Дискуссионный клуб ЭМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тексты - 2

Сообщений 541 страница 565 из 565

541

#p452437,Фрол написал(а):

Вопрос — на что россияне рассчитывают, оставаясь один на один с российским государством?

похоже ,россияне надеются что  не встретятся на узкой дорожке с государством
Ну а если встретятся , то начнется партизанская война  :hobo:

542

#p452437,Фрол написал(а):

Абсурдная ситуация — отлично зная мир, в котором они живут, его «понятия» и законы, россияне сознательно отказываются от дополнительной защиты против него.

вот и Захарченко, какой смешной
гласность

Дмитрий Захарченко продолжает уверять, что он не имеет никакого отношения к деньгам. По его словам, спасти его может только гласность, поэтому он обещает рассказать всю историю в том числе и о происхождении миллиардов, но только если об этом станет известно на всю страну

543

#p452437,Фрол написал(а):

Если не получается отказаться от общения, вспомнят содержание последнего выпуска новостей и перескажут, как смогут, выгораживая страну

:rofl:
перед кем выгораживая, перед собой
и перед собой и перед миром

544

#p452437,Фрол написал(а):

Государство, задавая вопросы, слышит слова, сказанные собственными пропагандистами.
Оно сталкивается с защитой и не в состоянии проникнуть вглубь.
В итоге, никто толком не знает, что происходит в головах у россиян по ту сторону защиты.
О чем они думают?
Чем недовольны?
Какие планы вынашивают?
Силовики, как правило, ссылаются на отсутствие протестной активности: если граждане не вышли на улицу, значит, готовы смириться.
Проблема в том, что кроме выхода на улицу существуют еще сотни способов пассивного сопротивления, близкого к партизанскому саботажу.

о, я знала что именно так  http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/victory.gif

545

#p452437,Фрол написал(а):

Следовательно, в ближайшее время начнется гонка вооружений: россияне будут придумывать новые варианты саботажа, разлагая власть на местах. Интересно, кто победит?

болт в моторе ...вот и вся гонка
Для гонки рабочих не осталось

546

РУССКАЯ РУЛЕТКА

Лилия Шевцова, политолог

12 октября 2016

Мир до сих пор не может очнуться, переваривая путинский ультиматум Америке.

Российский президент предложил сыграть в русскую игру, потребовав не только признать за Россией право трактовать мировые правила по своему усмотрению, но и выплатить репарации за ущерб, понесенный Россией в результате западных санкций.

«Если не примете наш ультиматум, вас ожидают неприятные времена», - вот кремлевский мессидж Вашингтону.

Принятие ультиматума для Америки равноценно выстрелить себе в ногу.

Понятно, что Кремль решил воспользоваться параличом либеральных демократий, вызванным «пересменкой» американских президентов и дезориентацией истеблишмента.
Путин решил подтолкнуть западных лидеров к обрыву и заставить их вместе взглянуть в бездну.

И здесь Кремль совершил стратегическую ошибку.

Дело даже не в том, что не будь его «ядерного ультиматума» Запад мог смягчить санкции в отношении России.
Теперь санкции уж точно будут продлены.
Но дело ещё и в том, что Кремль подрывает и так хлипкий миропорядок, разрушая табу и регуляторы, которые с таким трудом отстраивали мировые державы, в том числе и СССР.
Между тем, в ситуации беспредела странам с ограниченным ресурсами придется тяжело.
Особенно если загнанный в угол Запад остервенеет и возродит свой былой бойцовский дух.

Словом, Кремль загнал себя в ловушку: не примет Запад ультиматум ( а Запад его не примет!), нужно будет поднимать уровень конфронтации.
Иначе потеря лица.
А эскалировать дальше - значит крутить барабан револьвера у своего виска.

Кремлёвские сидельцы не могут этого не понимать.

Надежда создать на Западе своих «троянских коней» оказалась эфемерна.
О чем говорит неудача с визитом Путина в Париж - даже Олланд вдруг принял воинственную позу!

Создаётся впечатление, что не эмоции толкнули Кремль на шаг, который будет вписан в учебники, как пример авантюрного шантажа.

Видно, нет в Кремле уверенности в способности контролировать ситуацию в стране.

Вот и приходится играть в «русскую рулетку» и пытаться сделать собственное выживание международной проблемой.

547

НАДО ПРОЖИТЬ ДОЛЬШЕ ПУТИНА

Игорь Яковенко

7 октября 2016 г.

В той вероятностной картине мира, которая существует в моей голове, вероятность варианта, что срок жизни путинского режима совпадет со сроком жизни самого Путина, не только не равна нулю, но и существенно выше многих других.
Версией реформы  режима самим Путиным можно пренебречь, как совершенно фантастической.

Туда же, на полку ненаучной фантастики стоит отправить гипотезу, что Путин в 2018 или в другое время, когда ему взбредет в голову назначить выборы президента, передаст власть какому-то местоблюстителю.
С учетом как минимум двух веревочек, Боинга и Алеппо, которые виться будут недолго, и непременно приведут к Гааге, Путину есть прямой резон выпускать власть и ядерный чемоданчик только вместе с жизнью.


Читать дальше

Варианты революции, распада страны в силу экономических причин и внешнего давления, а также заговор окружения и смену в ходе выборов, полагаю также крайне маловероятными.

Все катастрофические антиутопии о распаде страны на части, каждая из которых контролируется группой бандитов а-ля «ЛДНР» вполне вероятны, но отличный от нуля шанс на такие антиутопические варианты возникает только после ухода от власти Путина, который, скорее всего, совпадет с его уходом из жизни.

Этот текст будет опубликован 7.10.2016, когда Путину исполнится 64 года.
Вероятность того, что он сохранит физическую дееспособность, то есть способность самостоятельно передвигаться и издавать членораздельные звуки в телевизор, еще в течение 10 лет – довольно велика.
Глупости, вроде конституционных ограничений надо забыть, и даже не обсуждать, каким именно способом Путин их обойдет.
Это не интересно.
Глава Конституционного суда Валерий Зорькин уже растолковал россиянам, что Россия не является правовым государством.

Все это означает, что вероятность провести  под путинским режимом еще лет 10 довольно велика.
Это порождает две группы вопросов.
Под действием каких импульсов и в какую сторону будет мутировать режим.
А так же что весь этот срок делать тем, кто с этим режимом ощущает принципиальную несовместимость.

Внутренняя и внешняя эмиграции – это индивидуальный выбор, который нет смысла обсуждать в публичном пространстве. Так же неинтересно обсуждать выбор тех, кто решит для себя целесообразным провести этот период внутри режима, встраиваясь в его вертикаль.

Очевидный вызов – заметное падение уровня жизни в связи с сокращением расходной части бюджета, от которой зависит в той или иной мере большинство жителей страны.
Главный вопрос, связанный с этим вызовом – до какой границы российская популяция готова терпеть ухудшение своего положения.

Другой, не менее очевидный вызов – дальнейшая деградация  тонкого слоя лиц, принимающих решения в центре и регионах.
Этот процесс деградации идет довольно стремительно и заметен невооруженным глазом.
Речь, конечно, не о депутатском корпусе.
Поскольку те клоуны, которые после 18.09.2016 получили депутатские мандаты, властью не являются и решений не принимают.
Хотя, если вертикаль качнется, могут начать претендовать на кусок реальной власти.

Опасный вызов исходит от таких неадекватных людей, как чудак с нооскопом подмышкой, оказавшийся вдруг в кресле второго по объему реальных полномочий человека в стране.
Скудоумная православная сталинистка на посту министра науки и образования, это тоже проблема принятия неадекватных решений, которые негативно и очень быстро могут сказаться на жизни миллионов людей: учащихся и преподавателей.

Появление в креслах губернаторов целого ряда одноклеточных телохранителей или таких пещерных персонажей, как  например губернатор Самарской области Николай Меркушкин, было бы делом сравнительно безопасным в тучные годы, а в условиях жесточайшего кризиса, когда отсутствует спасительная амортизация изобильных резервов, дурак в губернаторском кресле может даже очень смирное население довести до опасной черты.

Отсутствие нормальной отечественной эмпирической социологии делает любой анализ делом ненадежным.
Поэтому даже отдельные исследования, проведенные в России авторитетными зарубежными социологическими центрами есть смысл рассматривать как полезное подспорье.
Недавно Московское бюро Фонда имени Фридриха Науманна презентовало исследование: «Восприятие свободы жителями России».
Опрос проведен среди 1653 взрослых россиян по репрезентативной выборке.

Можно попробовать посмотреть на вероятные шаги власти в ответ на внешние вызовы сквозь призму этого исследования.

Итак, первое.
Свыше 70% граждан не нуждается в свободе слова.
Только 24,5% сказали, что СМИ должны быть свободны, 27,2% - что СМИ должны всегда контролироваться государством, а 45,1% считает, что государство может брать СМИ под контроль в особых случаях.
Так что вероятность дальнейшего удушения свободы слова близка к 100%.
Этот процесс поедания СМИ, а также отдельных журналистов и блогеров государство и дальше может продолжать, совершенно не опасаясь своим чавканьем смутить популяцию.

Умрет ли РБК в результате фантастического в своей абсурдности иска Сечина в 3,1 миллиарда, превратятся ли в овощ «Ведомости», напуганные той же Роснефтью, выдавят ли из страны вслед за Сотником еще и Пасько или Носика – популяция не вздрогнет.

Второе.
Популяция одобряет, когда силовики и спецслужбы нарушают ее права.
Две трети считают, что государство должно собирать персональные данные граждан.
Больше половины, 53,6% убеждены, что спецслужбы могут в чрезвычайной ситуации нарушать закон.
То есть повышение репрессивного характера режима большинство населения воспримет с чувством глубокого удовлетворения.

Третье.
Мечтой большинства является Госплан и Госснаб.
За государственное планирование и распределение выступают около 60% опрошенных.
И только 27% - за свободный рынок.
Полное единодушие в вопросе государственного контроля за ценами – 95,9% за то, чтобы такой контроль был.
Так что удушение малого и среднего бизнеса будет проходить под бурные аплодисменты популяции.

В вопросах морали и свободы совести население, судя по опросу, настроено значительно мракобеснее, чем власть.
70,3% выступает за полный запрет гомосексуализма, в то время как власть запретила лишь пропаганду среди несовершеннолетних.
Около 60% убеждены, что политика страны должна согласовываться с РПЦ.
Власть же, несмотря на кажущееся слияние с церковью, на самом деле к решению серьезных вопросов попов не подпускает и в этом смысле статья 14 Конституции худо-бедно соблюдается.
Популяция как видим, готова эту статью ликвидировать.

Из всего вышеизложенного, на мой взгляд, следует несколько выводов.

Первое.
Шансы на то, что народ под воздействием кризиса сметет путинский режим и установит демократию в результате освободительной революции, не близки к нулю, а этому нулю равняются.

Второе.
Политикам, желающим, несмотря ни на что увидеть перемены в этой стране, надо работать с тем меньшинством, которое готово слушать.
Просто работать надо в разы больше, чем раньше, или уступить свое место тем, кто готов работать в разы больше.

И, наконец, третье и главное.
Это не спринт и даже не средняя дистанция.
Это марафон.
Поэтому надо запастись терпением и не впадать в ужас от того, что написали уже три воззвания и пять статей, а Путин все еще не ушел.
Не впадать в панику от того, что приняли участие в выборах и проиграли.
Банальная фраза, что в России надо жить долго, в нынешних условиях приобретает новое и весьма конкретное наполнение.
Сейчас нам всем надо прожить дольше Путина.
Лично я такую цель перед собой ставлю. 

Отредактировано Фрол (14-10-2016 21:49:29)

548

#p454401,Фрол написал(а):

Мир до сих пор не может очнуться, переваривая путинский ультиматум Америке.

шо, серьезно?? :O
это Шевцова написала, или Мыкола Урюпинский? :unsure:

549

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО: Небритое мурло с плюшевой обезьянкой

Сентябрь 16, 2016 XTC

Babchenko_ArkadiОтвет Людмиле Петрановской

Мечты просвещать народ у меня нет. Я человек, воспитанный прапорщиками. Миссией сеять доброе, разумное, вечное не страдаю. О том, как народ воспрянет и освободит себя, и меня — не мечтаю. На власть, как на главного европейца, не уповаю. Засыпать своими телами пропасть между собой и народом не желаю. По поводу отъезда решение еще не принято. И уж точно оправдываться по поводу этого решения не собираюсь.

Лично я хочу вообще только одного: свободно говорить, свободно писать, свободно зарабатывать — и не получать при этом арматурой по голове или зеленкой в лицо. Собственно, это все мои хотелки. А судьбы народа интересуют меня куда в меньшей степени.

На этом размышления о роли интеллигенции в стране — как и персональные колкости — оставляю в стороне и перехожу к сути вопроса.

Собственно говоря, многое из того, что Людмила Владимировна почему-то приписывает мне, не совсем так. Слово «народ» я вообще стараюсь не употреблять. Я вообще плохо понимаю, что это такое. Россия с Чечней, находящиеся (по крайней мере на данный момент) в составе страны «Российская Федерация» — это один народ? Я думаю, немногие после двух войн — по обе стороны — скажут, что чеченцы и русские — это один народ.

Поэтому я стараюсь употреблять слово «страна».
Этот термин намного понятнее.
А вот что касается страны…

Первое

Песня о том, что плохой царь угнетает хороший народ, также стара, как и песнь про интеллигенцию. Проблема в одном. До Путина, был Андропов. И Афган. До него — Брежнев. И Чехословакия. До него — Хрущев. И Новочеркасск. До него — Сталин. До него — Ленин. До него — Николай Палкин, до него — Павел, до него — Анна Иоанновна, до нее Петр, до него…

С 1776 года в США не было ни одного диктатора. В России мы уже насчитали с десяток. Нет, Российская Империя была не хуже и не лучше других империй, вполне себе государство тех времен, в чем-то даже и передовое, а в Америке и рабство отменили на четыре года позже, и сегрегация продержалась до середины прошлого века, но факт остается фактом — здесь так принято. За всю историю России я могу вспомнить только два года, когда эта страна была свободным европейским государством — с 1991-го по 1993-й. Ну, еще восемь месяцев с февраля по октябрь 1917-го. Все остальное время конструкция этой страны неизменна — диктатор на троне, ведущий имперские войны направо и налево, и «хороший» (но порабощенный и молчаливый) народ внизу. В этих войнах и участвующий.

И ничего с этой историей не поделаешь.

Второе

О том, что Путин является выразителем чаяний большинства населения страны, я пишу довольно давно. Я не верю в восемьдесят шесть процентов его поддержки. Тем не менее, поддерживает его действительно значительная часть населения. А по моим личным оценкам — даже большинство. Пятьдесят, пятьдесят пять, может быть шестьдесят процентов. И если завтра состоится самое-пресамое честное голосование при прочих равных — люди пойдут и выберут Путина. Честно и без фальсификаций. А «Яблоко» так же стабильно наберет свои три — пять — семь процентов.

Но проблема даже не в этом.

Проблема в том, что «рейтинг Крымнаша» — уже реально восемьдесят шесть процентов.

Подавляющее большинство населения страны поддерживает аннексию Крыма.

Даже если оно не поддерживает Путина. Даже если оно настроено проевропейски. Даже если оно частично хочет либерально-демократических перемен.

Подавляющее большинство населения России — носители имперского сознания. Это факт.

Захват Крыма примирил власть и большинство населения страны, которое власть в этом захвате поддержало.

Бороться с узурпатором — можно. Бороться со страной — нельзя.

После первой Чечни ты думаешь, что произошла какая-то ошибка. Надо написать, всем рассказать, чтобы поняли, чтобы такое больше не повторилось. Никогда! Ведь нельзя убивать людей!

После второй ты думаешь — ну, хорошо, это следствие предыдущих ошибок, но уж теперь-то точно такого больше не будет.

Потом разгоняют телеканал, на котором ты работаешь. Потом убивают твоего коллегу. Потом еще одного. Потом третьего. Потом по улицам начинают ходить фашистские марши. Мигрантам начинают резать головы.

Потом твоя страна вводит войска в Грузию. Потом строит фильтрационные лагеря для вьетнамцев. Потом аннексирует Крым. А затем начинает на Донбасе такую бойню, что, даже повидав кой-чего в жизни, стоишь с отвалившейся челюстью и не веришь.

Как говорил один мой знакомый, который на свои деньги издал книжку о чеченской войне и десять лет ходил с ней по школам, пытаясь старшеклассникам рассказать, как оно все было, а потом, в две тысячи восьмом, с началом новой войны, плюнув на все, подал документы на эмиграцию — «Что-то замумукался я вас переделывать, господа».

Если у кого-то есть желание потратить еще двадцать пять лет, пытаясь переделывать эту страну — пожалуйста. Но лично я теперь считаю, что если страна желает лететь в пропасть — ок. Скатертью дорога. Отойди с пути и не мешайся под колесами. Необучаемые.

Третье.

На самом деле, мнение большинства в смутные периоды никогда никого и не интересовало. Что там желает большинство, не суть важно. Все всегда делается в столицах. Все всегда делается меньшинством. Наиболее активным. Большинство всегда настроено мещански. Его «политика» вообще мало интересует. Оно примет любую власть, достаточно только настроить нужную программу в телевизоре. И точно так же, как оно сегодня голосует за Путина, оно будет голосовать за Обаму.

Интересна ли такая страна, которой можно управлять джойстиком от телевизора — это другой вопрос, но, как мы видим, на данный момент данной стране можно внушить любую конструкцию — про то, что мы всех победили в Сирии, и про то, что нас в Сирии нет. Про то, что бандеровцы распяли мальчика, и про то, что надо выполнять Минские договоренности. Про то, что был независимый референдум, и про то, что «мы никогда и не скрывали». О том, что мы сбили транспортный самолет. О том, что мы ничего не сбивали. О том, что это был украинский «Су». О том, что это была ракета. О том, что мы никогда и не отрицали, что это «Бук», но это — украинский «Бук». И так далее.

Более того, большинство — оно вообще, в принципе, хорошее. Откровенных подонков, маргиналов, идиотов, убийц и садистов — их вообще мало. Воевать на Донбасс за русский мир адепты Новороссии в большинстве своем едут не потому, что они садисты и убийцы. А потому, что они не хотят, чтобы проклятые бандеровцы прибивали русских детей к рекламному щиту. Да, они инфантильны, не способны критически мыслить, сожрали свой мозг и поселили туда зомбоящик — но в сути-то своей они едут воевать за добро против зла!

И большинство полицейских, с которыми мне приходилось сталкиваться в обезьянниках — тоже хорошие добрые люди. Даже в ОМОНовцах есть что-то человеческое. Кто-то дверь автозака приоткроет, если душно. Кто-то сигарету даст. Кто-то выведет покурить. Кто-то выведет в туалет. Семь из десяти скажут — да, ты прав. Да, мы все понимаем. Да, со страной надо что-то делать. Более того, многие разделят твои взгляды! Я из всех своих задержаний не могу вспомнить ни одного идейного путиниста и ни одного отъявленного прирожденного садиста. Все они, в общем-то, хорошие, добрые и понимающие люди.

Потом, правда, эти же люди наденут на вас наручники, отведут в суд, где хороший и в общем-то добрый судья выпишет вам арест, если надо, отвезут в СК, где хороший и добрый следователь выпишет вам срок в пару лет, отвезут обратно в камеру, оприходуют дубинкой, а потом в камере снова угостят сигареткой — что же мы, звери что ли.

Но в целом — это добрые и незлые люди, все понимающие про власть. Тут я совершенно с Людмилой Владимировной согласен. Это истинная правда.

Но внушать, решать, действовать и управлять все равно будут не они. Решать и управлять всегда будет меньшинство.

Четвертое.

Россия находится сейчас на такой развилке, что я допускаю любой вариант развития событий. От точки экстремума «власть плавно перейдет в руки Медведева, от него плавно в руки Навального и под его руководством Россия станет — ну если не демократическим государством с соблюдением прав человека, то хотя бы перестанет быть психушкой» — до точки экстремума «власть захватят совсем уже поехавшие головой фашисты и садисты и утопят в крови сначала страну, а затем и полмира». Между этими двумя вариантами я допускаю любое развитие событий включительно.

И вот тут мы подходим к самому главному.

Пятое.

Проблема в том, что в стране с имперским шовинистическим и нерешительным пассивным большинством (хоть в душе добрым и пушистым) власть будет принадлежать активному меньшинству.

Так на чем же основаны ожидания, что это будет непременно либерально-демократическое меньшинство? Почему грядущая смена строя произойдет непременно в буржуазно-демократическом направлении?

Социологические опросы говорят?

Я уверен, что если в Славянске года четыре назад провести социологический опрос — настоящий, всамделишний — подавляющее большинство населения оказалось бы проевропейски ориентированным, демократичным, поддерживающим права и свободы классом.

А потом туда пришла тысяча вооруженных, организованных мужчин, и поставила стотысячный город раком.

Тысяча человек. Стотысячный город.

Один процент.

Для России это — полтора миллиона человек.

На самом деле, хватит меньше: пятнадцать банд по десять тысяч. А их здесь, стараниями телевизора, взращено куда больше.

Почему мы должны думать, что если власть после ухода Путина достанется условному Медведеву или условному Навльному-Мальцеву — то они смогут ее удержать?

Почему мы должны думать, что люди, осознающие, что они являются военными преступниками, вдруг поднимут лапки и дадут отправить себя в Гаагу? Что делать с личной гвардией Рамзана Кадырова, например? С отрядами «православного бизнесмена» Малофеева? Который уже умудрился создать группировку, способную захватить стотысячный город?

Тридцать лет назад эта страна долбила Афганистан. Миллион трупов. Двадцать шесть лет назад — Прибалтику и Молодову. Двадцать — Чечню. Восемь — Грузию. Сейчас — Украину.

Половину из них — без Путина.

Это только новейшая история.

Почему через двадцать лет она не будет долбить еще кого-то? Также без Путина?

Один раз нам поверили. В девяносто первом. Когда, вроде, все — Сталина к черту, Дзержинского мордой об асфальт, КПСС запретить, ГКЧП не пройдет. Прошло всего двадцать пять лет. Всего двадцать пять. Танки этой страны оккупируют часть соседнего европейского государства. Перелома в массовом общественном сознании не произошло. Почему вдруг он произойдет через несколько лет?

Мои предположения о том, что этого не произойдет, строятся на опыте, практике и исторических примерах. На чем строятся предположения, что взять власть сможет именно буржуазно-демократическая часть населения? На социологических опросах?

Но что вы будете делать, когда выйдете на Красную площадь — а там танки? Покажете им результаты ваших соцопросов?

Лично меня, например, это не убеждает.

Я вообще считаю, что русский народ — в том смысле, в котором эту конструкцию употребляет мой оппонент — один из наиболее свободолюбивых в Европе. По крайней мере, был. Столько восстаний, сколько было в России, не было, пожалуй, нигде.

Проблема только одна. Здесь все время проигрывают.

В семнадцатом году Россия была вполне проевропейски ориентированным государством — совершенно с этим тезисом согласен. И революция произошла именно буржуазно-демократическая. Только потом пришло несколько тысяч вооруженных, организованных человек и погрузило страну в десятилетия кровавого хаоса.

Так что вопрос не в том, кто хороший, а кто плохой — интеллигенция или народ.

Вопрос в том, кто сумеет захватить и удержать власть.

И это самый важный аспект, который все русскооптимисты совершенно не хотят принимать в расчет. Когда говорят о социологических опросах, настроениях в обществе и «почему триста сталинистов играют большее значение, чем сто тысяч вышедших за Немцова». И в процессе борьбы за власть та часть общественного спектра, где находятся «триста сталинистов» активнее — активнее и решительнее! — чем сто тысяч либералов. И она готова к действиям. И она готова к крайним действиям. По отношению к своим внутренним врагам. К вам. К которым совершенно не готовы вы, мои прекрасные русскооптимисты.

Я никогда не говорил, что народ — необразованное пьяное быдло и гопник. Я говорил и говорю, что классом-гегемоном в этой стране на данный момент является — пьяный агрессивный гопник. При пассивном «народном» большинстве. И активном, но слабом «интеллигентном» меньшинстве.

Шестое.

И, исходя из этого, Шестое. И самое главное.

Проблема в том, что этот дискурс о хорошем народе/плохом народе возможен теперь только внутри России. О том, что это плохой Путин захватил власть, а на самом-то деле мы хорошие, добрые, демократичные, либеральные, за права человека и стонем под гнетом диктатора — это мы можем рассказывать теперь только сами себе. А за пределами России это самокопание больше никого не интересует.

Особенно по периметру.

Теорию о том, что это все проклятый Путин, вы можете рассказывать в России, но не сможете больше рассказать никому ни в странах Балтии, ни в Чечне, ни в Грузии, ни в Молдове, ни теперь в Украине. Особенно — в Украине. Вот там ближайшие лет двадцать лучше даже и не заикаться про «хороший русский народ».

Время рассуждать об этом — прошло. Страна такова, какова есть.

А она такова, что ее лицом на данный момент УЖЕ является не профессор Преображенский. Каков бы он ни был. И не хороший народ. Каков бы ни был он тоже.

Ее лицом на данный момент является то небритое мурло с сигаретой и автоматом, которое поднимает в руке детскую плюшевую обезьянку на фоне сбитого пассажирского «Боинга». Облетевшее весь мир фото.

Наша страна сегодня — страна международных террористов, головорезов, полоумных сталинофилов, мракобесов и дикого, необузданного ворья. Потому что внутреннюю, да уже и внешнюю повестку в стране определяют именно эти группы населения, а не хороший народ. И воспринимается она именно так, а не как страна хорошего народа. И ведет она себя как страна ворья, сталинофилов и мракобесов. А не как страна профессоров. И произошло это именно потому, что повестку диктуют агрессивные гопники.

Не мы делаем им лицо. Они делают лицо нам.

В Германии в 1938-м воевать тоже никто особо не рвался. Позиговать и поорать «Судетынаш» или написать донос на соседа-еврея — это одно. А идти воевать за «Дойчланд убер аллес» — совсем другое. Да только когда пришло время, уже никто не спрашивал. В итоге Германия вошла в историю не как страна, где большинство по кухням не поддерживало войну и не собиралось погибать, а как нацистское государство, развязавшее самую страшную бойню в истории планеты.

Всем плевать уже, хороший в России народ, или плохой. Поддерживает или не поддерживает. Достаточно того, что страна, в которой живет этот народ — такова, какова есть. А как этот хороший народ построил такое плохое государство — эти тонкости за его пределами волновать уже перестали. Два года назад. После десяти тысяч трупов в некогда бывшей нам братской стране. С тех пор всем глубоко плевать, как так вышло.

Вышло. И этого достаточно.

Вот, собственно, и все.

А так-то народ, конечно, хороший, да.  Кто же спорит.

550

Вот еще сильно обсуждаемое интервью Кончаловского Собеседнику. Размещу здесь текст, а обсудить можно у Бабчннко. )))

Андрей Кончаловский: Чем дольше будет Путин, тем лучше


Собеседник.ру | 15:46, 17 Октября 2016


Креативный редактор Sobesednik.ru поговорил с режиссером Андреем Кончаловским о прошлом, настоящем и будущем России.

поделиться →868630243161817

В Венеции — где Кончаловский получил в 1962 году главный приз на фестивале фильмов для юношества, — 54 года спустя ему вручили режиссерского Серебряного льва за «Рай». Эта черно-белая, острая, литературная, очень умная картина, никак не вписывающаяся в европейский мейнстрим, — кажется мне его второй подряд большой удачей (после «Белых ночей почтальона Тряпицына»). Сейчас он приступает к съемкам фильма о Микеланджело под условным названием «Грех»: кастинг начинается зимой. Сценарий я читал, разглашать ничего не могу, но должен сказать, что если фильм окажется на уровне этого киноромана, это будет третий подряд шедевр, совершенно не похожий на все предыдущие. Правда, тот же Кончаловский сказал, что если замысел удается воплотить на 20 процентов – это большая удача: норма – 5.

— Первой реакцией на «Рай» у большинства зрителей становится недоумение.

— Мне кажется, что разъяснять свое кино — это форма интеллектуального онанизма. Когда я немного отошел от фильма и посмотрел на него отстраненно, я, к своему удивлению, обнаружил в нем больше литературы, чем кинематографа. Почему-то это мне напомнило Томаса Манна. Но я такую задачу себе не ставил.

— Именно он.

— Я пришел к выводу, чтобы режиссер не формулировал приступая к съёмкам, всё равно получается «не про это». Конечно, необходима некая энергия? чтобы двигаться к цели, которую Толстой называл «энергией заблуждения». Если у зрителя возникает недоумение, если поступок героини в финале не имеет объяснения, режиссеру бессмысленно с ним спорить. Пускай зрители спорят между собой.

— Меня там больше испугал эпизод, когда она целует немца, сползает на колени и кричит: да, вы, наверное, имеете право на все это, вы великая нация…

— Ну что ж — испугал, так испугал. Даже когда человек ведет себя неожиданно, за поступком кроется причинно-следственная связь. Поведение героини имеет смысл — ей подарили жизнь. И немецкий офицер — это достаточно сложный характер, который не должен вызывать чувство отвращения. Более того, он даже может быть привлекателен своим беззаветным служением идее, но сама идея, которой он служит, делает его фигурой трагической в своей слепоте. Неудивительно, что она в какой-то момент увидела в нем сверхчеловека.

— Когда мне в последнее время чего-то не хочется делать, — вообще я очень стал ленив, мало мотиваций, — я себя подхлестываю фразой из фильма: зло происходит само, добро требует усилия.

— Это достаточно очевидная вещь. Для меня все-таки главным было показать соблазнительность зла. Если бы зло не было бы соблазнительным, люди могли бы избежать огромных страданий, которые они доставляют друг другу. И большинство злодеяний в Новое время совершено во имя вечных ценностей — демократии, справедливости, прав человека и иногда идеологического мусора. Для меня очень сложным было решиться на создание фильма о Холокосте. Это тема настолько изъезжена и банализирована большим количеством совершенно разных картин, что сейчас кадры исхудавших иудеев в полосатых пижамах для меня выглядят как опера Верди «Набукко».

— Как её там принимали?

— Была пятнадцатиминутная овация, мы порывались уйти, но нас не отпускали. Вообще, для меня самые счастливые моменты Биеннале Венеции не эти, а другие — это бродить по набережным венецианского острова Джудекка, в прошлом венецианского еврейского гетто? — и смотреть на закат. Идешь по просторной немноголюдной набережной, а самого пронизывает чувство ожидания, надежды и восторга, что твой фильм будет показан через пару дней.

— А оскаровские перспективы у вас какие?

— Понятия не имею. Я об этом не думаю. Вернее, стараюсь не думать, ибо постоянно напоминают.

— Хорошо, про соблазн того фашизма я еще понимаю. Но какие соблазны у нынешних российских крымнашистов? Ведь они-то все понимают.

— Твой язык и слова, который ты употребляешь, говорят о том, что тебе абсолютно ясна картина мира. Ты знаешь, что хорошо и что плохо. И вряд ли ты задумываешься, что ты узник своей концепции. Осмелюсь предположить, что ты сидишь в тюрьме своей концепции. А ведь всё на свете становится одновременно и хуже и лучше. «Хуже» всегда очевиднее, потому то оно всегда громче заявляет о себе. Мне кажется, пугалки и разговоры о фашизме в России — это готовые к носке дешевые формы одежды, этакое «Pret-a-porter».

Мало кто понимает, что русская культура — огромная архаическая плита, которая лежит во всю Евразию и восходит даже не к славянству, а к праславянству, к самой языческой древности.

В наследство от Византии нам досталось Православие, но не досталось ни иудейской схоластики, ни греческой философии, ни римского права. И в этом — как наш недостаток, так и наше преимущество. И эту тектоническую плиту пока никому не удалось сдвинуть. И любую власть она будет структурировать, согласно своему представлению: какой она должна быть.

— Согласитесь, эта плита начинает сейчас размываться…

— С чем я должен соглашаться? С тем, во что веришь? Твои надежды, которые ты выдаешь за действительность? Мудрость Путина именно в том и заключается, что он улавливает эти гравитационные волны, — в отличие от других политиков, которых народ сейчас недолюбливает. Путин опирается на эту тектоническую плиту, в этом его сила, зачем ему соответствовать ожиданиям наших «друзей»?

Он такой лидер, в котором мы нуждаемся, именно поэтому у России в XXI веке наилучшие шансы. И когда «Министерство Правды» совокупного западного мира возмущается тем, что Путин «хочет изменить существующий мировой порядок», оно скромно умалчивает, что сегодня — это мировой порядок, соответствующий интересам Америки. Я должен констатировать, к своему огорчению, что этот мировой порядок приходит к своему краху, и никакие рецепты спасения англо-саксонского мира уже не работают. Первыми, как всегда, это сообразили англичане. Помнишь, в фильме «Гараж» герой Гафта говорит: «Вовремя предать — это не предать, это предвидеть!» Англичане — мастера предвидения! Королева Британии делает книксен китайскому коммунисту, подсаживает его в золотую карету — думал ли ты дожить до такого?

Так вот, вернемся в кризису англо-саксонского миропорядка — Путин совершенно четко дает ему понять, что доллар не должен управлять мировой экономикой. Все, кто осмеливались до него это сделать, были физически уничтожены. Кеннеди, Садам Хусейн, Каддафи… Де Голлю повезло — он умер своей смертью. Сегодня никто не осмеливается этого сделать, но Путин сделал.

— Знаете, Андрей Сергеевич... Вот услышать от вас слово «англосаксы» — до этого я действительно не думал дожить. Дальше, наверное, будет «геополитика».

— В слове «англосаксы» нет негативного смысла. Они были всегда наиболее продвинутыми идеологами имперской экспансии. Еще влиятельный английский придворный астролог, математик, астроном, географ и секретный агент Джон Ди в конце шестнадцатого века в письмах Елизавете Первой внушал ей представления об особом мировом предназначении Нового Света. Он был вовлечен в тайную внешнюю политику королевы и стоял у истоков борьбы с Россией. Кстати, Джон Ди подписывал свои секретные сообщения королеве псевдонимом «007».

Англия всегда боялась конкуренции с Россией. Она постоянно сталкивала Россию с другими государствами. Полтора века назад английский премьер-министр, лорд Палмерстон, признался — «как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет». Тут нечего добавить! Пытаясь ослабить Россию, британцы всегда успешно сражались с нами чужими руками — французскими, немецкими, турецкими.

Мне кажется, что революционный агитпроп Маяковского времен 20-х годов вполне отвечает реальности. Есть мировой капитал, «три толстяка», про которых все гениально угадал Олеша, — так и выглядит мировой империализм. Конечно, и у Рокфеллера и у Сороса есть ЯСНОЕ представление о том, как должен быть обустроен мир. Но, согласись, принимать во внимание их мнение бы ошибкой, Гайдар с Чубайсом уже это попробовали…

Теперь и у «толстяков» грядут разборки. Например, европейский клан Ротшильдов не на жизнь, а на смерть конкурирует с американскими Рокфеллерами.

Если ты подозреваешь, что от моих ответов пахнет «ватником», — я не против. Считай, что я ватник.

«Если ты подозреваешь, что от моих ответов пахнет "ватником", — я не против. Считай, что я ватник...»Фото: Global Look Press

— Но Россия не развивается, гниет, о каких великих шансах вы говорите?!

— Это твоя точка зрения, — одна из бесконечного количества точек зрения других думающих людей, которые убеждены что их понимание проблемы отражает истину. Спорить с тобой я не нахожу продуктивным. Однако могу заметить, что такая категорическая ЯСНОСТЬ — не самая лучшая позиция, чтобы хоть как-то приблизиться к пониманию истины. Осторожная попытка оценки свойственна восточной мудрости. Сегодняшняя европейская безапелляционность — во многом результат изобилия мгновенно доступной информации в интернете, где банальные истины смешаны с гениальными прозрениями и теряются в океане полного мусора. Изобилие информации привело к банализации всех понятий и десакрализации мировых ценностей и к «ПОЛНОЙ ЯСНОСТИ». Такая ясность может быть очень опасна и разрушительна.

Теперь попробуй опровергнуть несколько фактов: Россия при Путине стала одним из центров глобальной политики. Ни одно серьёзное решение в мире не может быть принято без участия России. Это касается как политических решений (например, попыток пересмотра итогов 2-й мировой войны), так и экономических (мировые цены на нефть, газ и др.). А ты утверждаешь что Россия гниет… Другой вопрос что кризис мировой политической системы, а также невероятный накат лжи и грязи, льющийся из общезападного «Министерства Правды» вкупе с разного рода санкциями, заставляет Россию поджимать ноги и преодолевать ухабы и рытвины, а также принимать адекватные меры для сохранения своей государственности. Да, запахло морозцем, но «подмороженность» – как говорил, кажется, Победоносцев, — лучшее состояние для Российского государства… Чтобы, так сказать, «не протухла»…

А так, мне кажется, что наша страна редко когда была в лучшем состоянии…

Не могу удержаться, тут у меня отмечена чья-то реплика из среды «интелликонов»:

«…Мы зажрались, господа. Мы слишком много и вкусно жрем, нам слишком легко все достается. Мы не ценим шмотки из прошлой коллекции, забыв как наши бабушки штопали носки. Мы ноем, что нам плохо, в комфортных автомобилях с кондеем. Мы вообще всегда ноем. Нам вечно мало, ничего не удивляет. Чтобы быть счастливым, надо себя ограничивать. Не зря в любой религии существует пост. Чем человек голоднее, тем вкуснее еда. Чем человек зажратие, тем еда безвкуснее, а душа несчастнее. ..Нас почему-то воспитывали так, что нам все должны. Мы не ходили в школу за 5 километров, вгрызаясь в гранит науки. Мы не помогали родителям в поле – нас всегда обеспечивали горячим завтраком. Многие их нас не хотят детей. А зачем заботиться о ком-то?..» ну и так далее. Конечно, это только еще одна точка зрения… Однако, стоит признать, что опасения и страх Западных стран вполне обоснованы… Огромные просторы, неизбывные ресурсы, талантливейший народ, высокая нравственность сохранившаяся с ХIХ века - у России действительно есть все для того, чтобы стать державой - гегемоном

— Никто не получает от них ничего.

— Мне, конечно, очень симпатично твое искреннее стремление к справедливому распределению благ, которое напоминает мне первые лозунги большевиков и которые так приглянулись архаическому крестьянину. Но ничто в мире не случается без причинно-следственных связей.

Русская ментальность безгранично неприхотлива и лишена буржуазного накопительского инстинкта. Одной из главных проблем нашей Власти я вижу в том, что призыв к предпринимательству не рождает в русской душе немедленного желания бурной деятельности и разбогатеть.

Крестьянская ментальность, которая пронизывает наше общество, и носителями которой также являемся мы с тобой (да, да, не морщись!), эта ментальность требует от государства лишь одного — чтобы его государство оставило в покое и не мешало существовать. Солидной части нашего населения будет вполне комфортно, если им будут прибавлять по пять тысяч в год, они будет довольны.

И потом, не надо забывать — Россия самый лакомый кусок для мировой алчной Дантовой волчицы, потому что при таком богатстве земли у нас самая малая плотность населения. У Китая нет природных ресурсов и сто сорок пять человек на квадратный километр, а у нас восточней Урала — двое. Оптимальное соотношение гигантских запасов, огромной территории и почти нет народа. В этом плане похожи мы только на Бразилию. И именно мы — две главные страны этого века. От Европы вообще уже ничего не осталось, ее добил интернет, вялая мягкотелая имитация демократии, политкорректность. А Россия останется неизменной и перемелет всех. Философ Александр Ахиезер, незаслуженно забытый, нащупал алгоритм российского маятника от архаики к попытке модернизации и откат откат обратно в хтоничекую пропасть. Он пришел к выводу, что в отсутствии в русской культуре «серого» звена между белым и черным, между «наш» и «не наш», Россия всегда будет выбирать архаизацию, всегда будет совершать возвратно-поступательное движение — кризис, перезревшие реформы, медленные откат, назревание нового кризиса. И так до тех пор, пока не возникнет безжалостная потребность насильственно утвердить между двумя крайностями третью нейтральное аксиологическое пространство, которое сведет на нет стремление русских к крайностям — «кто не с нами, тот против нас».

— Но Ахиезер ужасался этой ситуации, а вы восхищаетесь…

— Во первых — с чего ты взял, что он ужасался? Ученый не может ужасаться, это удел мечтателей и тех людей, которым ЯСНО, как должна складываться реальность. Ибо то, что Ахиезер описал, само по себе не плохо и не хорошо …

Я восхищаюсь не смыслом его анализа, я восхищаюсь его глубиной, которая помогает понять Россию и объяснить закономерности ее развития. Еще один ученый — Владимир Булдаков — очень интересно развил мысль Ахиезера, касающуюся тектонической плиты архаики, на которой покоится российская культура, а следовательно, государство. Не без иронии Булдаков замечает, что интеллигенции недоступно понимание того иррационального факта, что русский народ создает в своем обществе власть согласно своему представлению о власти, а не вследствие победы той или иной партии на выборах. Для меня это было огромное облегчение — понять неизбежность возникновения властной государственной вертикали.

Так вот, в 90-е года Запад находился в эйфории от ощущения, что Россия ослабла и не представляет более никакой опасности для ее полного захвата, и тут откуда ни возьмись вышел этот, невысокий, и сказал: «хватит, Россию я вам не отдам!»

Может быть и не он сказал, а через него история сказала, провидение! У него просто хороший слух, он услышал тихий голос истории, вот и все.

— Он будет, видимо, править пожизненно?

— Я чувствую горечь в твоих ламентациях! А у тебя есть альтернатива? Чем дольше он будет править, тем это лучше для России. Россия сейчас единственная, кроме Китая, кто может помешать «Трем Толстякам» угробить планету. Так что нас они в покое не оставят.

— Скажите, а в Крым обязательно было входить?

— Зачем ты задаешь мне такие смешные проверочные вопросы, чтобы понять, что я «свой» или «чужой»?

Просто факт — в семнадцатом истекает контракт с Украиной на размещение нашего флота в Севастополе, и украинцы с американцами уже договорились о военной базе с НАТО. Так что в Крыму была бы американская база со всеми вытекающими из этого последствиями. Ты можешь себе это представить: американский Крым?!

«Русская ментальность безгранично неприхотлива и лишена буржуазного накопительского инстинкта...»Фото: Global Look Press

— Я даже спорить с вами не буду, потому что с конспирологией не спорят.

— Старик, но все это так очевидно! Тебе, конечно, подавай великие потрясения, потому что ты толстый, как Хичкок, и соответственно любишь триллеры…

— Я не очень толстый.

— Ты толстый.

— Феллини тоже был толстый.

— Но не такой, как ты. Я его видел не раз. Он был плотный малый, но и только. Я в семидесятом оказался в Риме и позвал всех кумиров смотреть «Дворянское гнездо»: Феллини, Антониони, Пазолини, Лоллобриджиду, Кардинале... Они все пришли. Почему – до сих пор не понимаю. Видимо, поразились моей наглости. Феллини сел в первом ряду и через десять минут ушел, и больше я его не видел. Он, наверное, не мог находиться с Антониони в одном помещении.

— А все равно Антониони хуже. И Пазолини хуже. Хотя они уж были совсем худые.

— Антониони имел внешность скорее профессорскую, да. Пазолини вообще, по-моему, не столько режиссер, сколько поэт, снимающий кино, — но он делал это талантливо, по крайней мере, «Евангелие от Матфея» было открытием.

— Там сильный литературный источник.

— Многие брались за этот источник, а так снял он. К творчеству Антониони эпитеты «хорошо»-«плохо», на мой взгляд, неприменимы. Он создал мир. До него снимали сюжеты, а он стал снимать фильмы о своем мире. Сюжет исчез в «Приключении»: пропала женщина, так и не нашлась, пошел фильм про другое. Некоторым фильм кажется скучным, да, но Антониони пытается зафиксировать течение времени, и это абсолютно новый подход к кинематографу. И когда в его фильме «Ночь» история разворачивается предельно сухо, и мы не можем понять, куда нас ведет автор, и вдруг в конце эти слезы Жанны Моро... и ты сам рыдаешь, потому что тебе разрешили заплакать... Вообще-то его мир бесслезный. И каждая вспышка эмоции в нем тебя действительно рвет на куски!

— Вернемся к вашей будущей работе, кто у вас будет играть Микеланджело?

— Думаю идти по стопам Витторио Де Сика – искать актеров на улице среди непрофессионалов. В Италии все актеры – они так живут, играя! Потом, хотелось найти лица, которые будто сошли с картин Возрождения. С обычными актерами это невозможно.

— Мне показалось, что этот сценарии – в огромной степени ваша рефлексия на темы «Рублева».

— Ты прав. Я обнаружил, что «Рублев» во мне до сих пор сидит. Значит, отпечатался где-то в подсознании. Как-никак мы восемь месяцев читали литературу по Древней Руси, потом примерно столько же писали огромный – на 250 страниц – сценарий... из которого Тарковский за первый месяц снял шесть страниц. И вышло три часа материала. Вот тогда он позвал меня на съемки — сокращать, и я стал рубить по живому огромные куски, и получилась — вполне случайно — вот эта форма дискретного фильма в новеллах. Но «Рублев» был фильм о монахе, который творил сакральное искусство. Микеланджело — это фигура, освобождающаяся от диктата церкви, он может быть и хотел достичь сакрального, но это уже было искусство религиозное. Большая разница.

— «Рублев» — как из всего вот этого вот получилась «Троица»...

— Ну да, а «Микеланджело» — как руки гения освобождают из мрамора заточенных там пленников. В том числе, его трагическая, невыносимая, безумно для меня привлекательная личность. Он вынужден был общаться с сильными мира сего, и очень страдал от этого. Счастлив был, кажется, только когда выбирал мрамор для работы, осматривал глыбу и прикидывал, кто в ней скрывается. И общаться с удовольствием мог только с этими каменотесами — жителями Апуанских гор, презирающими равнинных жителей. Кстати, именно там были главные партизанские очаги сопротивления фашистам, — потому что они знали горные тропы, и у них, охотников, было оружие. Вот этих горцев я хочу снимать. И этот мраморный карьер, сверкающий от белой мраморной крошки.

— Вы много ставите в театре: это сильно отличается от режиссуры в кино?

— Сильно. Я знаю единицы режиссеров, которые успешно совмещали кино и театр: Бергман, Патрис Шеро (этот еще и оперу ставил!). Это как сравнить оперу и балет.

— То и другое под музыку.

— Но оперу может слушать и слепой, а балет может смотреть и глухой! Совершенно разное акцентируется, и кино отличается от театра, сказал бы я, разным характером принуждения. В кино ты заставляешь зрителя смотреть на крупный план, максимально приближаешь его — и важно, по мысли Брессона, не то, что ты показываешь, а то, чего не показываешь. В кино актер вышел из кадра — и продолжает жить. И с ним много чего может произойти. А в театре он вышел в кулису. В кино ты вынужден следить только за тем, что в кадре — а в театре на сцене могут быть десять человек, и тебе надо найти способ акцентировать тех, кто тебе важен.

— Почему вы все время ставите Чехова?

— Потому что это все шедевры. У него нет лучшей пьесы, все прекрасны. Чехов – это такая колбаса: какую сцену из любой пьесы ни возьмешь – все изумительны!

— Знаете, я вас как-то спросил: почему у вас так часто бывали романы с актрисами? А вы сказали: это нормальная часть работы режиссера с актрисой, некоторые иначе не понимают.

— Не помню.

— Я помню. Но вот сейчас скандал вокруг этой школы, не будем называть...

— Читал, да.

— Иногда пишут, что ученица – о сексе, конечно, речи нет, — должна быть влюблена в учителя, чтобы лучше понимать. Как вы на это смотрите?

— Э, нет. Я не могу согласиться. Во первых, в школе идеал учителя – это предмет восхищения. Во-вторых ученик от учителя зависит в прямом смысле. И эксплуатировать эту зависимость просто подло.

— Ну и актриса зависит.

— И актриса часто получает роль через постель. Как только начинается секс в неравных позициях — он режиссер, она актриса, он начальник, она секретарша, — сразу вступает игра: ты мне, я тебе – называй это товарными отношениями.

— Да это отношения с властью… Кстати, как сложилась судьба Тряпицына? Спился?

— Он давно не пьет: стал депутатом!

— Лучше бы спился.

— Это тебе в Москве так кажется. А там это большое дело. И он достоин.

551

#p455156,Tartila написал(а):

— Да это отношения с властью… Кстати, как сложилась судьба Тряпицына? Спился?

— Он давно не пьет: стал депутатом!

— Лучше бы спился.

— Это тебе в Москве так кажется. А там это большое дело. И он достоин.

http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/rofl.gif
Мыкола кстати тоже давно не пьет:

#p454077,nikola написал(а):

Не пью я .  Бросил назло Евреям Когда понял это они споили Русских

глядишь еще и депутатом станет - ну хто скажет, что он не достоин? :crazyfun:

552

Вот статья есть, про войну.  http://smile.jaff.ru/images/skype/emoticon-0136-giggle.gif

Завтра война! Сдавайте на бомбоубежища, граждане
 
МЧС рапортует, что московские бомбоубежища готовы принять и укрыть все население столицы в случае бомбежек города. Ленинградцам рассчитывают новый продовольственный паек: триста граммов хлеба в день.

Государственная дума проводит учения по эвакуации и знакомится с бункерами, устроенными для спасения элиты во время войны. Центробанк учится работать в условиях военного времени.

Войну обсуждают по всем телеканалам, показывают переброску «Искандеров» в Калининград, ведут прямой репортаж с пикирующего в Сирии бомбардировщика, лезут с камерой на все учения, облизывают тяжелые огнеметные системы, сладко обсуждают возможности обмена ядерными ударами, мечтают о войне, как девственница томится по альковному таинству.

Сдавайте на бомбоубежища, граждане.

Население пришибленно моргает и соглашается с неизбежностью Третьей мировой: раз по телеку сказали, что будет — значит будет. Надо, стало быть, готовиться. Землянку рыть и дедов ППШ из огорода выкапывать, гречку запасать. А грибы засаливать? Дак а чо, хорохорится даже население, дойдем до Берлина еще раз, и до Вашингтона дойдем. Ну не поглотим — так пооткусываем, вона Киселев очень убедительно про радиоактивный пепел заливает.

Так что, завтра война?

Дорогие сограждане, не ссыте. Войны не будет.

Наше руководство вовсе не собирается воевать ни с Европой, ни с Америкой, что бы оно вам там ни транслировало устами телевизионных гипножаб. И уж конечно ни Америка, ни Европа не собираются воевать с нами.

Читать дальше

Во-первых, потому что мировую войну невозможно выиграть. Надежных средств противоракетной обороны нет и не появится в ближайшее время ни у кого, а значит, любой ядерный конфликт приведет к планетарной катастрофе и к гибели всего человечества. Это называется принципом гарантированного взаимного уничтожения, и именно этот принцип не дал случиться ни одной мировой войне с того момента, как СССР заполучил атом.

Во-вторых, для мировой войны нет причин. Сегодняшний мир не разделен идеологическими противоречиями. Россия, несмотря на свой показушный имперский реваншизм, управляется не идеологами, а циничными дельцами и сугубыми прагматиками, которые ни на йоту не верят в то, что транслируют населению через голубые экраны. И Америка, хотя кажется часто страной, которой движет идеология, на международной арене руководствуется соображениями национальных интересов, то есть выгодой, а не принципами.

В современном глобальном мире, связанном мириадами экономических транзакций, где независимы только государства вроде Бутана, нам нечего делить с Западом, любое сотрудничество принесет гораздо большую выгоду всем сторонам, чем любое завоевание.

Разрушение России, ее распад, бесконечные гражданские войны на нашем лоскутном одеяле, бесконтрольное распространение ядерного оружия, его попадание в руки удельных княжеств — это кошмар и для Европы, и для США, и для Китая. Поэтому, что бы они там ни знали про прошлое нашего руководства и как бы к нему не относились, военных решений тут быть не может.

Запад даже не стремится к подчинению России. Все, что им от нас нужно, — системность, предсказуемость; и именно своей истерической непредсказуемостью нынешняя Россия раздражает Запад. Но эта не та непредсказуемость, которая может кончиться всеобщей войной.

Северная Корея уже много лет провоцирует Запад: разрабатывает атомное оружие, баллистические ракеты, поддерживает террористов, печатает фальшивые доллары, промышленно производит и экспортирует амфетамины, угрожает Америке превентивными ядерными ударами — и что?

Весь этот ее бесконечный припадок на Западе встречают с врачебной мягкостью и осторожностью; понимают, что Пхеньян это делает не Америки, а для своих граждан. Понимают: это не одержимость, а эпилепсия.

Как и режим Ким Чен Ына, наш режим, в сущности, преследует всего две важные цели: удержать население в покорности и не позволить никому вмешиваться в наши внутренние дела. Внутренние дела у нас тоже похожие: как половчей оболванивать и угнетать людей, чтобы остаться у власти вечно. Только методы пока отличаются.

Пока. Потому что лучше всего в Северной Корее показал себя метод бесконечной подготовки к войне с Америкой.

Вот уже шестьдесят лет, как страна живет на военном положении. Учебные тревоги у них проводятся чуть ли не еженедельно: того и гляди, прилетят американские бомбардировщики. Чтобы держать население в тонусе. А если Америка вдруг о диктатуре забывает, та ей напоминает ревниво: эй, а как же мы? Или когда неурожай риса и нечего жрать, Пхеньян так вот кокетливо просит гуманитарной помощи ООН: испытывает ядерное оружие и вопит, что за себя не отвечает.

А ведь у нас теперь тоже начинает урчать в животе. И нам тоже теперь придется бегать в бомбоубежища и рассчитывать свою норму хлеба на случай блокады, и учиться напяливать противогаз с первого класса. Война должна все время маячить на горизонте, а мы будем одновременно обреченно готовиться к ней и петь песни о мирном небе над головой, и ценить каждый миг сегодняшней бескровной жизни. Этот метод отлично показал себя в СССР, сработает и сегодня. Люди-то те же.

И нам теперь тоже всегда будет нужен враг.

Украинцы побыли нашими врагами, турки побыли, но это все не то. Нам ведь не Голиафом хочется быть, а Давидом.

А могучей и зубастой Америке — как же сладко снова бросить вызов! Как хорошо-то, Господи боже мой! Как же просто ненавидеть ее, Задорновым так точно описанную! Как мы скучали по ней!

Ведь это из-за американских санкций у нас сыр дерьмо, гречка дорожает и накопительную часть пенсии который год замораживают! Из-за их Рокфеллеров наша Украина от нас ушла! Они же, гады, и развалили нас вообще! Так что благослови, Господь, Америку — за то, что она такой для нас извечный, удобный, безотказный враг! Для нас и вообще для любых диктатур.

Мы-то никогда ни в чем сами не виноваты, ясное дело.

И не будем ни в чем виноваты никогда, потому что на воображаемой войне как на войне взаправдашней, и кто не с нами, тот против нас, а сомневающихся — под полевой трибунал.

В ружье!

Дмитрий Глуховский


https://snob.ru/selected/entry/115128?preview=print

553

#p455185,amici написал(а):

Украинцы побыли нашими врагами, турки побыли, но это все не то. Нам ведь не Голиафом хочется быть, а Давидом.

ога, Давидом.. ток в портках и ватнике :crazy:

554

Не делать мировой
Александр Скобов, 19.10.2016

Путину надо давать отпор прямо сейчас. Не надо пытаться интегрировать так называемую путинскую элиту в цивилизованное сообщество. Ее надо гнать отовсюду. Не надо бояться своей жесткостью вызвать раздражение российского народонаселения и его консолидацию вокруг режима на антизападных позициях. Кремль разбудил и поднял в "дорогих россиянах" самые архаические пласты сознания. И единственное, что может заставить их отвернуться от режима, - это если на их глазах их пахан будет демонстративно "опущен". Повторю то, что уже писал: "Не надо помогать Путину сохранить лицо. Ему надо помочь потерять лицо. Ему надо помочь сломать себе шею".

Полностью

В своем выступлении на Форуме свободной России в Вильнюсе Маша Гессен указала на две фундаментальные ошибки, допускаемые западными элитами при выработке политики в отношении режима Путина. Ошибка первая: западные лидеры и большинство экспертов считают, что поведение Путина "реактивно", то есть его действия определяются складывающейся ситуацией и являются в первую очередь ответом на поведение Запада. На самом же деле политика Путина вытекает в первую очередь из его собственных представлений о мире.

Вторая ошибка - прямое продолжение первой. И сторонников жесткой линии, и сторонников "учета интересов России" объединяет вера в то, что если найти правильную линию поведения, на политику Путина можно будет повлиять в желательном для Запада направлении. Если же признать, что у путинского режима есть некая собственная осознанная, вытекающая из самой его природы стратегическая цель, отказаться от которой его не заставят никакие ухищрения Запада, у Запада останется единственное прочное основание, на котором он сможет строить свою политику. Это собственные представления Запада о самом себе. Например, представления о том, что нельзя иметь дело с преступниками, нельзя играть по их правилам.

Тот, кто четко осознает свои цели и последователен в стремлении к их реализации, имеет заведомое преимущество перед оппонентом, его целей не понимающим и путающимся в целях собственных. А вот с пониманием путинских целей в современном мире действительно беда.

"СССР идеологически мнил себя могильщиком мирового капитализма и тайно лелеял планы на Всемирный СССР с единым директором в Кремле. Поэтому подтащить ракеты поближе к США было вполне в духе этой утопии. А вот чего добивается путинская Россия, не очень понятно", - пишет о последних тревожных международных событиях Сергей Митрофанов.

В этом "не очень понятно" - вся беспомощность современной буржуазно-либеральной мысли, причем, по-видимому, не только российской. Совковый агитпроп сыграл с ней злую шутку. Она всерьез уверовала, что это только между СССР и Западом существовали "непримиримые противоречия двух мировых систем - капиталистической и социалистической". А стоило СССР перейти на частную собственность и какой ни на есть рынок, как эти противоречия навсегда исчезли.

Не только российская, но и западная либеральная аналитика, как правило, исходит из тезиса о "буржуазной нормальности" правящей элиты путинской России, ибо главный интерес этой, с позволения сказать, элиты состоит в приобщении к материальным благам западного общества. А отсюда делается вывод, что чем более путинская элита будет интегрирована в элиту западную, тем более она будет перенимать вместе с западными материальными благами западные нормы поведения и ценности. И тем менее она будет склонна дестабилизировать западный мир.

На этом, кстати, держится неискоренимая вера умеренно-либеральной публики в то, что Путин, подобно трудному подростку, повыпендривается - да и вернется к "буржуазной нормальности". Эта публика продолжает напряженно улавливать некие сигналы из Кремля, которые должны свидетельствовать о готовности Путина постепенно передать власть "системным либералам".

Вот только вожди противостоявших Риму варваров тоже были отнюдь не прочь попользоваться всеми римскими благами и часто обучали в Риме своих детей. Это не помешало им опрокинуть Рим при первой возможности.

Непримиримость противоречий между СССР и Западом часто объясняют их идеологическим характером. Оба лагеря имели свой глобальный общественный проект (общественный идеал), который они стремились распространить на весь мир. Советский лагерь был одержим мессианизмом в большей степени, но было это и у Запада. Однако все идеологии все же производны от чего-то более базисного. СССР и Запад стремились уничтожить общественную систему друг друга, потому что каждый видел в самом существовании общественной системы противника экзистенциальную угрозу собственному существованию. Советская тоталитарная диктатура не могла смириться с наличием более успешной и привлекательной альтернативы. Запад это понимал и стремился превентивно обезопасить себя.

В этом смысле противоречия между Западом и путинским режимом даже более фундаментальны. Противостояние Запада и СССР все-таки было соперничеством двух модернизационных проектов за то, который из них является более последовательной альтернативой архаике. Противостояние Западу путинского режима - это противостояние мира прогресса и мира архаики, который не только сопротивляется модернизации, но и сам пытается перейти в контрнаступление.

Коррупция и мафиозность есть способ встраивания клиентско-патрониальных, феодальных отношений в общество, проходящее или уже прошедшее буржуазную модернизацию. Это способ выживания традиционных отношений в условиях модернизации, форма их приспособления к этим новым условиям, форма их паразитирования на новом обществе. В конечном счете это форма борьбы архаики с прогрессом, метастазы архаики в организме общества модерна. И что путинская клептократия оказалась в авангарде противостояния архаики западному обществу прогресса - это естественно. Исторически объективно, как сказали бы марксисты.

Путинский режим также не может мириться с существованием более успешной и привлекательной альтернативы. Поэтому упорное стремление лишить западное сообщество ведущей роли в мире, разложить и разрушить созданную им общественную систему, вернуть его в эпоху его собственной архаики также имманентно присуще путинскому режиму. Это не выпендривание трудного подростка, а проявление его глубинной природы.

Эта природа путинского режима также имеет свое идеологическое оформление. Отрицание наличия у путинского режима идеологии - наиболее распространенная и серьезная ошибка его либеральных критиков. За отсутствие идеологии принимается тот факт, что, в отличие от классических тоталитарных режимов XX века, нынешние хозяева Кремля конструировали свою идеологию "задним числом" - уже после того как их клептократический режим в основных своих чертах сложился.

Конечно, путинская правящая группировка никакой новой идеологии не изобрела. Она лишь использовала элементы-кубики идеологий прошлого. Разумеется, химически чистые элементы встречаются в мире идей не чаще, чем в природе. Но базовые "кубики" кремлевской идеологической конструкции вполне узнаваемы. Это идеи консервативной реакции XIX века, противостоявшей обоим модернизационным проектам - и либеральному, и социалистическому. Смесь самого грубого социал-дарвинизма с самым слюнявым феодальным романтизмом.

Путин действительно ощущает себя молодым хищником, который должен низринуть одряхлевших западных вожаков мировой стаи. Это так, сколько бы либеральное сознание ни отказывалось в это поверить. Поэтому договориться с ним не удастся, сколько бы он ни имитировал готовность к диалогу и компромиссу. Долг внутренних оппонентов путинского режима - представить убедительное обоснование этого западному общественному мнению и экспертному сообществу. Объяснить, что времени на вызревание внутренних предпосылок революции в России не будет. Путин устроит мировой пожар раньше.

Путину надо давать отпор прямо сейчас. Не надо пытаться интегрировать так называемую путинскую элиту в цивилизованное сообщество. Ее надо гнать отовсюду. Не надо бояться своей жесткостью вызвать раздражение российского народонаселения и его консолидацию вокруг режима на антизападных позициях. Кремль разбудил и поднял в "дорогих россиянах" самые архаические пласты сознания. И единственное, что может заставить их отвернуться от режима, - это если на их глазах их пахан будет демонстративно "опущен". Повторю то, что уже писал: "Не надо помогать Путину сохранить лицо. Ему надо помочь потерять лицо. Ему надо помочь сломать себе шею".

555

Да уж, вот такая непредсказуемость для многих. ...

Тьма власти

Владимир Абаринов, 10.11.2016

http://graniru.org/opinion/abarinov/m.256449.html

Великая драма американских выборов завершена. Америка проголосовала за трампзит.

День голосования выдался на Восточном побережье погожим. Мои нью-йоркские знакомые шли на выборы как на праздник. Длинные очереди никого не пугали. В некоторых местах народу раздавали беплатные бублики или еще что-нибудь в этом роде. Только детскими колготками и пивом не торговали, как, бывало, при советской власти.

Эта отвратительная президентская кампания всем надоела. Ведь это срам разглядывать исподнее дамы преклонных лет. Мы устали уворачиваться от брызг слюны кандидата с соломенным зачесом и сердитым личиком, похожим на печеное яблоко. Пора было закрыть тему и забыть о Трампе. Опросы предсказывали Хиллари уверенную победу, некоторые - лавинообразную.

Я тоже поддался общей эйфории, подсчитал выборщиков - у меня получилось 333: 205 в пользу Хиллари. Эти подсчеты я опубликовал 25 октября. А на следующий день увидел эти цифры в американском агрегаторе опросов.

Во вторник утром я посмотрел свежие опросы и увидел, что в Нью-Хэмпшире, который демократы кладут в свою копилку по умолчанию, шансы практически равны. И пришел к выводу, что если Трамп выиграет в этом штате, выборы закончатся вничью. В этом случае президента избирала бы нижняя палата Конгресса, которую контролируют республиканцы, - следовательно, президентом стал бы Трамп. Главный гуру прогнозов Нейт Силвер называл такой сценарий "безумным" и оценивал его вероятность в 0,5 процента, а шансы на избрание Клинтон - в 71,4 процента.

К девяти вечера закрылись участки в большинстве штатов, и вскоре стало ясно, что дела Хиллари плохи. Трамп опережал ее не только в спорных штатах, но и в тех, которые демократы привыкли считать гарантированно своими. Но на американских выборах ничто не гарантировано. Обозреватель CNN Джон Кинг все еще озабоченно тыкал пальцем в огромный тач-скрин, изображающий интерактивную карту США, словно надеясь выковырять из какого-то пенсильванского или мичиганского округа дополнительные голоса для Клинтон, но вождям Демократической партии стало уже все ясно. В Твиттере появилось записанное заранее видеообращение Барака Обамы о том, что апокалипсиса не предвидится: "Что бы ни произошло, солнце завтра взойдет". А затем и прощальный твит Хиллари.

Вероятность того, что она выиграет по голосам ибирателей, но проиграет по выборщикам, Нейт Силвер оценивал в 10,5 процента и включил такой сценарий в список безумных. Но в итоге именно это и произошло. Это всего пятый случай в истории США. Кстати, Владимир Путин неоднократно приводил этот пример как свидетельство недемократичности американских выборов. Но сегодня весь российский официоз поет осанну Трампу, нисколько не сомневаясь в легитимности его избрания.

Эксперты будут еще долго судить и рядить о причинах поражения Клинтон и победы Трампа. Но главное можно сказать уже сейчас. Вопрос о том, признает ли эту причину правящий класс США. Она заключается в том, что существующая ныне политическая система не справляется с вызовами и проблемами, стоящими перед страной и миром. Она не в состоянии выдвинуть даже достойных, конкурентоспособных кандидатов в президенты. И недаром в этом сезоне такой успех имели несистемные кандидаты - Берни Сандерс и Дональд Трамп. Политический истеблишмент обанкротился, увяз в интригах и распрях, оказался слишком самонадеян и чересчур уверен в магической силе денег и политтехнологий.

Экзит-поллы показывают, что Хиллари Клинтон не удалось создать коалицию избирателей, дважды проголосоваших за Барака Обаму, и даже мобилизовать свой собственный потенциальный электорат 2008 года. Она растеряла молодежь, пенсионеров, замужних женщин с детьми. Но, конечно, самое главное - она проиграла Трампу самый многочисленный сегмент: белых американцев без высшего образования. Несмотря на существенные демографические сдвиги, они все еще составляют большинство населения США - около 64 процентов.
Без их голосов выиграть выборы невозможно.

Читать дальше

Отношение демократов к этой посконной Америке сродни отношению российских либералов к "ватникам". Да, с вагоностроителями Нижнего Тагила, шахтерами Пенсильвании, металлургами Огайо говорить непросто и неприятно, но найдите общий язык, если вы хотите заниматься политикой и выигрывать выборы. Они чувствуют себя оскорбленными и униженными и потому хватаются за демагогию Трампа - он хоть что-то им обещает. Для американского "ватника" так же важно сознавать величие своей державы, как для российского. С вашей точки зрения это ложная ценность? Так убеждайте их.

Вот поразительный своей наглядностью опрос. 81 процент избирателей Трампа считают, что полвека назад жизнь в Америке была лучше, чем теперь, а 68 процентов - что у следующего поколения американцев она будет еще хуже. Среди избирателей Клинтон такого мнения придерживаются, соответственно, 19 и 30 процентов. Как ни нелепо это звучит, Трамп зовет строить светлое прошлое. Клинтон зовет оставаться на месте.

Однако хватит о причинах. Что будет теперь, как поведет дела новоизбранный президент Трамп? У него непростые отношения с руководством Республиканской партии. Формальный глава партии, амбициозный спикер нижней палаты Пол Райан наверняка захочет играть более заметную и самостоятельную роль. Тем не менее это однопартийцы Трампа, и они контролируют обе палаты Конгресса. Это значительно облегчает ему законодательную инициативу и утверждение назначений, в том числе в Верховный суд США.

Он ужесточит иммиграционную политику, отменит указы Обамы, защищавшие некоторые категории нелегальных иммигрантов от выдворения из страны. Учинит ли он массовые депортации нелегалов? Думаю, вряд ли. К таким политическим издержкам (не говоря уже о финансовых) не готов даже он. Едва ли Трамп воспретит въезд в США всем мусульманам, как обещал. Остановить расселение сирийских беженцев может. Мексиканский песо по случаю победы Трампа рухнул, но, думаю, мексиканцам не стоит опасаться того, что Трамп заставит их платить за стену, которую он намерен возвести на границе и про которую он говорил в последние дни особенно настойчиво. Он, может, и верит в это, но руки-то у него коротки.

В команде Трампа сейчас начинается распределение портфелей, и первые опубликованные списки кандидатов на высокие посты производят удручающее впечатление. В частности, кандидат на пост госсекретаря - Ньют Гингрич, представитель старой республиканской гвардии, чьи взгляды на окружающий мир устарели десятилетия назад, да и в международных делах он ровно ничем не прославился. Другой кандидат на тот же пост - сенатор Боб Коркер, председатель комитета верхней палаты по иностранным делам, политик гораздо более молодой и вменяемый. В отличие от Хиллари, собравшей в свою команду цвет американской международной экспертизы, у Трампа со специалистами-международниками дело обстоит худо, в том числе и потому, что он считает себя самым умным и не терпит возражений. Однако вчера стало известно, что его поздравили с победой 41-й и 43-й президенты США, Буш-отец и Буш-сын. Этот шаг снимает с их бывших сотрудников этический запрет на работу с Трампом (ранее оба демонстративно отказались поддержать его). Поэтому в списках возможных назначенцев появились Джон Болтон - бывший американский посол в ООН и Стив Хэдли - бывший советник Буша-младшего по национальной безопасности. Первый - кандидат на пост госсекретаря, второй - на должность министра обороны.

Президент Трамп, как и собирался, постарается наладить отношения с Россией, но совсем не факт, что притирка к Владимиру Путину пройдет благополучно. Трамп - новичок без всякого опыта дипломатии и со смутным представлением о международных делах, а Путин - человек жесткий и неподатливый. Непохоже, что они сойдутся характерами. К тому же к Трампу и без того прилепили ярлык путинской марионетки, и он теперь будет всячески доказывать, что это не так.

На самом деле мы пока не знаем, с какими вызовами и кризисами придется столкнуться 45-му президенту США. Буш-младший пришел в Белый Дом в 2001 году с совершенно мирной социальной повесткой дня, но грянуло 11 сентября, и пришлось заниматься совсем другими делами.

556

Борис Акунин: «Вниз по лестнице, ведущей вверх»
Опубликовано 10.11.2016 10:50

Я думаю, что мы сейчас наблюдаем некий общемировой процесс, который можно назвать «Битвой Сознательного с Подсознательным». Или «Битвой Взрослого с Инфантильным».
Сознательное, взрослое говорит нам: нужно думать о завтрашнем дне; нужно развиваться; нужно быть ответственным; нужно учиться понимать и принимать иное, непохожее; нужно строить общий мир, а не окапываться в своих национальных норах — и прочие правильные, скучные, взрослые истины.
Подсознательное, инфантильное нашептывает пусть неправильное, но инстинктивно внятное каждому: «своя-рубаха-ближе-к-телу», «кто-сильнее-тот-и-прав», «чужие-здесь-не-ходят», «умри-ты-сегодня-а-я-завтра», «а-ты-рядом-постой» и прочее.
Тут рациональное сражается с эмоциональным, поверхностно-цивилизационное с природно-глубинным, культурный слой с корневой системой.
Поскольку в СМИ и интернете тон задают люди из «партии сознательного», у нас возникает ложное представление о том, что мир, в общем, разумен и взросл. А это не так. Отсюда и шок после «Крымнаша», после голосования по «Брекзиту» или после американских выборов. «Россия, ты одурела», «Британия, ты одурела», «Америка, ты одурела». А никто не одурел. Просто никто никогда и не был особенно умным.
Большинство людей живут не умом, а инстинктами и чувствами. Причем простыми.
Очевидно, человечество в своем развитии никак не может вскарабкаться на следующую ступеньку эволюции, норовит скатиться на предыдущую, а то и ниже. Оттого и происходит битва.
Сейчас Сознательное повсюду проигрывает Подсознательному. Масштабы отката назад зависят от уровня развития каждого конкретного общества.
В России откат тяжелый – до авторитаризма и полицейского государства. В Турции очень тяжелый — до диктатуры и массовых репрессий. Средней тяжести в Венгрии или Польше – до безальтернативной власти одной партии.
Но Подсознательное успешно атакует и в странах давней демократии. Даже в Британии, где «своя-рубаха-ближе-к-телу» проголосовала за «Брекзит», а взрослое меньшинство теперь ломает голову, не зная, как из этой западни выбираться. То же противостояние наблюдается, в общем, по всей западной Европе.
Посмотрим, что будет с французскими выборами — победа «Национального Фронта» после Трампа уже не кажется фантастикой.
Посмотрим, не распадется ли ЕС.
Но главное, конечно, произошло в США. Мир, политическим центром которого руководит Трамп — это будет какая-то совсем иная реальность, параметры которой пока непонятны. И, конечно, теперь сильно возрастает риск межгосударственных конфронтаций, в том числе между США и Россией. У Трампа несомненно будут серьезные внутренние проблемы. И будет велик соблазн – такой же, как у Путина – «объединить нацию» против какой-нибудь внешней угрозы, поиграть бицепсами, продемонстрировать мачизм. Два мачо лоб в лоб – это плохой вариант.

Наверное, с исторической точки зрения этот мировой процесс естественен и даже неизбежен. Тридцать лет мир быстро двигался вперед, и Подсознательное не поспело за Сознательным, требуется притормозить.
Но не всё естественное и неизбежное радует.

Здесь

557

Лилия Шевцова о Трампе: «Ржавая» Америка встряхнула спящий Вашингтон

"Выборы стали бунтом американского общества против истеблишмента и приватизации системы финансово-олигархическими кланами", — пишет доктор исторических наук, политолог Лилия Шевцова на своей странице в Facebook, оценивая неожиданные результаты голосования в США 8 ноября. Она далека от того, чтобы анализировать детали, которыми увлечено большинство нынешних аналитиков, пытающихся понять, какие конкретные шаги совершит новоизбранный президент США после вступления в должность. В новом интервью для Newsader она изложила свой взгляд на политико-философское значение результатов президентской гонки в Америке — как для самой страны, так и остального мира, в котором она, по выражению нашего эксперта, "остается единственной сверхдержавой", о чем свидетельствует "тот факт, что в течение года американские президентские выборы были основной мировой новостью".

NA: Лилия Федоровна, выбор американского народа в пользу Трампа следует комментировать лишь как один из эпизодов нормальной для демократии изменчивости настроений среди избирателей, или же перед нами нечто большее, чем просто очередные президентские выборы в США?

Л.Ф.: Самое важное в явлении трампизма — не выборы самого Трампа. Лично меня беспокоит, что исход голосования оказался неожиданностью для всех западных экспертов, в том числе американских, которые, казалось бы, должны были бы уже изучить нутро своей страны и настроение своего общества. Практически до середины ночи по Москве весь истеблишмент был уверен, что Хиллари Клинтон, как они говорят, "прошибает потолок" — и вдруг главой государства выбирают ее соперника. Все политтехнологические комбинации и социологические опросы пришлось выбросить в помойку. Оказалось, что американские элиты не ощущают дыхания своего социума. Тем временем Франция и Германия выходят в 2017 году на предвыборную прямую. Уже если и там ситуация аналогична американской, то получается, что интеллектуальная элита Запада перестала понимать общественные процессы и отчаянного стремления своего общества к переменам.
Парадокс: американцы, особенно лишенные возможности артикулировать свои интересы через официальные политические институты (партии, Конгресс и многочисленные механизмы самоуправления), протестуют против того, чтобы элита нарушала нормы, однако голосуют за совершенно беспринципного человека, у которого отсутствуют какие-либо табу, будь то политические, моральные или юридические.
При этом меня смущает качество элиты. Боюсь, что об этом следовало бы говорить еще в ходе Брексита, однако тогда мы, похоже, недооценили значения этого тревожного звоночка. Неожиданный выбор британцев показал, что в западном обществе происходят тектонические сдвиги. Дело не в том, что спящее безмолвное большинство просыпается и заявляет о себе, а в том, что оно противопоставляет себя элите и либеральным ценностям — по сути, европейскому либеральному проекту. В Соединенных Штатах произошло то же самое, только в более очевидной форме, когда население, голосуя против правящей верхушки, привело к власти представителя антиэлиты.
Создается впечатление, что центр проваливается. Поражение терпят традиционные политические силы вроде демократов и республиканцев — а республиканскую партию, надо заметить, Трамп просто сдал в утиль. То же самое может произойти и в Германии, например, христианские демократы могут потерять лидерство. Опасность в том, что при таком раскладе недовольное общество может проголосовать не просто за случайных людей, а уже за экстремистов и радикалов.
При этом, как выяснилось, молчаливое большинство, выбравшее эдакого антилидера, заражено вестфальским комплексом — комплексом унижения. Именно оно требует возрождения величия Америки — правда, неясно, что понимается под этим величием. Чем лечить этот комплекс у американцев — неясно. Неясно и то, как именно Трамп собирается сделать Америку Great.

NA: Против либерального ли проекта выступило упомянутое Вами большинство? Или же протестное голосование связано как раз с отсутствием реализации этого проекта?

Л.Ш.: Во-первых, в своем большинстве электорат Трампа за голосовал за возврат Америки к американским принципам, среди которых — прежде всего, право на представительство своих интересов и взглядов. Это то, о чем говорит Фукуяма в своем последнем по времени труде: американцы потеряли возможность представительства в этой обветшалой системе, которая стала выражать интересы корпоративно-финансовой олигархии.
Во-вторых, американцы захотели возврата к семидесятым-восьмидесятым годам, когда государственные институты в принципе более или менее удовлетворительно отвечали на их запрос на справедливость, с которым связана проблема острейшего разрыва в доходах, в последние годы почему-то не занимавшая должного внимания истеблишмента, в том числе со стороны Обамы. Она до сих пор не решена. Примечательно, что ранее Америка обращала внимание на экономическое неравенство как раз под влиянием СССР, коммунистическая идеология которого все время напоминала о соответствующей задаче. После крушения Советского Союза, как ни странно, пропала сила, которая твердила миру о трагедии неравенства в доходах. Ирония в том, что в качестве тарана, который должен разрушить олигархическую систему, американцы выбрали беспринципного и абсолютно антилиберального олигарха.

NA: Не разочаруются ли американцы в своем нынешнем выборе?

Л.Ш.: Функция Трампа в том, что он — своего рода шокер, встряхивающий элиты, которые оказались неспособны ответить на вызов времени и теперь будут вынуждены искать формулу перемен. Конечно же, избиратели разочаруются в нем, потому что он не оправдает возложенных на него надежд как на реформатора. Разумеется, эта ситуация приведет в движение экспертные, экономические и политические круги США. Вопрос в том, какую цену Америка и мы вместе с ней заплатим за урок Трампа.

NA: Хотите сказать, что Трамп станет своего рода прививкой против дальнейшего избрания популистов?

Л.Ш.: Один из польских авторов когда-то сказал, что счастье не приходит на блюдечке: нужно пройти через долину слез. Очевидно, что и Америке придется пройти через свою собственную долину слез, получив прививку от, возможно, более экстремистски и нарциссически настроенного лидера. Выигрыш нынешней ситуации я вижу по крайней мере в том, что, во-первых, демократия работает. Я говорю о народе, который вышел из своих уютных либо не очень уютных домиков и встряхнул спящий Вашингтон. Во-вторых, о себе напомнили не представители Силиконовой долины, а, что называется, ржавая индустриальная Америка, которая живет, пожалуй, беднее, чем продвинутые штаты в Индии. В-третьих, стало ясно, что новое политическое поколение, которое придет вслед за Трампом, не сможет больше выигрывать за счет лжи и лицемерия — это камень в сторону политических династий типа Клинтон.
В любом случае, технократические по природе американцы учатся быстро. Очевидно, что эти четыре года будут потрачены на то, чтобы уже к следующим выборам было готово новое поколение политических лидеров, которое постарается не допустить нынешнего цирка — ситуации, когда Америка оказалась обнаженной и весьма непривлекательной перед всем миром.

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader

558

#p457934,Акунин написал(а):

И, конечно, теперь сильно возрастает риск межгосударственных конфронтаций, в том числе между США и Россией

хм, я вот интересуюсь знать - а что, с путинской Россией вступать в конфронтацию не следует?
следует видимо ублажать ее, как в свое время гитлеровскую Германию?
и как говорил Мыкола наш урюпинский - "учитывать интересы России на Геополитическом фронте"? :crazy:

так подобного рода режимы от этого только борзеют
они не раз уже это доказывали - что тот, что этот
г-н Акунин мог бы и сам это заметить уже наконец, за 17-то лет

559

«Лицензия на убийство». История Андрея Лугового — телезвезды, политика и отравителя

http://s5.uploads.ru/t/SPBo4.jpg

О том, как бывший сотрудник КГБ Андрей Луговой, обвиняемый в убийстве Александра Литвиненко, стал в России мультимиллионером, телезвездой и депутатом Госдумы, пишет в The Sunday Times Марк Франкетти.

Десять лет назад Александр Литвиненко умирал медленной и мучительной смертью в лондонской больнице. Он был противоречивой фигурой — бывший агент КГБ, бежавший в Великобританию после того как поссорился со зловещим автократическим режимом Владимира Путина. В 44 года он умер от отравления полонием-210 — смертоносным изотопом, который добавили ему в чай в баре отеля в лондонском районе Мейфер.

Ожидая в Москве встречи с человеком, которого Скотланд-Ярд все еще разыскивает за это убийство, я задумался об уникальной судьбе Андрея Лугового. Это один из немногих людей в мире, в чьей жизни случился головокружительный поворот к лучшему после того как его обвинили в таком чудовищном преступлении — первом доказанном убийстве с помощью редкого и в высшей степени радиоактивного металла.

За прошедшее десятилетие Луговой избежал экстрадиции в Великобританию, а его охранный бизнес так расцвел, что он стал мультимиллионером.
Кроме того, он начал успешную политическую карьеру и в сентябре уже в третий раз был избран депутатом Госдумы, где он входит в комитет по безопасности.

В прошлом году Кремль отметил Лугового, бывшего телохранителя из КГБ, престижной государственной наградой, и он стал медиаперсоной, запустив свою телепрограмму о знаменитых предателях советских времен. А его собственная история стала основой для телесериала, в котором он был изображен как герой и патриот, а Литвиненко — как «предатель Родины».

Читать дальше

Нынешняя жизнь 50-летнего Лугового напоминает хэппи-энд дешевого голливудского фильма: в финале ему даже досталась девушка. В 2013 году он женился на Ксении, хорошенькой студентке на двадцать три года моложе него. Недавно у них родился сын. Они впервые встретились четыре года назад в московском ресторане, где Ксения работала менеджером.

Она рассказывает, что произвела на Лугового такое впечатление, что тот подкатился к ней с наглостью, какой мог бы гордиться сам Дональд Трамп. «Считай, что сегодня ты выиграла в лотерею», — сказал он ей.

Оба во всем белом, вплоть до туфель Лугового, они прилетели на свою свадьбу на черноморский курорт на вертолете.

Фотографии свадьбы «утекли» в российские таблоиды, а в интернете появилось видео церемонии с воодушевляющей музыкой из фильма «Последний из могикан».

После этого Ксения снялась в телесериале о своем муже и Литвиненко, кроме того, она управляет принадлежащим Луговому рестораном в центре Москвы, где мы с ним недавно встретились. «Принеси ему чашку чая, — сказал Луговой одной из своих помощниц, когда я ждал, пока он закончит свою предыдущую встречу. — Только без полония».

Впервые я встретил Лугового десять лет назад, сразу после того как его заподозрили в причастности к отравлению Литвиненко. Бывший агент КГБ еще лежал при смерти, его лицо превратилось в незабываемую маску смерти, волосы выпали из-за радиационного поражения. Британские эксперты-токсикологи еще не установили, каким именно веществом его отравили.

Через несколько дней, когда они объявили, что это был полоний-210, оказалось, что Луговой оставлял радиоактивный след после нескольких своих встреч с Литвиненко в Лондоне осенью 2006 года. Меня тоже проверяли на радиацию после контакта с Луговым, и Скотланд-Ярд пригласил меня на неофициальную беседу.

За десятилетие, прошедшее после убийства, ни один иностранный журналист не контактировал с Луговым столько, сколько я. Мы встречались десятки раз при самых разных обстоятельствах и вели разговоры как для печати, так и приватные.

Когда я обратил внимание на странную ситуацию — обвинение в сенсационном шокирующем убийстве принесло ему головокружительный успех, — Луговой процитировал популярную в России поговорку: «если тебе подсунули лимон, сделай из него лимонад». Может быть, у Лугового сверхъестественное умение превращать кислое в сладкое, но даже его самого иногда удивляет такая счастливая судьба.

Он признает, что его успех в России после того как в Великобритании его обвинили в убийстве Литвиненко — ключ к пониманию того, почему при Владимире Путине отношения России с Западом так резко испортились.

Растущий цинизм Путина и его презрение к Западу отражают чувства миллионов обычных россиян. Эти настроения вызревали больше двух десятилетий и не оставили и следа от очарования Западом, которое чувствовали Луговой и многие его соотечественники в 1991 году, когда распался Советский Союз.

После убийства Литвиненко Луговой помогал раздувать враждебность по отношению к Великобритании и США. Это принесло ему успех, популярность и свободу, а также спасло от британского суда.

«Это правда, — сказал он, — что обвинение в отравлении Литвиненко быстро превратилось для меня внутри России в ситуацию, в которой я выигрывал при любом исходе. Для тех, кто не верит, что я это сделал, я жертва британского антироссийского заговора. А те, кто подозревает, что я это сделал, считают меня героем, потому что я убил предателя».

«Через десять лет здесь все забыли о той истории, — продолжал он. — Меня редко спрашивают о Литвиненко, и большинству россиян я известен как политик и медиаперсона. Единственное ограничение для меня — то, что я не могу выезжать за пределы России, чтобы меня не арестовали, но к этому я давно привык. Я люблю отдыхать в России, это не проблема».

Этот его оптимизм тоже многое говорит о настроениях в стране и о растущей агрессивности Кремля, пытающегося вернуть часть той влиятельности, которую он потерял с падением Советского Союза.

Когда в Белый Дом въедет Дональд Трамп, это будет более вероятно: Трамп не раз хвалил Путина как сильного лидера и не обращал внимания на предупреждения разведслужб о том, что Россия стоит за активизировавшейся в США и на всем западе деятельностью хакеров. Путин — один из первых зарубежных лидеров, поздравивших Трампа с победой.

«Россияне давно сыты по горло лекциями, которые читает нам запад, как будто мы школьники, — говорит Луговой. — Мы видим, как это лицемерно. Мы видим, что чаще всего вы преследуете эгоистические национальные интересы, а не те высокие идеалы, в верности которым клянетесь».

Все эти десять лет общение с Луговым оказывалось совсем не таким, как я ожидал. Сначала я подозревал его, потом верил его оправданиям, потом совсем запутался. И несмотря ни на что, он мне симпатичен — хотя я и убежден сейчас, что он определенно участвовал в убийстве.

У нас с ним странные отношения: я много раз говорил ему, что не сомневаюсь, что это он отравил Литвиненко, я открыто смеялся над некоторыми из его самых странных заявлений и самооправданий, прежде всего над утверждением, что британская разведка убила Литвиненко, чтобы очернить образ России.

Я в лицо называл его циничным оппортунистом и спрашивал, как ему спится ночами. Мы спорили и дразнили друг друга, однажды перестали общаться на несколько месяцев, когда он рассердился на меня из-за того, что я познакомил его с коллегой, который впоследствии написал о нем что-то, что показалось ему неправдой.

Луговой знает, что я считаю его лжецом, а я знаю, что он продолжает притворяться невиновным. Но, в конце концов, есть ли у него выбор? И все же он никогда не отказывал мне в интервью и всегда соглашался дать комментарий не для печати. Он всегда был готов к общению, говорил прямо и разумно — за исключением одного ключевого вопроса, на который не мог ответить честно: «это вы сделали?»

К моему удивлению, однажды он пригласил меня на день рождения своей молодой жены. Это была приватная встреча близких друзей и родных в роскошном плавучем ресторане, пришвартованном на Москве-реке. Странным образом я оказался единственным, кто не входил в его ближний круг.

Вечеринка началась с выступления полураздетых танцоров, как женщин, так и мужчин, крутившихся у столов, а в конце ее Луговой и его подвыпившие друзья исполняли советские патриотические песни, причем Ксения играла на барабанах, а сам Луговой — на электрогитаре.

В свете фейерверка вынесли огромный праздничный торт в форме льва и кобры, символизировавший знак Зодиака Ксении и год ее рождения по китайскому календарю. «Вы понимаете, как вам повезло, как для вас все повернулось к лучшему, несмотря ни на что? Все могла закончиться совсем иначе…» — прокричал я ему в ухо, когда он решил отдохнуть от танцев.

«Да, понимаю», — ответил он.

«Ведь вы один из немногих людей в мире, которые на самом деле знают всю правду о том, что произошло, так ведь?» — продолжал я.

«Почти всю правду», — сказал он, явно поддразнивая меня, но это прозвучало как своего рода признание. Однако когда я собрался уходить, Луговой снова то энергично танцевал, то демонстрировал гимнастические упражнения под аплодисменты восхищенных друзей. Казалось, ничто в мире его не заботило.

«Ну что, Андрей, мы оба знаем, что ты участвовал в убийстве Литвиненко, но ты же вряд ли мне об этом расскажешь, так ведь?» — часто говорил я ему. Каждый раз они улыбался в ответ. Мне всегда казалось, что это красноречивее всего, что он когда-либо говорил.

Особенно интригующе выглядит то, что он быстро начал демонстрировать, что получал удовольствие от того внимания, которое привлекло к нему обвинение в убийстве. Однажды он спросил, смогу ли я достать для него номер британской ежедневной газеты с его портретом на первой полосе — на память.

В ожидании премьеры телешоу, которое он вел, он несколько раз присылал мне сообщения, напоминая, чтобы я посмотрел, а потом поставил автограф на комплекте дисков с записями программы, который подарил приезжавшему из Лондона коллеге. И он явно был доволен, когда я приехал к нему, чтобы написать о телесериале, основанном на его и Литвиненко истории.

При всей непреклонности, с которой он отрицал всякую причастность к убийству, он много лет не выражал никакого сочувствия к Литвиненко, умершему чудовищно мучительной и медленной смертью (после отравления он прожил три недели).

В первый год после убийства я также провел немало времени с Дмитрием Ковтуном, другом детства Лугового, который был вместе в ним в Лондоне, когда он в последний раз встретился с Литвиненко, — 1 ноября 2006 года, в тот самый день, когда бывшего сотрудника КГБ отравили. Ковтуна, который после этого поссорился с Луговым, Скотланд-Ярд тоже разыскивает за это убийство. Он тоже отрицает любое свое участие в преступлении, хотя сам страдает от сильного радиоактивного поражения.

Я много раз слышал заявления Лугового о невиновности. Один раз это было за обедом, когда он, выпив бутылку красного вина ценой в £180, дымил кубинской сигарой. Во время трехдневной охоты в отдаленном лесу поблизости от берегов Волги я видел, как Луговой и Ковтун пили водку и пели у костра сентиментальные советские песни вместе с друзьями, с которыми служили в Советской армии.

А на дне рождения Лугового я видел, как один из гостей подарил ему тяжелый пулемет 1937 года на колесной базе, а другой — трость, инкрустированную драгоценными камнями и золотом, с кинжалом, спрятанным в рукоятке.

Когда Луговой начинал свою политическую карьеру в ультранационалистической партии ЛДПР, он во время партийной конференции пригласил меня на кулисы. Однажды мы спим ездили на его BMW с водителем в подмосковную военную часть, чтобы я увидел, как он стреляет из автомата на фоне тренирующихся телохранителей из его охранного агентства.

«Приглашаю вас на праздник в Крым! — прислал он мне радостное и в то же время саркастическое сообщение, когда Кремль захватил полуостров, из-за чего отношения России с Западом оказались в самой нижней точке со времен Холодной войны. — Предлагаю вам, пока не поздно, принять российское гражданство. Мы вас спасем!»

Еще он пригласил меня взять у него интервью на борту яхты в Черном море, где он обычно проводит свои летние отпуска с тех пор как его делом заинтересовался Интерпол. После моих настойчивых просьб Луговой и Ксения со счастливыми лицами сфотографировались на гидроцикле.

Дэвид Кэмерон подтвердил, что в начале этого года был выписан международный ордер на арест Лугового и Ковтуна, после того как в результате британского публичного дознания было установлено, что они «без сомнения» ответственны за убийство и что операция была «с высокой степенью вероятности» одобрена Путиным.

Недавно я спросил его: почему он дал мне такой привилегированный доступ? Зачем это ему нужно? «Я знаю, что вы думаете, что это сделал я, и вы никогда этого не скрывали, но я подумал, что вы, прожив много лет в России (Марк Франкетти с 1997 года работает московским корреспондентом The Times. — Открытая Россия), лучше других понимаете, как тут делаются дела.

За эти годы я встречался более чем с сотней иностранных журналистов. И много раз был в шоке от того, как мало они знают о нас, русских. И еще я надеялся. что вы увидите: я нормальный человек, а не хладнокровный убийца».

Все это время, пока я занимаюсь безнадежными, сводящими с ума попытками докопаться до дна дела об убийстве Литвиненко, для меня остается без ответа один вопрос: в какой степени на самом деле Луговой и Ковтун были причастны к преступлению? Если узнать это, раскроются и все остальные загадки одного из самых громких и наглых убийств в современной истории Великобритании.

Но можно не сомневаться в одном: при всех их неистовых отрицаниях Луговой и Ковтун отравили чай Литвиненко полонием-210. Радиоактивный след, который они оставили на сиденьях самолетов, в номерах отелей, в офисах и лондонском баре, где был отравлен Литвиненко, не вызывает никаких сомнений. Это научно доказано.

Также определенно доказано, что только российское государство могло снабдить их таким редким и дорогим изотопом, для получения которого нужен ядерный реактор. Выбрали его, вероятно, потому, что его очень трудно найти, если только вы не ищете специально именно его.

Это была ключевая ошибка тех, кто заказал убийство Литвиненко: они понадеялись на то, что британские эксперты полоний не найдут. Его наличие можно установить только если провести проверку на альфа-излучение. Но если его найти, то пройти по его следам на редкость просто.

Россиянам не удалось скрыть преступление — британские эксперты за несколько часов до смерти Литвиненко установили, что его отравили полонием-210. Любой другой яд мог бы использовать кто угодно, и убийство осталось бы нераскрытым. Но полоний-210 прямо указывает на российские спецслужбы. Это было хорошее начало расследования, но через десять лет после убийства все остальное — только размышления и логические выводы.

Кто конкретно в Москве заказал убийство и почему? Чего они рассчитывали достичь, убив Литвиненко? Кто выбрал Лугового и Ковтуна как исполнителей убийства? Когда и как? Что конкретно знали предполагаемые убийцы и на что они, по их мнению, подписывались? Это ключевые вопросы, которые занимали меня все то время, когда у меня был этот уникальный доступ к Луговому.

Я не думаю, что Луговой — хладнокровный убийца. Не потому, что он показал мне свою привлекательную человеческую сторону, но потому, что ни один безжалостный профессиональный убийца, отправленный Россией на совершенно секретную миссию, не вел бы себя так, как Луговой до и после убийства.

Даже британская полиция считает, что Луговой и Ковтун не знали, что имеют дело с полонием. Если бы знали, они не обращались бы с ним настолько беспечно: был момент, когда Луговой попытался избавиться от смертоносного вещества, вылив его в раковину в своем номере в лондонском отеле. Он оставлял радиоактивные следы повсюду. Позже он даже умудрился случайно заразить своих собственных детей.

То, что московские организаторы убийства использовали Лугового и Ковтуна втемную, само по себе неудивительно. Но если Луговой знал, что его задача — убить Литвиненко, то почему он не подумал, что он и Ковтун окажутся главными подозреваемыми, учитывая, что они — последние, не считая родных, кто встречался с Литвиненко перед его внезапной болезнью?

Почему он согласился убить таким способом, который, совершенно очевидно, оставит его без всякого прикрытия? Почему он хотя бы не приехал в Лондон по фальшивому паспорту? И почему Луговой казался поистине ошеломленным и почти взбешенным, когда его впервые объявили подозреваемым?

Одна из первых вещей, которые он тогда сделал, — связался с британским посольством в Москве и сказал, что готов ответить на вопросы. Затем он обратился к прессе и попытался установить контакт со вдовой Литвиненко Мариной — вскоре после смерти ее мужа. Такая реакция скорее характерна для человека, пойманного врасплох и опасающегося за свою жизнь, чем для бездушного наемного убийцы.

Сравните: прошло двенадцать лет с тех пор как в Катаре арестовали двоих профессиональных убийц, направленных российской военной разведкой, после того как они взорвали лидера чеченских мятежников Зелимхана Яндарбиева, разыскиваемого Москвой.

Фотографии двух убийц до сих пор не появились в общем доступе, несмотря на то, что в Катаре их судили и приговорили к тюремному заключению. Сейчас они в России, и до сих пор о них ничего не известно. Вот так действуют российские профессионалы по приказу государства. В отличие от Лугового, они не пытаются стать знаменитостями.

У Лугового был доступ к Литвиненко. который получил в Британии убежище и стал платным источником MI6, специалистом по путинской России, так как два бывших агента КГБ собирались вместе заняться консультативным бизнесом в сфере безопасности. Луговой утверждал, что британская разведка пыталась завербовать и его, что не так уж и неправдоподобно.

По одной из версий, российские спецслужбы оказывали давление или шантажировали Лугового, выбрав его на роль убийцы, потому что он был знаком с Литвиненко, который был очень осторожен в выборе тех, с кем встречался, так как боялся покушения.

Но ни одна опытная спецслужба не стала бы рисковать, вынуждая кого-то ввязаться в такое убийство. Более вероятно, что кураторы Лугового не сказали ему, что вещество, которое он должен добавить Литвиненко в чай, убьет его.

Что думал Луговой о веществе и о том, что оно должно сделать с Литвиненко, — это недостающие фрагменты пазла. Если мы узнаем эти две вещи, то узнаем и что планировали организаторы убийства, когда считали, что полоний-210 не найдут, и почему оказался замешан Луговой.

Недавно я спросил Лугового, чиста ли его совесть. «Да, — ответил он без малейшего колебания. — Я прекрасно сплю». Я верю ему — не потому что думаю, будто он невиновен. Я считаю, что либо он убил и твердо убежден, что поступил правильно, либо не знал, что убивает. Так сожалеет ли он о чем-нибудь?

«Если бы я вернулся в прошлое, все, что я изменил бы, — не стал бы связываться с Литвиненко, вот и все. Когда он неожиданно позвонил мне, чтобы обсудить бизнес, я должен был бы понять, чем это кончится, и отказаться».

Я много раз просил Лугового пообещать, что он придет и на ухо расскажет мне всю правду, когда я буду на смертном одре. Он сказал, что сделает это. Конечно, это не значит, что он так и поступит. И печальная реальность сейчас выглядит так: семья Литвиненко никогда не добьется справедливости и вся правда об убийстве никогда не выйдет наружу.

Возможно, это самый большой порок постсоветской России — ее глубоко укорененное яростное несогласие честно открыть правду о своем темном прошлом. И это не изменится — по крайней мере, при нашей жизни.

The Sunday Times

https://openrussia.org/post/view/20019/

Отредактировано amici (24-11-2016 15:42:39)

560

#p458941,amici написал(а):

О том, как бывший сотрудник КГБ Андрей Луговой, обвиняемый в убийстве Александра Литвиненко, стал в России мультимиллионером, телезвездой и депутатом Госдумы, пишет в The Sunday Times Марк Франкетти.

и никакой "утраты доверия"

561

Какая ж жажда свободы есть у настоящих людей.  :flirt:


https://www.youtube.com/watch?v=62zSG6tRrUk

Вплавь из СССР: самый дерзкий побег, о котором долгое время молчали

13 декабря 1974 года был совершен самый дерзкий и знаменитый побег из СССР. Ученый-океанолог Станислав Курилов прыгнул за борт с пассажирского парохода в Тихом океане и, преодолев вплавь расстояние более ста километров, добрался до филиппинского острова.

По профессии — океанограф, по натуре — романтик, по призванию — гражданин Вселенной, Слава Курилов был в Советском Союзе объявлен невыездным, но смириться с этим не пожелал.

Пароход "Советский Союз" совершал круиз по Тихому океану из Владивостока до экватора и назад. В связи с тем, что для советских туристов 20-ти суточный вояж проходил без единого(!) захода в иностранные порты, оформление виз путешественникам не требовалось.

Для невыездного Курилова участие в этом круизе было единственным способом вырваться за границы СССР и попытаться осуществить свой план бегства из этой страны. В то, что из Советского Союза можно сбежать, не верил никто, никто кроме Курилова.

Круизный корабль, на который Станислав Курилов приобрёл тур, отплыл из Владивостока 8 декабря 1974 года.

Он менее всего был приспособлен для побега. Внизу борта закруглялись. Это были цистерны системы пассивного успокоения качки. Кроме того, в эту систему входили подводные металлические крылья шириной около полутора метров.

Так что покинуть корабль, прыгнув с борта в сторону, было невозможно. Прыгать следовало только в одном месте, сзади, в бурун за лопастями гребного винта. Что Слава Курилов и сделал ночью 13 декабря, когда корабль проплывал приблизительно в 100 километрах к западу от филиппинского острова Сиаргао.

100 километров он проплыл чуть менее чем за три дня. Благодаря чему выжил? Благодаря своему здоровью? Или умению держаться на воде не хуже мифического Ихтиандра? Или сила воли не позволила ему испугаться и сбиться с пути, заблудиться среди волн?

Или помогло правильно выбранное снаряжение? Думается, что все вместе взятое. А еще Славе Курилову здорово везло. Древние греки сказали бы, что полюбил его великий Посейдон. И шторм прошел стороной, не накрыв одинокого пловца огромными волнами. И солнце два дня почти не показывалось из-за туч, так что обгорел Слава самую малость.

Плывя, он только едва задел скопление медуз, прикосновение к которым вызывало паралич. И акулы, которых в этих краях масса, обминули Славу. 15 декабря 1974 года под ногами Славы Курилова оказалась твердая земля. Филиппины в дружеских отношениях с Советским Союзом не состояли и беглеца обратно не выдали.

Чуть позже в СССР, где Курилов прожил 38 лет, по поводу его побега заседала комиссия, которая постановила лишить его свободы еще на 10 лет, "за измену Родине".

Но Славу Курилова это уже не волновало, он начал жить и осуществлять все то, о чем мечтал долгие годы - изучал океан, совершал путешествия и экспедиции, в том числе на Северный полюс.

Из книги Слава Курилов «Один в океане»:
«…Всего один прыжок отделял меня от этой влекущей красоты и свободы. Но нечего было и думать, чтобы среди бела дня оставить судно на виду у сотен глаз – мгновенно будет спущена шлюпка. Ночь – время беглецов! Ночью совершаются побеги из тюрем...»

Сердце человека рождено быть свободным - надо только иметь мужество слышать его голос.

Станислав Курилов погиб 29 января 1998 года во время водолазных работ на Тивериадском озере в Израиле. Освобождая вместе с напарником от рыболовных сетей аппаратуру, установленную на дне, Курилов запутался в сетях и выработал весь воздух. Похоронен в Иерусалиме на малоизвестном кладбище немецкой общины темплеров.


http://the-best-of-thebest.diary.ru/p20 … tm?from=30

562

У меня точно такая же позиция по Навальному.
Каспаров: У Навального важная роль в легитимизации Путина
28 декабря 2016, 08:0030.6тЧитати українською

- Есть такая пословица: российский либерализм заканчивается там, где начинается украинский вопрос. Почему, казалось бы, российский либерал Алексей Навальный, выдвигаясь кандидатом в президенты РФ, так легко легализовал "русский Крым"?

- Нужно более детально поговорить про эту историю с выдвижением Навального. Для этого надо чуть-чуть отвлечься и попробовать понять феномен устойчивости ельцинско-путинского режима в современной России. Во-первых, не надо забывать, что ельцинский режим с самого начала отказался от разрыва с советским прошлым. Имперская составляющая сохранялась с самого начала: если первые годы его правления это ощущалось меньше, то потом, с началом чеченской войны, тема "старых песен о главном" начала занимать все больше и больше места, пока Путин не пришел и не вернул гимн СССР, что было подтверждением - Советский Союз никуда не уходил. Но для устойчивости режима Ельцин сохранял работающие демократические институты, проводились зачастую непредсказуемые выборы, однако при Путине все это исчезает.

В принципе, начиная с 1996 г. режим стал формироваться, исходя из этой концепции: да, есть выборный процесс, есть какие-то общие правила, но вопрос высшей власти на выборах не решается. Президентские выборы в 1996 году зафиксировали эту ситуацию, а 2000 год ее окончательно забетонировал; назначение Путина преемником Ельцина создало алгоритм, при котором вопрос верховной власти находится полностью под контролем очень узкого круга людей. Путин довольно быстро это понял, и можно было не сомневаться, что в конце концов решать вопрос передачи власти дальше будет он сам.

Для сохранения устойчивости режима необходима соответствующая гибкость, Александр Волошин, а затем Владислав Сурков создали макеты политических институтов, которые ничем не угрожали существующей власти. В частности, в России уникально выпестованная оппозиция, состоящая много лет из одних и тех же людей, которые травят одни и те же байки: Владимир Жириновский, Геннадий Зюганов, Григорий Явлинский... они на своем политическом пространстве гораздо дольше Путина находятся... Существует каста журналистов (тоже политических долгожителей), которые возглавляют так называемые либеральные СМИ – это все люди, которые знают свою роль в этой системе координат, и они ее добросовестно играют. Режим постоянно находит возможность выпускать пар, используя разнообразную палитру так называемой оппозиции, поэтому крайне жестко подавлялись марши несогласных в 2006-2007 годах, так как это была попытка создать действительно оппозицию несистемную, объединённую отторжением ельцинско-путинского режима, попыткой перевести все в другую плоскость – России с работающим механизмом смены власти. Еще жёстче были разгромлены все попытки массовых протестов в 2011-2012 году, потому что начало создаваться альтернативное пространство, опиравшееся на внеидеологическую позицию различных политических сил.

Эффективность действия режима была связана не только с регулярным использованием ОМОНа или прокуратуры, даже внутри оппозиционных коалиций существовало достаточное количество людей, работавших на замедление процесса.

Мы четко видим, как все потенциально взрывные процессы сопровождались активностью этих людей: понятно, почему Ксения Собчак появляется 24 декабря 2011 г. на сцене огромного протестного митинга на проспекте Сахарова, говоря о том, что нужно не свергать власть, а влиять на нее. И затем она транслирует эти "либеральные" месседжи через все пиаровские площадки, к которым имеет доступ. Повторюсь, хотя в России осталось несколько формально независимых СМИ: "Дождь", "Эхо Москвы", "Новая газета"; мы понимаем, что их независимость носит достаточно условный характер: существуют границы, за которые выходить нельзя, и Кремль очень хорошо этим пользуется. Юлия Латынина может критиковать Путина сколько угодно, но известно, что когда нужно будет отмывать ФСБ-КГБ от взрывов в Москве и других резонансных преступлений, она "тут как тут".

Режим создал уникальную систему пропагандистского промывания мозгов, которая не базируется на какой-либо идеологии, это не примитивная советская пропаганда, здесь все гораздо тоньше, постоянно идет работа на полутонах, при этом у людей появляется иллюзия, будто что-то происходит. Но режим волнует только одно – выживание. То есть когда мы начинаем говорить: "А один человек сказал то, а другой - это", нужно смотреть, режиму выгодно то, что происходит или нет?

Такие режимы существуют в алгоритме выживания, но долгосрочной программы у них нет. Они хотят править вечно, то есть реагируем на вызовы сегодняшнего дня, а дальше посмотрим. Это универсальный прием в диктаторских режимах, но в России он возведен в рамки абсолюта. Именно поэтому такая разветвлённая сеть идеологических лоббистов разных оттенков, она постоянно помогает поддерживать баланс. Почему я говорю "разных оттенков"? У этих людей могут быть разные взгляды, у Латыниной, у Белковского, у Собчак, у Веллера, но, в итоге, вы увидите в их высказываниях четкую составляющую, которая в данный конкретный момент помогает решить режиму какую-то насущную проблему. При этом для эффективности такой работы очень важно, чтобы ключевые месседжи Кремля озвучивали люди, получившие кредит доверия за счёт карт-бланша на громкие разоблачительные заявления. Именно их усилиями создаётся защитный фон, который сегодня является важнейшим условием для выживания режима.
Выдвижение Навального - важный аргумент путинских лоббистов на Западе

- И тут Алексей Навальный выдвигается кандидатом в президенты РФ...

- Переходим к вопросу выдвижения Навального. Я внимательно читал в российском интернете всю аргументацию "за", но это продолжение нашего старого спора, что делать: я был сторонником бойкота, потому что всегда считал - для режима легитимность очень важна, а Навальный отстаивал "активную" позицию - участвуя в выборах, мы все равно добиваемся какого-то результата. Вопрос не в том, какой результат даст данное выдвижение, а в том, помогает ли это ослабить власть, помогает ли это приблизить момент падения диктатуры или нет. Совершенно очевидно, что все выборные игры являются частью плана Кремля по укреплению власти. Если, скажем, в 2000 году еще сохранялись интриги на разных выборах (до 2004 года губернаторы еще избирались прямым голосование избирателей), то сегодня вся выборная вертикаль является именно вертикалью, вплоть до муниципалитетов; ничего не может произойти, пока не будет спущена установка. Наши идейные оппоненты считают участие в выборах важным моментом для мобилизации людей, для поддержания боевого духа. Разговоры "мы должны участвовать, иначе им будет очень легко, нельзя дать Путину легко пройти 2018 год…" "Ну мы же понимаем, что на выборы это не повлияет, но поможет мобилизовать людей…" Я уже не вижу больших митингов, я вижу только фашизацию режима, который перешел к внешней агрессии, который полностью разгромил любое потенциальное революционное движение внутри страны, который уничтожает оппонентов - это тоже факт, который четко вписывается в эволюцию, а точнее деградацию путинского режима в сторону тотальной фашизации.

Другой аргумент - "мы сейчас проведем кампанию" и "добьемся результатов, потому что Навальный – лучший кандидат, потому что он набрал в Москве 27%"… Как Навальный попал на выборы в Москве, мы знаем: вместо того, чтобы получить срок, который ему собирались "влепить" в Кирове по сфабрикованному делу, он едет в Москву, участвует в выборах, приняв все необходимые для этого подписи от единороссов. Да, набрал много голосов, но что в итоге? Может, мэр Москвы Собянин ощущает политический дискомфорт?

Выборы в Москве показали то, что режим может позволить себе подтянуть кандидата, который создает интригу, который делает власть легитимной, на этом я заостряю внимание, но выиграть у Кремля он никогда не может. Ну натянут там 2-3%, сколько нужно, столько и напишут для победы представителя власти в "условиях жесткой конкуренции". 633 тысяч проголосовало за Навального, а сколько вышло на митинг протеста против фальсификаци выборов? 20 тысяч, не больше… Вот это главный итог участия Навального в выборах в Москве. Кремль решил проблему, его технологи создали легитимные выборы, и теперь Собянин самодержавно управляет Москвой, бесконтрольно ворует, перекраивает город, как ему вздумается, ибо вопросы легитимности сняты с повестки дня.

Теперь смотрим на ситуацию глобально: совершенно ясно, что решение о допуске Навального на президентские выборы Кремль может отложить до конца следующего года. Предположим, Навального запускают на выборы, он набирает там процентов 10%, потому что страна огромная, процессы все контролируются, даже если он наберет 27 - 30% в Москве, то все равно - Чечня с Дагестаном все компенсируют.

Понятное дело, про выигрыш мы не говорим. "Зато мы дадим бой Путину"… Этот бой можно назвать боем с очень большой натяжкой. Но все эти телодвижения в результате дадут легитимизацию Путину. Выдвижение Навального – это аргумент путинских лоббистов на Западе, это резкое повышение шансов Тиллерсона на утверждение в Сенате, потому что наш ключевой аргумент "Путин – российский диктатор" будет хладнокровно парироваться - "а какой диктатор?", "где вы видите диктатуру?", "Навальный баллотируется!", конечно, "Россия - не демократическая страна, но если мы сейчас их прижмем, то станет хуже"…

Это и есть часть плана – решить вопросы легитимности и снятия санкций, потому что проблема актуальна, и здесь Навальный играет колоссальную роль, работая на смягчение кремлевского имиджа. Вот наступил момент, когда надо показать, что Кремль готов идти на какие-то перемены, на какую-то либерализацию внутри страны, потому что санкции нужно снимать, и я уверен, что это будет решающий аргумент в руках у тех, кто лоббирует путинские интересы.

Меня могут обвинять, что я до конца не понимаю, что творится в России, но я знаю, что происходит в США, где сейчас проходит главная линия борьбы с путинской диктатурой. Вся эта деятельность оппозиции Путина не пугает, потому что она полностью подконтрольна и не может влиять на его власть, а существующие санкции, а тем паче их возможное ужесточение, могут поставить под угрозу личную власть Путина.
- Навальный понимает свою роль в этом сценарии?
- Я почти уверен, что Навальный понимает это все, но считает, что где-нибудь там, на каком-нибудь повороте судьбы он их обманет. Его право так считать... когда-нибудь, наверное, он может их обмануть, но только потом... а пока что, в ближайшие несколько месяцев, совершенно очевидно, что Кремль будет бенефициарием выдвижения Навального.

В России огромное количество людей заражено вот этими миазмами, вот этой крайне искусной путинской пропагандой. Не стоит забывать, что "Эхо Москвы", "Дождь" и "Новая газета" работают в этом процессе в унисон с Кремлём.
- Иначе их давно бы закрыли…
- Естественно. Для меня конечной точкой было убийство Бориса Немцова - когда они показательно расстреляли у стен Кремля самого бескомпромиссного лидера оппозиции. Это убийство было частью общего процесса: и агрессия против Украины, и зверства в Сирии входят в упомянутую стратегию. Путин никого уже не боится. "Он не решился сажать Навального, потому что вызвал бы протест…". Неужели? Разговор о том, что Путин чего-то в России боится, оскорбляет интеллект любого нормального человека. Путин боится только жесткого ответа Запада, но он понял, что Обамы можно не бояться, а сейчас вообще "свой парень" пришел в Белый дом. Другой вопрос, что хозяин Белого дома потом тоже может обозлиться на кремлевского диктатора, после того как его кинут, и сам начнет ломать посуду в лавке. Но это будет не раньше чем через год или через два.
Говоря о выдвижении Навального, нужно вспомнить еще и о том, что 2017 год (год Красного Петуха) психологически опасен для Кремля. В российском обществе есть тенденция к нарастанию протестов, 2017 год в мозгах диктаторов проводит очевидные исторические параллели. В этом плане выдвижение Навального призвано сбить волну потенциального протеста, "какая революция, когда мы тут должны готовиться к выборам". Так что весь 2017 год даже проблески протестов, которые могут быть в России, будут сбиваться выборной аргументацией, а пустят Навального или нет, они решат потом, в декабре 2017 года.

Пророссийскость Европы - это результат давления
- А в этой связи заявление Навального по Крыму ("Давайте не будем обманывать себя. И украинцам я сильно советую тоже не обманывать себя. Он останется частью России, и больше никогда в обозримом будущем не станет частью Украины") – это заигрывание с электоратом или работа в поддавки Путину?
- В данном случае одно другому не противоречит. Это может быть и первым, и вторым, а может, и третьим: он так действительно думает. Крым же в искаженном сознании многих россиян – неотъемлемая часть России.
- Какую позицию во всей этой кризисной геополитической ситуации займет Старый свет - Германия, Франция, Великобритания?
- Старый свет деморализован полностью, BREXIT создал новые проблемы, понятно, что Англия в этом плане будет ближе к Америке, понятно, что к Путину отношения разнятся, но Англия скорее всего будет дрейфовать в сторону США. Если, конечно, не будет очередного политического кризиса, связанного с юридическими проблемами выхода из ЕС, потому что BREXIT может оказаться трудным и запутанным.
Во многих европейских странах у власти уже находятся люди, откровенно желающие наладить отношения с Путиным, в некоторых - они идут к власти. Например, во Франции реально будет борьба за президентство между Франсуа Фийоном, искренне желающим восстановить отношения с Путиным, и Мари Ле Пен, которая находится на содержании у российских спецслужб. В Германии, будем надеяться, что удержится Ангела Меркель, но понятное дело, что сейчас вся мощь путинского пропагандистского аппарата будет направлена на свержение Меркель, и неизвестно, смогут ли немецкие спецслужбы, которые тоже находятся под влиянием путинских сторонников, этот процесс остановить.
Пророссийскость Европы - это результат давления, все пытаются соответствовать моменту. Понимание того, что сейчас на Америку будет рассчитывать трудно, приводит к разным последствиям: или Европа начнет выстраивать собственные оборонительные линии, или искать возможность договариваться с Путиным... Если не как ЕС целиком, то в качестве отдельных стран.

563

Чот всё так "аптимистична."  :D

564

#p461553,amici написал(а):

Чот всё так "аптимистична."  : D

Да, выбор между "любить" и "наслаждаться".  http://s13.rimg.info/aaccfc6298aed66213e6918e44357e38.gif

565

Чемпионат политических прогнозов 2018: чего бояться в наступающем году.

Вопросы:
1. Возможны ли неожиданные повороты в ходе президентских выборов?

2. Что будет с независимыми и иностранными радиостанциями, сайтами, ТВ, газетами?

3. Как будут развиваться отношения с Советом Европы, выйдет ли Россия из ЕСПЧ?

4. Будет ли зачищено оппозиционное поле? Продолжатся ли громкие посадки внутри власти? Возможна ли оттепель?

5. Усилится ли политическая зависимость национальных республик?

6. Что будет в области религии, продолжится ли православизация?

7. Изолируется ли российский интернет? Усилятся ли технические ограничения вплоть до изоляции от внешнего мира?

8. Возможно ли “умиротворение” во внешней политике или отношения будут ухудшаться?

9. Будет ли и дальше ужесточаться репрессивное законодательство?

10. Затруднится ли выезд из страны?

Леонид Радзиховский, публицист:

Оттепели не будет, но Путин готов уступать

1. Выборов в России нет. Результат голосования 18 марта известен — будет один тур, Путин останется президентом (получив порядка 60-65%), второе место — Грудинин (15-20 %), третье -  Жириновский (это его последняя гастроль), за 4-5 место поборются Собчак и Явлинский (это тоже — последние выборы, в которых он участвует).

Единственный кто МОГ БЫ стать конкурентом Путина — Грудинин.

Но по двум причинам он им не станет:

А. Он мало известен, за 2 месяца набрать 100% узнаваемость — практически невозможно.

Б. Он не будет БОРОТЬСЯ ПРОТИВ Путина — это слишком рискованно и ему НЕ НУЖНО. Каковы бы ни были его мотивы, но он не похож на психа с манией величия или на психа с Идеей. Не похож он и на маргинала, которому «терять нечего». Его привлекательная сторона — вменяемый, разумный мужик. Но именно поэтому он и не пойдет с гармошкой на пулемет.

2. Независимые (антипутинские) СМИ будут потихоньку зажимать: ситуация в стране лучше не станет, значит, «разоблачители режима» небезопасны.

Но резких движений не жду — Путин мастер дозировки насилия.

3. Про ЕСПЧ не знаю. Общая же линия понятна — Путин готов уступать. Наступать ему больше некуда. Ни территориально (Крым наш, а больше соваться-то и некуда), ни идеологически (троллинг Запада дошел до той черты, за которой следует сдача. А сдачу Путин получать не готов, боится), ни в военном отношении (Россия не имеет ресурса на войну, даже гибрид. Из Сирии вроде смогли смыться, «героически преодолеть созданные самими для себя трудности». Но в следующий раз так может не повезти.

Итак, Путин готов уступать.

Но как пятясь задом изображать Триумфальный Марш — «вперед и только вперед!» — непонятно.

Эта попытка продать обалделой России поражение за победу — это и есть главная задача Путина

4. Оттепели не будет. Это для Путина — крах. Историю Горбачева он хорошо помнит. Разрядка с Западом — да! Оттепель внутри страны — нет!

Идеальный вариант для Путина — «детант Брежнева» 1969-71 года (кстати, сразу после Чехословакии!).

Посадки диссидентов и номенклатуры — будут. Возможно не в таком истеричном ключе как сейчас. Ну, а к тем кто сидит (Улюкаев) могут проявить снисхождение — убивать их (8 лет строгого режима) никто не станет.

5. Куда уж усиливать ?

Наоборот, будут потихоньку отвинчивать — под столом.

6. Кроме мракославия у Путина ничего в идеологии не осталось. 9 мая + Никки Угодник. Это не будет доводиться до явного безумия (молитва перед работой в госучреждениях, скажем), но цепляться за иконостас он будет — больше не за что.

7. Я не специалист.

8. Ответил в пункте 3. Путин мечтает о разрядке, но как себя поведет Запад, каких гарантий потребует ЕС и США (разных, кстати, гарантий!) — судить не берусь.

9. Новые еще более жесткие законы возможны — в зависимости от страха Путина и от поведения того же Навального.

10. Выезд останется свободным — в обозримой перспективе, во всяком случае.