делает, зачем и почему; человека, отдающего себе отчет в последствиях, осознающего альтернативу – россиянину недоступен. Возьми любого российского или советского "героя" и вообрази, что "подвиг" его таки да имел место, состоялся. Ну, скажем, тот же Гагарин. Был ли наш "герой" свободным человеком? Действовал ли, давая согласие на полет, свободно? Был ли у него выбор? Сознательно ли шел он на "подвиг"? "Выбор" у него был: гнить в алкогольной зависимости где-нибудь на Дальнем Востоке или в обслуге Байконура до майорской пенсии или дать запереть себя в клетку старлеем и приземлиться, если очень-очень повезет, тем же майором. В этом последнем, счастливом случае, ему даже холодильник без очереди могли дать, квартиру – может даже – трехкомнатную, должность, оклад и прочее из нищенского каталога возможностей нищей его родины. Как видишь, Вова, выбора у него не было. Я склоняю голову перед его бесстрашием и мужеством. Но назвать принудительное действие "подвигом", прости, не могу.

Поступок Гагарина действительно состоялся. Тут можно спорить о формулировках, но не о реальности. Подавляющее же большинство "героев" российских – продукт того же мифотворчества, в котором так нуждаются рабы. Начиная с Сусанина и кончая "героем России" Шойгу – все герои дутые, высосанные пропагандой из посиневшего имперского пальца. Все эти островские, космодемьянские, гайдары, кошевые, матросовы, панфиловцы, ангелины, стахановы и пр., и пр., и пр. – всё это частью жалкие, бездарные потуги придать военным преступлениям, – причем преступлениям в первую очередь против российского же народа!, – ореол "героизма" и "мученичества", а частью – попытки выдумать "подвиг" (начиная с Матросова – далее, по списку).

Вот и получилось, что в стране "героев", "мечтателей" и "ученых" приходится в XXI веке вытаскивать из имперского нафталина (прости, Вова, упоминание этого противомольного средства – это – формула речи такая, не более!) мантры вроде "<…> потребление не цель. Главное – человек и национальное достоинство и служение более высоким, нежели сугубо личным целям. Главное не внешний, но внутренний успех" (Караганов). Вова! Пойми, пацан, меня правильно: не против "героев" я, не против "личностей" или Караганова вот этого – бог с ними. У меня проблемы с адекватностью народа, молча акцептирующего подобную шушеру. У меня проблемы с душевным здоровьем тех, кому воры оффшорные за "внутренний успех" рассказывают, попы с "Patek Philippe" на запястьях – за "аутентичность" православия à la КГБ, а они – слушатели – глотают молча и молча ковыряют новые и новые дырочки в поясах, запасаются терпением на следующие сотни лет рабства. Прости – "героизма".

В мире этом все рационально: ничто не возникает само по себе и на пустом месте, все имеет начальную причину и следствие, все взаимосвязано и взаимозависимо. И, если "герои" существуют, значит это кому-нибудь нужно. Точно так же, как нужна альтернативная история и иная реальность. И вот вопрос: кому? Несчастному и вечно пьяному народу или империи? Ответ, исходя из посылки разумности мира, прост: и тому и другой – народу так легче переносить сознание собственной ничтожности, а империи иначе просто не выжить.

Ну, да ладно, Вовчик, с тобой России не исправить нам, а по сему бывай мне здоров!..

Да, чуть, старая, не забыла:

P.S. Ты что же это со с танком учудил, вражина?! Получается — сегодня Израилю танк возвернем, а завтра Германии – награбленные произведения искусства?! А потом что – территориями платить будем?! Суверенитетом?! А "гордость"? А "героизм"? А?

Не слишком ли дорогую цену платишь за пару минут интернационального внимания, лишенец?

[1] Как говорится: "Что - в лоб, что – по лбу!" (укр)

[2] См. "Мирозлюбие России", "Мосты", 47 – 48, Frankfurt-am-Main, 2015

[3] Терен – земля, территория (укр. от лат. Terra)

[4] А, т.к. практически вся академия тогда состояла из иностранцев, то и работы у родоначальника российской "науки" было невпроворот.

[5] Сокрушительный (англ) – в смысле аргумента.

[6] Настолько всеохватывающую, что ее вплоть до "шрёдеровских" времен хватало с лихвой не только немцам, но и советским экономическим беженцам: "русским немцам" и евреям, а кроме них - туркам, грекам, португальцам и иже с ними, переехавшим в Германию согласно закону о воссоединении семей. Хватало ее даже тем американским солдатам, кто не пожелал возвращаться на Родину после службы. Более того, ее хватало на 100DM всякому - всякому!!, - приезжавшему сюда по частному приглашению – т.н. "Приветственные деньги" (Begrüßungsgeld).

11

#p441147,Космополит написал(а):

Знаешь, Вова, чего мне не хватает сегодня? Чего у нас было в избытке и что вообще было вековой традицией на Руси, а мы не смогли передать нашим детям? Фантазии, Вова, самой банальной фантазии. Той подспудной и неосознанной способности предвидеть и отличать новое, едва лишь уловимое. И давать этому новому имя.

ошибка
Похоже, фантазия и есть наше все
Мы фантазируем, что нами управляет гений, мы фантазируем, что деньги в честных руках, мы фантазируя, верим всему что нам говорят по ТВ, новости – наша фантазия, дикая победа в Сирии …это из разряда чего?
Крымнаш – это….как.. кораблm-призрак
Или Арго
Забейте слово «арго»
И что вы получите
«Адреса магазинов Арго в Вашем городе. Цены и каталог товара»
А это найти сложно
Арго- (др.-греч. Ἀργώ, др.-греч. Ἄργος, от имени А́ргос (Арг или Аргей)) — в древнегреческой мифологии

12

О личности в России
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо восьмое пункт три (8.3)

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201605/573416FC13A3F.jpg

"Никто не даст нам избавленья:
Ни бог, ни царь и не герой."

"Интернационал",
перевод с фр. В. Граевского и К. Майского

"Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда"

А. С. Пушкин, "Евгений Онегин"

Милый мой Вован!

Давай заканчивать за личности, давай?

Да, знаю: тема интересная, что да – то да. Волнующая даже. И возбуждающая.

Но и волнениям, и возбуждениям когда-нибудь приходит конец. И лучше раньше, чем позже, так? Или я обратно права?

После всего того, что мы с тобой определили по теме, для меня невыясненным остаются два вопроса:

Почему так выходит, что из кровавой лужи, называемой историей государства российского, за какую протухшую конечность не потянешь – выползет на свет божий очередной какой-нибудь упырь: если не Суворов, то Столыпин, если не Меньшиков, то Жуков?

И почему в России для того, чтобы стать "героем", "лидером", "личностью" и т.д. сперва нужно добиться власти? Почему во всем свободном мире – прямо наоборот?

Давай оставим сейчас в стороне древнюю историю: все ее "личности" – от Рюриковичей и до последних Романовых – генеалогически были приговорены к "лидерству". Следовательно, не их вина, что не самые светлые или попросту хоть немного образованные из них вынуждены были годами вершить политику империи, т.е. воевать, лгать, истреблять народы и подставлять разные места уцелевшим для лобызания. Из невиновности первых неминуемо вытекала и невиновность вторых: если вурдалаков и чекатил на троне навязал народам бог, то и у них, сирых, альтернативы в проявлении любви не было – лизали что было. Но вот после набившего оскомину 1917-го ситуация изменилась в корне. Ситуация изменилась, тенденция осталась. Стоило Идолу Картавому захватить власть и начать стрелять всех, у кого на руках мозолей не было, как он тут же стал "философом", "полит-экономом", "державо-строителем", а некоторые, далекие от крови и пыточных подвалов, так даже "мечтателя" в нем рассмотрели. Да, он извел горы бумаги, но всякий, кто взял на себя труд прочесть хоть несколько строчек, понимает: перед ним человек образования нано-поверхностного, кругозора узкого и фантазий пришибленных. Его выделяло из окружения лишь феноменальная нахрапистость и то, что он хоть что-то читал. Противники по партии и вне ее были и того менее образованными. Ему повезло, и сифилис таки доконал его еще до того, как соратники разобрались, с кем дело имеют. А вот соратникам пришлось хуже и все ничтожество "лидеров" и "вождей" вылезло наружу при соприкосновении с действительностью. Операцию "Разоблачение" провел блестяще небезызвестный тов. Сталин – верный ленинец и первый друг железнодорожников.

Тов. Сталин И.В. очень характерная личность. О нем много и разносторонне писал один из немногих избежавших расстрельного подвала и сподобившийся чести стать жертвой лично ему посвященной операции НКВД, – такая же, впрочем, серость, как и его палачи – Троцкий. Поэтому мы с тобой, Вова, долго на тов. Сталине останавливаться не будем, лишь обрисуем то, что нам понадобится по теме вечера.

Итак, сын алкоголика-сапожника. Папа бил его смертным боем, бил всем, что под руку попадало, так бил, что мама однажды предупредила: "Когда-нибудь Иосиф убьет тебя!" Но смертоубийства не случилось и Йося, промучившись кое-как в начальной школе, подался в семинарию – подальше от папиной педагогики. Семинария во все времена была рассадником мудрости и фестивалем свободомыслия. Уровень преподаваемых там знаний состоял из арифметики в картинках, начал русской грамматики и азов чистописания. Остальное время посвящали священному писанию и житиям "святых". Отрихтованные сапожными колодками мозги Йоси оказались неготовыми к столкновению с этой глыбой знаний и бедняга затосковал. Сейчас невозможно уже восстановить досконально, что именно было в начале – уголовная курица и "марксистское" яйцо, заполнившие пустоты в рыжей голове подростка. Да суть ли в секвенции? Главное, что и то и другое были просты и понятны ему.

В партии большевиков Йосю дальше сеней не пускали. Причем не пускали до самого конца. Этот круг террористов-теоретиков, пламенных болтунов и графоманов признавал его практический талант организатора экспроприаций, но в свой круг не допускал: мараться живой кровью "вожди" не желали. Лишь на похоронах "великого" картавого "марксиста" ему удалось, наконец, подставить хилое плечо под гроб вождя. Но, даже не смотря на то, что он так удачно подсуетился на том праздничном мероприятии, его продолжали держать за то, чем он и был на самом деле: запуганной серостью с уголовным прошлым. Чудо преображения произошло в тот момент, когда в единственной руке сухорукого оказалась вся власть; когда покатились первые головы "верных ленинцев"; когда реки крови полились страной. В этот момент и ни секундой раньше, все вдруг увидели, что пред ними – гений. Вождь. Лидер и Личность. Почему так, Вова? Почему любовь народа русского легче всего сыскать, вздернув народ этот на дыбу? Вопрос, разумеется, глубоко риторический.

История рабской империи, начало которой я веду от Александра "невского", – прямая линия. И 17-й год прошлого века никакое не исключение. Следовательно, и смена лидеров такая же прямая линия, обусловленная исключительно исконными, глубинными потребностями империи. А отсюда мы приходим к неизбежному логическому выводу, что нынешнее убожество – полуобразованный, плешивый карлик – достойный продолжатель этой линии. Согласен? По глазам вижу – не совсем согласен. Ну, ладно, спорить не буду – разрешаю каждому взять из фразы то, что по душе. Потому что сути это не изменит, прямую российской истории не скурвит[1] и вековой национальной традиции не нарушит. Принимая во внимание очевидное положение о том, что государство – это прежде всего народ, приходим мы с тобой к избитому выводу: каждый народ достоин своего лидера. И вечная российская карусель кровососов не что иное, как выражение национальной потребности. Не важно при этом хвалит ли народ своего палача вслух, любит ли взасос или лижет властные седалища молча – способов выражения чувств – огромное множество. А конец – один. И Моль Бледная, заведшаяся в перьях двухголовой курицы – закономерный итог многовекового народного терпения.

***

Жил да был себе тихо стукачок. Звезд с неба не хватал, талантами не выделялся и пределом заоблачных мечтаний его была пенсия подполковника. Но русский бог проснулся как-то не в настроении, встал – назло! – не на ту ногу, и карта легла иначе, и поставили стукачка присматривать за наукой в университете. Оттуда попал он на денежное место в горсовет. Здесь стукачок наш так развернулся – опять-таки не в силу каких-то особенных уголовно-экономических талантов или открытий, нет – чисто бюрократически: подпись его дорогого стоила, – так развернулся, что начальство решило ввести его в операцию "Наследник". И вот, Вова, тут-то и случилось великое русское чудо: этот самый серенький стукачок очутился на самом верху. На самом-самом верху. И на следующий день стал "гением", "посланным богом" и вообще черт знает чем! И ничего-то особенного он не совершил: ни реформ экономических, ни законов демократических, ни свобод либеральных народу не дал, державу по пути прогресса не двинул. Он, как и все до него, показал, что жизнь человеческая для него нечто ценой в копейку медную – плюнуть и растереть; что жизни эти можно взрывать, топить, травить газами, жечь в школах; десятками тысяч их можно затыкать любые геополитические дыры. Ничего кроме восторгов из жизней этих все равно не выбьешь...

Меня ведь что поражает во всей российско-советско-российской истории: ни у кого и никогда не возникло ни тени сомнения, ни дуновения вопроса:

– Как же это так, жил себе человечек до срока и ни умом ни фантазией не выделялся. Тянул лямку, получал зарплату... Жена родная, как водится, покачивала головой и кляла злую долю женскую: вон у всех мужики как мужики, а этот... Как мог "этот" вдруг, за одну ночь гением стать? Что такого совершил он?

Я думаю, Вова, все с "Курска" началось, когда он на дачке два дня ел-пил-загорал и ждал, пока моряки стучать перестанут. И тут понял народ, что все они на одной подводной лодке, большой такой, под названием "Россия", и деваться им некуда, и рассчитывать не на что... И права Ксения Кириллова: "Эта власть держалась больше на иррациональном страхе, чем на конкретной идее"[2]. Но права лишь отчасти: "эту" власть ни в коем случае не следует ограничивать сегодняшней. На "иррациональном страхе" держится вся российская власть, во все эпохи, с того самого дня, как начался грабеж и уничтожение соседей. На страхе потерять наворованное. Потерять империю. Этот общероссийский страх въелся в кости и роднит власть и народ. Этот страх заставляет народ молча или с песнями и восторгами отправляться на очередную геополитическую бойню, закрывать глаза на коррупцию и откровенный бандитизм, восторгаться любым ничтожеством, которое обещает империю сохранить. Ценой какой крови – не важно.

Вот и вся разгадка "личностей" и их роли в российской истории.

Вот и объяснение тех 86%, о которые ломают копья демократические оппозиционеры.

И грустно в ней то, что Моль Бледную сменит некая очередная "яркая личность", и история продолжит свой бег по кругу...

Спокойной ночи.

P.S. А старик Риббентропыч все-таки хорош, сукин сын! "Безумно, – говорит, – талантлив Жириновский..." То есть, умри кто хочешь, а тоньше не похвалишь! Два всего слова – а ведь – диагноз! Ох, хорошо сказал! И ты его похвали при случае. Заслужил.

[1] "Курва" – слово литературное и значит ни что иное, как "кривая", ср. напр. нем. "Kurve" или англ. "curve" – проис. от лат. "Curvus" – гнуть, скривлять.

[2] "Его звали Путин", Ксения Кириллова, "Радио Свобода", 14.06.16

13

Воры России
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо девятое

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/200909/4AAF8E771083B.jpg

"Чтоб вор вернул нам всё, что взял он <…>"
"Интернационал", перевод с фр. В. Граевского и К. Майского

Дорогой мой Вовчик!

А хорошая все-таки песня "Интернационал"! Особенно первоначальный, канонический текст. Он не весь вошел в текст гимна компартии и – до 1943 – СССР. Стих этот, например, не вошел. Не могли российские коммунисты такое пропеть. Народы СССР – тем более. Из глотки не лезло. Понятно, да? То есть французы понимали, что изменив политическую систему, вынудят они и воров отдать награбленное, а в России – шалишь!

С тобой, Вова, легко. А знаешь, почему? Потому, что ты в истории силен, ты, как мы в детстве говорили, в истории "волокёшь". Ты вот знаешь, что Украины "никогда не было", а Украина – не знает. И Казахстана – тоже "не было", и Самарканд Пржевальский основал – типа, как Екатерина – Одессу. Но я не за Родину, я – за Россию. Ты, Вова, как историк авторитетный, должен знать, что княжество московское Ивана I Калиты[1] (XIV в.) меньше было нынешней московской области. Остальное, историк мой, награбленное.

Поначалу, при Сане "невском", грабили всерьез, но ненадолго. Налетят, бывало, на доверчивого соседушку, и грабят во все лопатки: знают – спешат уже другие князья – Черниговские или Ростовские – на выручку брата-славянина. Времени у "святого" много не было: именно тогда вошла в моду поговорка: "Крадет, что плохо лежит" – времени искать "хорошо положенное" у "святого" мародера не было. Тактику эту переняли дружины санины у союзников-татар. Те кочевали и засиживаться долго не могли – пограбили всласть, понасильничали – и назад, в степи. Эту военную доктрину сохранила российская армия на протяжении всей своей истории: хоть Суворова вспомни, хоть Жукова возьми, хоть русских "освободителей" в грузинских домах. Всё по одной схеме: грабеж, мародерство и "Фрау, отдай велосипед, cука!"

Именно с него – с Ивана-с-Мошной – начался воспалительный процесс империи: из московского гнойника поползла она на Казань, Крым, Новгород, Тверь, Астрахань, Сибирь... "Освобождали" и обратно-таки не знали, надолго ли. Следовательно, надо было "освобожденных" ограбить по-быстрому, а удастся закрепить за Москвой территорию – то тогда конечно! – тогда грабить уже можно с чувством, с толком, с расстановкой. Тогда на смену мародерам-полководцам, ворам "великим", приходили воры церковные "святые" и воры "в законе": путиловы, строгановы, третьяковы и пр. И народ, – частично в армии, а остальные, наблюдая и ощущая на собственной дырявой шкуре грабеж государственный, – тоже крал всё, что под руку попадало, мало заботясь о том, плохо ли, хорошо ли это "всё" лежало. Достаточно бросить беглый взгляд на литературу российскую, чтобы понять: воровство, как черта национальная, вовсе не итог коммунистических экспериментов, дефицита или нищей зарплаты.

Напомню некоторые:

"Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками", "Смотри! не по чину берешь!", Н.В. Гоголь;

"Бескорыстен, неподкупен, взяток не берет! Ведь про живого человека это можно говорить только в насмешку-с", А.П. Чехов;

"Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу, – пьют и воруют", М.Е. Салтыков-Щедрин (?);

"Если бы отвечать одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут", Н.М. Карамзин (?);

"В России воруют триллионами", Вадим Злобин (2012);

"Объемы хищений при госзакупках достигают 1/14 части бюджета страны", Сергей Степашин, глава Счетной палаты РФ (2012).

Или из народной мудрости:

"Можете зарплату вообще не платить, только не гоните с родного мясокомбината!";

"В СССР лечиться даром – даром лечиться";

"В России взяток не берут только памятники царям и вождям, и то потому, что руки у них на уздечках или протянуты ладонями так, что в них не сунешь!"

Кто на чем "сидел", тот то и крал: продукты питания, книги, бензин, металл, резину, дерево, карандаши, ватман, писчую бумагу, ленту для пишущих машин, дискеты... Кто "сидел" на чем-то духовном, от чего не украдешь – бюрократы, врачи, учителя, партия, милиция, комсомол, церковь[2] (если кого забыла – простите великодушно! Это не из презрения, исключительно лаконичности ради) – те брали "подарки". "Борзыми щенками". Крали-брали, брали-крали... и не только ради живота своего ради, детей малых для, но и, не в последнюю очередь, для того, чтобы с начальством "делиться" – такой вот Круговорот Воровства России.

Тут, Вова, можно писать, писать и писать – всю жизнь пиши, а истории воровства России не напишешь! И доли малой не охватишь... Поэтому давай главное выделим и дальше пойдем.

В России воровали всегда; в России воровали все; в России воровали всё; в России воровали "по чину". Это последнее – особенно важно; это и есть та самая "вертикаль власти" без которой нет России. Страшно даже представить, что с державой будет, посмей кто-нибудь на вверенном ему участке, красть больше положенного. Ну, скажем, как бывший министр обороны. Поэтому его – в отставку, и пастбище поменьше – пусть аппетит уймет! Вот "особо прислужившийся Хакасии" Шойгу – даром, что прораб, – а с понятиями. Так, Вова? Поэтому, если, скажем для примера, некий господин "Ре" имеет на счетах друзей и родственников что-то между 20 и 100 ролдунами (1 рлд. = $2 млрд.), то это говорит не о его моральных или там – душевных – качествах, и не о чистоте рук и привычек, а лишь о том, что "чин позволяет".

Ты, Вова, следишь за мной? Не тяжело еще? Здесь важно понять, потому дальше сложнее будет.

Я, Вова, с предложением до тебя. Я, прикинь! – придумала, как мир с головы демократической реально пешком на ноги обратно поставить. Прикинь!

Я бы, Вова, – если бы моя воля – в ихнем ООНе потребовала бы признать воровство частью национальной российской культуры. Причем частью, которой грозит уничтожение. Красная Книга Воров Российских миру нужна, вот что! Логика моя такая, Вова, – ты следи по мере потенции, трудно станет – руку подними, я повторю: если за 800 лет воровство не искоренили, если о гранит воровского менталитета все зубы обломали, если воруют все от мала до велика – в возрастном и должностном измерении, – значит перед нами не порок, а неотделимая часть характера народного, нечто исконно российское. А раз так, то и любые ограничения, преследования или иные действия, направленные против воровства, следует расценивать как преследование по национальным отличиям. И тогда, автоматически! – превращается ваш майоришко в узника совести! На манер Сахарова. Он, Вова, может тогда в ихний же суд на них подать. За фильмы ихние ругательные. Даром что они на фактах основаны, – факты неверно истолкованы, не учитывают местного колорита, черт национальных и исторических особенностей. Мол, требую возмещение морального ущерба! И ведь заплатят, Вован!

Тогда, – еще пример, – если кто-то того же Ролдугина спросит, за какие такие концерты он $2 млрд. загонорарил, то ему – Ролдугину – только паспорт показать. И сразу: "Oh, russian! We’re so sorry, Mr. Roldugin..." и, когда Сергей Павлович отвернется гордо, брызнут ядом злобы бессильной в спину артиста: "Oh, those russians!"[3]

Мир, Вова, другим станет, веришь ли!

Воры всего мира потянутся в Москву за российским гражданством, а с ними и капиталы наворованные. Никакие оффшоры уже не понадобятся. Западные экономики хиреть начнут, а Россия – наоборот – заживет, что твоя Швейцария или Лихтенштайн! С процентов одних! Сказка, Вова, за Ивана-дурака и печь былью станет!

Если кого теперь вором назовут и тоном при этом повод дадут усомниться в положительном значении слова "вор", то это будет означать, что в нем его сокровенное оскорбили, то, что выше его, с чем, как, скажем, с тягой к личностям одного с ним пола, он не в силах бороться. А до чего подобная нетерпимость довести может, учит нас история. Так, Вова, до геноцида дойти может. Прямая дорога: любая нетерпимость рано или поздно радикализирует определенные слои населения, – вот тебе уже преследование по клептофилии, клептопогромы! Жуткая перспектива клептоцида! Или клептомора...

Эту перспективу, Вова, в ООНе показать надо. Ты старика Риббентропыча нагрузи, он Чуркину задачу поставит. И оба – резолюцию!

И не сомневайся: шансы у вас хорошие. Если они уже до того дошли, что "теплых братьев", лесбиянок и транссексуалов понимают, то что же помешает им толерантность на воров российских пролонгировать? Какие же они после этого "либералы", если откажут? И какое у них после этого "открытое общество" если воров ваших не пускают? Но нет, не откажут. Не посмеют.

Они же там, в ООНе видеть должны, как народ за воров своих стоит. 86% (словами: восьмьюдесятью шестью процентами!) стоит. В какой другой стране так за демократию стоят, а?! Тут даже не скажешь "горой" стоит, нет, Вова – "миром" стоит. Во как! А оппозиция – та ведь завидует. Она, как до весел на галере доберется, то грести будет почище нынешнего. В смысле – интенсивнее. Табанить не станет. Это уже сейчас ясно. Потому что сути российской менять не собирается. Ворованное отдать? – накось, а этого не видал?!

PS. Сегодня, Вова, Международный день беженца. Если резолюцию вашу Чуркин через СовБез протащит, то в мире "воры-беженцы" появятся, а это тебе не мелочь: под них можно будет в том же УВКБ[4] ООН бабло реальное сшибить – на гуманитарку ворам.

[1] "Калита", кстати, значит не что иное, как кошелек – вполне причная кличка для вора. Вора, кстати, "святого".

[2] Насколько прочно въелось воровство в кровь народную, насколько широка акцептация его общественностью, демонстрирует следующий факт. В 1996 году патриарх Алексий официально обратился к Президенту Ельцину с просьбой разрешить церкви продать 750 000 т. нефти в обход таможни и на вырученные деньги "приобрести иконы". И Ельцин позволил. Народ в очередной раз промолчал. И ни у кого не возникло ни тени сомнения в том, что Президенту страны, гаранту Конституции позволено Конституцию эту мять и гнуть по собственному разумению и толкованию, а церкви – красть народные деньги из бюджета.

[3] "Ах, русский! Простите, г-н Ролдугин!.. Ох уж эти русские!", (англ)

[4] Управление Верховного комиссара по делам беженцев.

14

а вот это - о людях, крымняшках и "двойных стандартах"
на которые так любят жаловацца ети очаровательные зверюшки :smoke:

Вечные вопросы
Ирина Бирна: попытка мысленного эксперимента

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201608/57A52054EACEB.jpg

"Чистая Правда со временем восторжествует, –
Если проделает то же, что явная Ложь!"
Владимир Высоцкий, "Притча о Правде и Лжи", 1977

I. Старая добрая английская притча

Однажды англичанин – истый джентльмен: прямой, сухой и длинный как указка, застегнут на все пуговицы – внешне и внутренне, – котелок, перчатки и галстук цветов колледжа "Святого Джона" – увидел сон. Привиделось ему будто за какими-то надобностями поднялся он по трапу круизного лайнера и отправился через океан. На второй день пути попало судно в жесточайший шторм. Волны-убийцы (бывалые мореманы[1] знают о чем я) налетали на судно одна за другой так, что не однажды оказывалось оно то на гребне одной из них, демонстрируя самым жалким образом все то, что порядочные суда привыкли прятать под ватерлинией, то в пропасти между двумя, так, что гребни их казалось вот-вот сомкнутся над клотиком. Как и должно было случиться в любой притче, одна из волн оказалась последней, или, как красиво выражаются поэты – роковой. Она ударила в борт, судно накренилось на угол несколько превышающий тот, что заложен был по "Теории устройства судна", черпнуло воды..., мир, казалось, замер, застыли на мгновение даже волны, словно в ужасе наблюдая дело рук своих[2], – и ринулся лайнер, следуя обычной земной логике, к точке наибольшей устойчивости – механики-теоретики говорят: к точке минимума энергии – на дно.

Англичанин наш уцелел. Сразу после крушения увидел он себя лежащим на какой-то доске. Шторм, как и положено, тут же прекратился, наш герой уселся на доске и осмотрелся. И увидел он к своему полному удовлетворению, что выглядит вполне достойно: котелок, перчатки, белая сорочка и галстук цветов "Святого Джона" – все было при нем. Заметил он также, что доска, спасшая ему жизнь, была дверью, причем более чем вероятно – дверью камбуза, потому что в руке своей он обнаружил огромный кухонный нож, острый, как самураев меч, из тех ножей, которыми повара отрезают щедрые ломти ярко красного антрекота. Ища объяснение странному предмету, никак не вяжущемуся с внешностью джентльмена, он поднял глаза и осмотрелся. И заледенел в ужасе: к нему на огромной скорости несся, рассекая воду, как мир, на "этот" и "потусторонний", спинной плавник белой акулы. Еще мгновение и голова зверя уже поднялась над водой, несчастный увидел стальные, мутные глаза, сероватое, волнистое как асбестовая крыша сарая, нёбо и бесконечные ряды белых зубов. В последнюю секунду, покоряясь инстинкту более, чем разуму, выбросил он вперед руку, украшенную ножом. Острие впилось в тело рыбины и она, замерев над жертвой, выкатив изумленно глаза, воскликнула по-английски:

– Рыбу – мясным ножом?!.. Сэр!..

II Постановка задачи

Итак, имеем типичную конфликтную ситуацию с двумя полюсами противостояния. Каждый действовал инстинктивно; каждый имеет все основания считать себя "потерпевшей" стороной; каждый видит вину соперника; каждый заслуживает права быть услышанным. Задача, таким образом, может быть сформулирована как определение долевой вины протагонистов и легальности средств и способов ведения борьбы. Результатом исследования может стать выработка модели поведения, позволяющей в будущем избегать подобных срывов. Для того, чтобы ответить на поставленные вопросы, давайте переместимся мысленно на позиции участников.

Возмущение, негодование англичанина становятся вполне понятны и легко объяснимы, если принять во внимание, что ничем с его стороны не спровоцированная агрессия была осуществлена внезапно, подспудно и в самый неподходящий момент. Именно внезапностью агрессии можно и должно объяснить его реакцию, вынудившую его на долю секунды забыть все то, что до сих пор считал он неотъемлемой частью своей натуры: хладнокровие, самообладание, чувство юмора и дистанции. Все это было во мгновение ока сметено страхом за свою жизнь, все было перечеркнуто одним неконтролируемым движением, о котором он будет сожалеть еще долгие годы. Но которое именно и открыло перспективу для "сожаления на долгие годы".

И у акулы есть все основания считать себя не просто обманутой, но преданной, вероломно атакованной. Акула – это первоклассная, идеальная машина-убийца. Методики ее охоты отточены миллионами лет и доведены до совершенства; она никогда, ни одного лишнего движения не делает – уже по пути к жертве акула оценивает размеры и массу будущей жратвы и инстинктивно выбирает единственно верную тактику. В нашем случае значит это, что приближаясь к англичанину, вооруженному мясным ножом, интеллигентный зверь был совершенно уверен, что правила игры остаются в этой части неизменными. В конце концов, леди и джентльмены, всему ведь есть предел! И рыбу – мясным ножом... это, знаете ли... так ведь до черт знает чего дойти можно! Нет, джентльмен до такого не опустится! То есть понять то глубочайшее разочарование, отчаяние даже! – вызванное предательством всего святого, что есть на этом свете, на чем собственно свет и стоит, и на что бедный зверь совершенно наивно полагался, во что слепо верил – все это понять не просто, объяснить невозможно. Кому же после этого можно верить?!

Так кто же прав в нашем эксперименте? Обе стороны конфликта действовали согласно инстинктам, заложенным в них природой. Но обеспечено ли в данном случае равенство позиций сторон конфликта и неизбежно исходящая из него степень виновности их? Следует ли считать, что право на жизнь человека должно быть a priori оценено выше того же права животного? А если абстрагироваться от категорий "человек" и "животное" – категорий, сразу заметим, расплывчатых и неясных, – и рассматривать конфликтующие стороны лишь как одну, общую форму жизни, т.е. способа существования определенного набора белков, и, следовательно, вытекающим из этой общности единым "правом на жизнь живого"? Совершенно очевидно, что только такая позиция позволяет рассматривать ситуацию "внепартийно", обеспечивает максимальную объективность и беспристрастие.

В итоге простейшей логической цепочки (опускаем здесь ввиду очевидности) получим, что англичанин наш, именно ввиду своих природных преимуществ перед акулой, таких, как, скажем, способности к абстрактному мышлению и анализу информации, опыту, воспитанию, образованию, традициям, обычаям и т.д., т.е. именно всему тому, что призвано подавлять первородные инстинкты, находится на качественно иной ступени развития и злоупотребляя своим преимуществом, поступает подло. Акула лишена возможности искать и находить альтернативу, взвешивать плюсы и минусы возможного развития ситуации, оценивать последствия своих поступков. Она, бедняга, может только жрать, с нее, горемычной, выражаясь юридически, взятки гладки.

При всей простоте и логической доступности полученного нами результата, что-то мешает признать его правильным. Ответ, как и во всех предыдущих рассуждениях, найдем в природе явления. Выше указали мы на то, что оба участника конфликта действовали инстинктивно, т.е. следуя логике самой Природы, не оставляющей свободы выбора в ситуациях, когда живое ощущает смертельную опасность. Так уж устроено Природой на этой Земле, что все рожденное обязано выжить. А если так, то и обязано сделать все для того, чтобы отвести, избежать, побороть и т. д. реальную или воображаемую опасность. В ситуациях, подобных описанной, Природа не оставила нам времени на принятие решений и рука с ножом инстинктивно, т. е. без участия головного мозга и задействования обычных каналов передачи информации – глаза-нервы-мозг-оценка-нервы-мускульная реакция, – выбрасывается в направлении грозящей опасности. Этот инстинкт, к счастью, невозможно связать даже галстуком цветов одного из лучших колледжей мира.

III Практическая задача

"<...> выработанные и предназначенные для защиты
<...> законы неэффективны при борьбе
с таким беспощадным врагом, как терромафия"
А. А. Корчак, В. А. Корчак,

"Самоорганизация тотальной власти"

Думаю читатель уже несколько устал от суховатой теории и – я говорю о терпеливом и любопытном читателе, вообще дочитавшем до этого места, – в который раз задался вопросом: "О чем это все? И причем тут старый анекдот?". Ну что же, перейдем к делам нашим грешным.

И перенесем наш мысленный эксперимент из Атлантики в Украину. Абстрагируясь от статистически пренебрежимых деталей и величин, можно утверждать, что из двух героев притчи – "акула" – это Россия, а "англичанин" – это Украина.

Действительно, Россия – превосходно отлаженная, веками настраиваемая и юстируемая машина-убийца; страна, отточившая технику и технологию убийства до гибридного совершенства. Вся природа этой огромной, вечно голодной и потому вечно ищущей новую жертву страны – убийство. Если мы в предыдущих публикациях неоднократно отмечали отсутствие в России науки, культуры и искусства, то понимать это следовало не буквально, а исключительно с позиций природы России – страны-убийцы. Разумеется, в России есть и наука, и искусство, и культура с литературой, но все это в конечном итоге работает на войну, на оправдание и обоснование – средствами науки, культуры и искусства – массового порабощения бесчисленных народов, разграбления их природных богатств, обеспечение политики геноцида уцелевших в этой мясорубке.

В феврале 2014 года "акула-Россия" подкралась к украинскому Крыму и оторвала его от тела республики. Месяцем позже принялась вгрызаться в Донецкую и Луганскую области. Украине удалось в короткое время организовать сопротивление, создать армию, мобилизовать население, наладить производство вооружения. Но война идет не только и даже не столько в окопах, война идет ежедневно, ежесекундно в головах, и головах не только российских и украинских, нет, гораздо важнее: она идет в головах европейских, американских, канадских и многих, многих других, от которых, в конечном итоге может зависеть исход неравной битвы человека против государства-смерти. Это, в какой-то мере, не война между Украиной и Россией, но война за умы между гуманизмом и "правом голодной акулы", борьба за право любого, пусть даже самого малого и "незначительного" народа на жизнь, причем на жизнь на своей исторической территории.

Из такой постановки вопроса совершенно очевидно вытекает значимость информации, поступающей из зоны боевых действий.

Некоторое время назад украинский добровольческий сайт "Миротворец" опубликовал список журналистов-международников, освещающих войну со стороны ОРДЛО. Список этот вызвал бурю негодования, дошло даже до временного закрытия сайта. Каюсь, весь скандал, его возникновение, развитие и финал, я "проспала", и лишь недавно была буквально "принуждена" заняться поисками того, почему восстановленный "Миротворец" имеет "подмоченную репутацию", кто, почему и зачем "подмочил" ее.

Работу, проделанную мной в последние две недели, может повторить каждый желающий, повторить и прийти к собственным выводам. Я не собираюсь поэтому ни называть имен, ни повторять аргументации, ни оправдывать, ни осуждать. Для меня ясно одно: публикация "Миротворца" – очередной удар ножом в акулу.

"Миротворец" лишь собрал в одно место сведения, которые можно было без лишнего труда и пота, обладая единственно, как говорят здесь, в Германии, "чугунной задницей", наскрести по интернетовским сусекам. Можно спорить о нравственной, этической или политической стороне выбранного сайтом способа защиты, но называть его "предательством журналистов", намекать на связь публикации с некоторыми трагическими событиями, кликушествовать о том, что теперь никто больше не отважится поехать на оккупированные территории и мир лишится "объективной" информации, все это, мягко говоря, чересчур эмоционально. Перепечатывать целые фразы из русской Википедии, упоминающей имена Бузины и Калашникова в прямой связи со списком – просто недобросовестно. Покушения подобного масштаба осуществляются не потерявшими контроль над собой истерически настроенными "националистами", случайно нашедшими адрес жертвы, а требуют серьезной и многосторонней подготовки, слаженной команды, материального обеспечения – все это, по понятным причинам, невозможно "раскрутить" за два дня.

Работа журналиста всегда связана с риском. Риск этот можно минимизировать, а можно и максимизировать. Именно это последнее и совершает всякий журналист, обращаясь за аккредитацией к стороне, которая правом выдавать оную заведомо не обладает. Вступая в соглашение со страной-агрессором, журналист таким образом несет всю ответственность за последствия подобной гибридной сделки.

Всю эту старую историю не стоило бы и ворошить.., если бы она не имела совершенно ожидаемого продолжения. Продолжения, во многом объясняющего эмоциональную реакцию на список незадачливых журналистов.

Итак, две недели назад тот же "Миротворец" опубликовал новый список. На этот раз список иностранных граждан, воюющих на Донбассе. Здесь уже, в отличии от "журналистского", помещены многие личные данные террористов и военных преступников, такие, как частные адреса, имена родственников и знакомых, фотографии, информация о личных наклонностях, интересах, привычках и преференциях – короче все то, что "подзащитный" сам постит о себе в соцсетях, чем хвастает и гордится.

Работа над списком, включающим сегодня 18 200 имен (опубликовано только 3 200 – на обработку остальных данных просто не хватает рабочих рук), велась уже давно, во всяком случае, задолго до публикации "списка журналистов", т.е. не будет преувеличением, лишенным оснований, предположить, что кому-то очень надо было предотвратить публикацию списка террористов. Кому-то, кто знал о планах, о работе по сбору, оценке и классификации информации; знал, но остановить не мог. Единственной возможностью у этого кого-то оставалось раскрутить истерию и "подмочить" репутацию сайта. Повод был, как обычно, не важен. Подошел и "журналистский список".

И к новому списку можно относиться по разному, и о нем можно спорить, можно рассуждать о его моральной, этической, политической или даже юридической обоснованности. В конце концов решения суда, признающего граждан России, воюющих на территории Украины в составе незаконных бандитских формирований, не было. Его и не будет. Как не было и не будет суда над теми, кто взрывал жилые дома, травил газом заложников в театре, жег детей напалмом в школе; как не было суда над Луговым и Ковтуном, равно как и над теми, кто сбил борт МН17. Гибридность российской технологии убийств именно на это и рассчитана: на повязанность мира законами, правилами, традициями, моралью.

А можно взглянуть на список глазами миллионов украинских беженцев, через окна сожженных школ и детских садов, со стороны кладбищ, где лежат жертвы "мира", принесенного на эту землю "русскими", вспомнить Волноваху...

Дискуссия о "Миротворце" и его списках (а там еще был опубликован список путинских соколов, бомбящих "гуманитарными" бомбами школы и больницы Сирии) теряет всякую остроту, если диспутанты признают право народа Украины на самооборону; если вспомнят, что воюет Украина против гибридной страны и что гибридность ситуации оставляет не много пространства для игры "по правилам" – на Донбассе ежедневно гибнут люди и, к сожалению, не только те, что из списка.

[1] Так в Одессе называют моряков (одес.)

[2] "Волны с руками" - Пушкин в таких случаях говорил: "Плохая физика, но зато какая смелая поэзия!"

15

кстати говоря..

#p445540,nikola написал(а):

Караганов: Это был очень сильный, прекрасный шаг моего руководства. Мы действуем на основе того, что мы сильнее в этом регионе. Русские может быть не так сильны в экономике, в искусстве ведения переговоров, но зато мы прекрасные воины.

#p449388,Бирна написал(а):

Действительно, Россия – превосходно отлаженная, веками настраиваемая и юстируемая машина-убийца; страна, отточившая технику и технологию убийства до гибридного совершенства. Вся природа этой огромной, вечно голодной и потому вечно ищущей новую жертву страны – убийство. Если мы в предыдущих публикациях неоднократно отмечали отсутствие в России науки, культуры и искусства, то понимать это следовало не буквально, а исключительно с позиций природы России – страны-убийцы.


как грицца, найдите 10 отличий
я так ваще ни одного не нахожу :dontknow:

хотя нет, одно таки нахожу - Караганов это говорит с опупенной гордостью за свою любимую "Родину", страну-убийцу

16

Мы сильные воины и клали с прибором на экономику5 :crazyfun:

Отредактировано Julia Elvert (21-09-2016 14:17:09)

17

#p452525,Julia Elvert написал(а):

Мы сильные воины и клали с прибором на экономику5 :crazyfun:

во-во.. и ваще на фсё клали, как тот ведмедь http://s003.radikal.ru/i201/1107/7a/c2275cd0009c.gif

18

Похохотались
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо двенадцатое

http://s1.uploads.ru/MB5Ua.jpg

"Извините, я думал, что я один…
Я щас там так хохотался!"

Рубен Хачикян к/ф "Мимино"

В веселые времена живем, Володя!

Куда ни кинь – смех один, да и только! Я, Вова, не за русских россиян, я – за демократов: комики они, иначе не скажешь. Вот, ты – ты их не с чужих слов знаешь, – скажи, они делаются или таки-да, по жизни, такие? Я вчера[1] вечером смеялась, аж слезы с глаз! По всем каналам смеялась: ARD, ZDF, 3sat.., по ARTE – тоже смеялась. Показывали они, Вовчик, Саманту Пауэр[2], как она – Саманта эта самая, – россиянину русскому Чуркину, за совесть втирала. "Неужели, – говорит, – нет никакого варварства, никакой казни ребенка, которые бы затронули вас за живое? Которые бы вас хоть чуть-чуть шокировали? Есть ли вообще хоть что-нибудь, что вы еще не оболгали? Или не оправдали?.." Это – Чуркину! За живое!! Скажи, Вова, ну как до того дойти можно, чтобы с россиянином (тут даже неважно, встал ли он уже с колен или на корточки пересел) за совесть говорить? Они в каком мире живут? Они что, за геополитику никогда ничего не слышали? Познера не видели? Это же все равно, что с Кирюхой-православным за человеколюбие… или с Михалковыми – за совесть… Страна, которая заморила голодом 8 миллионов (восемь!) украинцев менее чем за год!.. с этой страной – за совесть?.. за варварство?.. Она же, ну, Саманта эта американская, не к Чуркину взывает, она к народу российскому вопиет, к потомкам тех, кто стоял в загранотрядах вокруг украинских сел, кто пайку жрал и кому умирающие на его глазах дети аппетита не портили… Они и тогда, наверняка, хохотались, наблюдая, как смешно ползают дети и стонут: "Паничу, хліба..." Она к совести тех взывает, для кого жизни украинцев – вполне конвертируемая валюта за домны, конвертеры, тракторные заводы, прокатные станы и электростанции. Смешно, ей-богу!..

Но Чуркин хорош! Ой, хорош, сукин сын! Ты, Вова, его при случае похвали. Старается. Он ей ответил по-русски, философски так, ответил: "Сама, мол, дура. Ты, говорит, не матерь Тереза, вот!" То есть дал понять: пока Саманта не мать Тереза – все позволено и массовое уничтожение мирного населения Сирии ничего общего с какой-то там совестью не имеет. Чистая геополитика. Саманта, униженная звенящей логикой Чуркина, замкнулась в гордости. А что тут ответишь, будь ты хоть десять Самант?

А Сирия что? Ничего. Сирийские бабы еще нарожают. Украинки же вон – нарожали… Правда, ничего хорошего и из этих не вышло: Майданы какие-то… Ну, да ладно, мы из Донбасса не уйдем, а там время покажет, кто прав. Кто последним хохотаться будет.

А накануне (до Саманты) я с Игорем Лебедевым (типа депутатом, твоей типа думы) хохоталась: "Никто не умрет в мировом спорте, если Латвия на Чемпионат Мира[3] не приедет. Кто может за ней последовать? Литва? Эстония? Не смешите меня!" Но типа депутата посмешили не презираемые им Литва и Эстония, а Австрия, вслед за Латвией заявившая о невозможности проведения ЧМ в стране, накаченной допингом по уши. За австрияками и еще несколько федераций заявили о том, что рассматривают возможность отказа... т.е. уже типа тенденция... И вот, чтобы лишить Россию возможности хохотаться после отказа каждой страны, Международный Комитет просто взял, да и забрал ЧМ целиком, одним легким движением руки. Теперь россияне могут один раз крепко похохотаться и... Нет, не получается! Только отхохотались за боб со скелетоном, Поветкин выскочил: и его уже в который раз на допинге поймали! Бой со Стиверном Бейменом отменили. Бедняга Стиверн зря на авиабилеты потратился, пришлось домой, в Канаду, возвращаться. Не с поясом, а с носом. Вот смеху!

Пятикратный победитель Кубка мира по биатлону Мартин Фукад (Martin Fourcade) грозит бойкотом нынешнего Кубка, если Федерация биатлона не накажет русских биатлонистов. Так, подлец, и сказал норвежскому телеканалу NRK: "Я надеюсь, у них (Федерации биатлона) хватит мужества исключить русских. Если нет, то биатлонисты должны сами проявить инициативу". Смешно, правда?

А клоуны западные никак не успокоятся: они уже списочек подготовили всех международных соревнований, что в России на следующий год запланированы. Длинный список – даст бог, много еще смеха на Руси будет!

Но самый большой хохот станет над Россией, когда ЧМ по футболу отберут! А ведь все к тому идет, Вова. Вот ФИФА против вице-премьера В. Мутко расследование начала, связанное с его ролью в системе государственного допинга. Понимаешь? Мутко, он ведь всем спортом командовал, он ведь всех на иглу посадил. Почему же ФИФА? Понял, да?

Но Мутко Муткой, с него, мутковатого, какой спрос – он приказ исполнял. А у тебя дела хуже будут, если Чемпионат отберут. Ведь братва бабло вложила в стадионы, гостиницы, рестораны. Пацаны навариться рассчитывают. Нафаршироваться. Что будет, как придет братва и скажет: "Ответь за бабло!" Я понимаю, что бабло не ихнее, что они только приставлены к общаку... но все-таки... не по понятиям как-то...

***

Выходки этой самой Саманты и типа профессора Макларена показали, что ни чай "Полониевый" кремлевской чаеразвесочной фабрики, ни Крым, ни Донбасс, ни Боинг, ни массовое уничтожение жителей Алепо, ни хакерские атаки, ну ничего буквально, они не поняли! И за допинг – тоже ничего не поняли. И тянут вечную свою шарманку: "Гуманизм"... "Совесть"... "Жизнь Человеческая"... "Чистота спорта"... "Права Человека"… Получается, типа, что ты еще и не начинал работать... Это ж, Вова, сколько еще работы предстоит, чтобы им объяснить, что в мире, где есть Россия, может быть только одна реальность: российская.

Значит, похохотимся еще!

Так что бывай здоров! Не кашляй.

PS. Поздравить тебя, Вовчик, хочу: более 1000 олимпийцев, накаченных допингом под завязку! Это даже старику Хонеккеру не снилось! Русский размах! Это новый мировой рекорд! Мой восторг и поздравления всем, кто помог добиться этого замечательного результата: врачам, тренерам, фармацевтам, ФСБ, честным контролерам РУСАДА!

А демократы теперь голову ломают: как медали олимпийские вручать тем, кто на место допингонутых россиян поднялся? По почте высылать? Вот подбросил ты им проблему!

PРS. Сейчас представилось: Гёббельс твой, Риббентропович – и с совестью! Не, лучше и не представлять – сюрреализм какой-то!

[1] Письмо я начала 15.12.16, т. е. речь о сюжете в новостях от 14.12

[2] Посол США в ООН

[3] ЧМ по бобслею и скелетону, должен был состояться в Сочи, 13-26.02.2017

19

Похохотались 2.0
Ирина Бирна: Из писем Володе. Письмо тринадцатое

http://s9.uploads.ru/UtZF2.jpg

"Умер, шмумер – лишь бы был здоров!"
Одесская классика

Я, Вова, никогда не думала, что мое предыдущее письмо станет для тебя кассандровским. Я, ты же знаешь, с пустяками до тебя не пристаю; знаю: работаешь, поэтому, если и берусь за перо, то не иначе, как по делу. Но вот чтобы так... и чтобы так быстро!..

Не писала ли я тебе, что, мол, готовься, мол, похохатимся еще? Я, Вова, ведь не только за допинг думала, когда писала – вся ситуация много-много лет уже ничего кроме хохота не вызывает. Это, как если кто-нибудь из дерьма повидло делает и обещает постоянно: "Есть еще нельзя, но на хлеб уже намазать можно". А тут, Вова, из твоей России – "великую державу" лепят! Как тут без смеха!

Ну, давай конкретно. По существу. Я тебе за Саманту писала, мол, как она через Чуркина выяснить пыталась, а есть ли хоть что-нибудь, что народ российский "за живое возьмет"? И вот тебе ответ по жизни: "Есть. Хор Александрова". Только-то они, болезные, грохнулись, как разделилась "оппозиция". Одни латынью кроют на чем свет, мол "De mortuis nihil nisi bene", другие резонно за Донбасс и Алеппо вспоминают, про тысячи уничтоженных детей Украины и Сирии, про все то, что ООН военными преступлениями назвал. А нет, чтобы на дело по чеховски посмотреть! В любой, учил классик, ситуации нужно искать позитив. Ведь, Вова, там, где певуны и плясуны приземлились, ждут их сплошные аншлаги! Да еще при какой публике! Ведь мечта, а не публика: все, как один специалисты, мастера своего дела – Хитлер, Сталин, Химмлер, Пол Пот, Кима оба два, Тухачевский, Молотов, Каганович, Жуков, Ленин, Фидель... да всех ли упомнишь! Что может быть выше для артистов российской армии, чем выступать перед такой публикой? По сравнению с нею, те, соколы сирийские, дилетанты еще. Им еще бомбить и бомбить, как медному котелку.

Может, вместе с Сергием ("радонежским"), всем кодлом Романовых и Чекатило, на их концерт и Зоя Космодемьянская забежит? Чем черт не шутит? За нее, кстати, "оппозиции" удалось-таки снова раздуть "дискуссию".

Ну, и раз уж за "оппозицию" пошло, закроем эту смешную тему. Имея, Вова, такую "оппозицию", никакой позиции иметь не надо! Вот ведь преимущество всех российских режимов, как бы они не назывались. А заслуга последнего режима в том, что он 99 лет назад даже эту ситуацию упростил до двухходовки. ЧКой упростил. У ЧеКи, по определению, только одна позиция и возможна: стоя, в вытянутой руке – револьвер. При таком упрощении любая "оппозиция" автоматически располагается за спиной того, с револьвером. Вот с этой позиции и идет вся "оппозиционная дискуссия", отсюда и разница в видении будущего России, отсюда и темы такие, чтобы за спиной оставаться. Типа, как за Зою.

У нас тут, Вовуля, для примера, как скучно станет, в Райне крокодил появляется, а в России очередной раз Зоину шизофрению "рассекретят". И не надоест, ей-богу! И, точно так же, как и в "casus Александровский", "оппозиция" пускается во всю рвать на груди рубахи, майки и даже, прости, бюстгальтеры: "Болела... не болела... болела, но ангиной, а тогда ангину у Кащенки лечили... не болела, но подвиг совершила... болела, но подвиг от этого еще краше... сам дурак!.."

Я понимаю, Вовчик, что доктор, очередной раз раскрывший "тайну" Зоиной шизофрении, такой же историк, как и Мединский – 29-й панфиловец, но "известный психиатр" должен же был ну хоть что-нибудь о "психологии" слышать! Об инстинкте самосохранения. Должен же иметь хоть малую, зародышевую, способность к логическому мышлению... к анализу там.., сравнению… Все это в его "открытии" и последующем "дополнении" отсутствует геть[1]. Равно, как в именитых критических отзывах коллег-публицистов-блогеров.

Все, что мы о последних часах "героини" Зои знаем, знаем мы со слов очевидцев. А очевидцы кто?

Давай рассуждать.

Мы знаем, что был приказ жечь дома крестьян; знаем, что в Петрищево не было немцев; знаем, что схватили Зою крестьяне, в тот самый момент, когда она совершала "подвиг" – поджигала крестьянскую избу с многодетной семьей; пока мужики ездили в соседнее село за немцами, две женщины в сердцах избили Зою[2]. Вот, собственно, всё. Да, еще мы знаем сегодня атмосферу тех дней: почти 5 млн. солдат сдались в плен, а во всех населенных пунктах немцев встречали, как освободителей. Мы знаем так же, что сразу после возвращения красных, двух крестьянок, бивших Зою, расстреляли...

А теперь, Вова, скажи мне как профессионал, как майор, следственное дело постигший, учитывая все вышесказанное, о каком доверии к показаниям свидетелей казни Зои может идти речь? Стань на их место. Перед ними – два теплых трупа невинно расстрелянных односельчанок, за ними – все то, от чего они у немцев спасения искали: раскулачка, ЧК, расстрелы за колоски, лагерные сроки за опоздание на работу... одним словом – рай советский. Вот и "вспоминали" они наперегонки, чтобы выслужиться и в коллаборационисты не попасть, о пении "Интернационала", о здравицах Сталину, о призывах к борьбе и предвещании скорой победы. Могли крестьяне вспомнить что-нибудь иное?

Была ли больна, почему режим забрасывал несовершеннолетних после 3-дневного "образования" в тыл врага, почему так называемое "партизанское движение" занималось в основном террором местного населения, а не борьбой с оккупантами – эти и сотни других вопросов – не к Зое и не к несчастным жертвам пропаганды, отдавшим свои молодые жизни кремлевскому молоху, а к Кремлю и его "историкам".

Это ведь тоже допинг – все эти "подвиги", все эти "панфиловцы", "матросовы" да "молодые гвардии". Раньше это называли "опиумом для народа", сегодня – "героической историей России".

Только вот с допингом в спорте, похоже, дохохотались, Вова. Уже из-под Пуделя-Томаса Баховича жареным потянуло... так, Вовчик, потянуло, что он "призвал пожизненно отстранить от участия в Олимпиаде спортсменов и чиновников из России, если будет доказана их причастность к государственной допинговой системе". А что, Вова, – ему за чужие понты в отставку идти не резон.

Где-то, Вова, прокол вышел. Не получилось с гибридным спортом. Облом, называется.

Я так думаю, во-первых, тебе бы что-нибудь пооригинальнее придумать – ведь "величие" страны на допинге строить – не новое это, это уже испробовали и Хонеккер, и Китай. Что с этого вышло, знает каждый. А во-вторых, тебе не всех агентов разведки на замену мочи посылать надо было. Кто-то должен был и на Западе за порядком смотреть. Ну можно же было Макларену этому чаю в подарок прислать, или детские фотографии на компьютер слить, или переписку выкрасть. С Хиллари же получилось. Чем у тебя там Сноуден с WikiLeaks‘ом занимаются? Зря ведь бабло жрут. Ну, не буду, не буду. Не мне тебя учить.

А теперь что – ну, типа признала типа самая исполняющая обязанности Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Анна Анцелиович "наличие российской "допинговой программы" в ходе подготовки к Олимпийским играм 2014 года. "Это был институциональный сговор", – сказала Ацелович (так в тексте, курсив мой, И.Б.), подчеркнув, что руководство страны в этом участия не принимало, а государство – не являлось заказчиком программы".

Только я, Вова, задумалась, а какие такие "институты" кроме ФСБ и Министерства спорта сговорились, может ли государство не быть заказчиком, если его разведка и одно из министерств являются исполнителями, и на каком уровне мозгового развития находятся авторы подобных признаний, как могут они рассчитывать на то, что кто-то на Западе подобное повидло купит, как жизнь сама ответила на все вопросы. Жизнь российская, в который раз, оказалась проще и еще смешнее! Оказалось, не говорила Ацелиович ничего; никакого NYT отродясь не видела, хотя он, этот самый NYT, ее цитату из контекста вырвал, перекрутил и выставил в чёрном свете! И вообще, не было никакой Ацелиович и Виталия Смирнова – тоже не было. Даром, что последнему "не было" уже 81 год и оно руководит Независимой общественной антидопинговой комиссией Олимпийского комитета России (ОКР). Смирнов, которого не было, в не имевшем место разговоре с NYT посчитал, "что Россия "сделала много ошибок". "Мы должны найти причины, по которым молодые спортсмены принимают допинг, почему они на него соглашаются"", – этого он тоже не говорил. Тут я ему поверила: не может житель России не знать, что причина одна: в строящейся "великой" России допинг для одаренных ребят и девочек – единственный способ не закончить жизнь в подворотне, налакавшись "Боярышника". Не все же Зоями могут быть!

Я, Вова, не знаю, зачем тебе этот пацанский ход понадобился: послать Ацелиович типа признаваться, а потом заставить ее же типа отрицать, но то, что она, как главное звено государственной допинговой системы, не сама полезла с откровениями – вне всякого сомнения.

Ответ на этот вопрос мы наверняка получим скоро. Но уже в следующем году, с наступлением которого я тебя и поздравляю!

Мутке, старику Риббентропычу (что-то давно не слышно его – здоров ли?[3]), тувинскому Суворову... может, забыла кого? – всем привет и пожелание похохотаться тем же темпом в Наступающем Году!

На Трампа надейся, но сам не плошай!

[1] Начисто, полностью (укр)

[2] Господин, доктор-психиатр, - ведь это нормальная, здоровая реакция на попытку кого-то сжечь при -30°C в тени ваш дом, или я ошибаюсь? Более того, коллега назвал бы реакцию "модератной" - другие просто убили бы "героиню". Почему бы Вам не обратить внимание на это?

[3] Только написала, а он в вечернем выпуске новостей уже выразил надежду на то, что новая администрация Белого Дома "присоединиться к усилиям России в Сирии". Скучно кремлевским и неинтересно одним военными преступниками жить. Дурнее себя ищут.

20

Космополит
есть хороший юмор, есть плохой
у каждого свой выбор
Но и юмор и сатира разные вещи

21

#p461756,выхухоль написал(а):

Но и юмор и сатира разные вещи

а где юмор-то? Юмора тут и близко не валялось


Вы здесь » Дискуссионный клуб ЭМ » Личное » Из писем к Вове