Дискуссионный клуб ЭМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тексты - 2

Сообщений 481 страница 510 из 565

481

#p433538,amici написал(а):

Почему патриоси российской,  эта очевидность недоступна в голове ?

Или не могут  переступить через себя и ответить за свои слова - что не правы.


Собственно, это одни из главных вопросов - от ответов на них и их понимания зависит ход ближайших событий в России.

Т.е. понятно, что ход исторических, поворотных событий определяет/совершает где-то 2% активного "меньшинства", но важно - примет ли и как этот поворот "большинство".

Судьба огромной страны СССР решилась с 18 по 21 августа (4, а фактически - один день) 1991 года.

А сколько вокруг Белого дома было народа - несколько десятков тысяч (+ 1   :smoke: ) из 290 миллионов.

Однако, сейчас перспективы на более-менее мирный исход/разрешение менее оптимистичные.

За путинское время появились довольно сплочённые и управляемые группировки фашистов, националистов, криминала (самого по себе или при власти), силовиков разного рода - и это была целевая политика администрации путина последних лет именно на такой случай.

482

Из-под первого лица
Илья Мильштейн, 10.02.2016

Сперва слухи: служил адъютантом президента, присоединял Крым, спасал Януковича. А теперь Путина спасет, поскольку начинается спецоперация "Преемник". Либо, в качестве будущего главы администрации не то премьер-министра, станет одним из координаторов процесса ротации элит при несменяемом национальном лидере. Чуть позже осмысление  сюжета: грядет опричнина, то есть коржаковщина, если использовать определение из новейшей истории, и адъютант его превосходительства - это лишь первый из них, с песьими головами. Теперь вот обширное интервью героя, призванное решить две задачи: развенчать мифы и представить публике.

Обе задачи решаются довольно успешно.

Нет, адъютантом он не был, "адъютант - это такая каста избранных людей", до таких высот и.о. губернатора Тульской области не поднимался. Нет, он не вызволял Януковича, о котором отзывается с откровенной неприязнью. "Этого господина, - заявляет Дюмин, - после начала известных событий на Украине я вообще ни разу не видел". Отношение к известным событиям и к известному господину выражено одинаковое, и это довольно интересно. Ибо до сочинской Олимпиады герой служил в "достаточно серьезном подразделении", ареной действий которого был "весь мир". К примеру, Украина накануне Майдана в эту формулу всемирной отзывчивости укладывается вполне, и некие деликатные поручения, связанные с провоцированием гражданской войны у соседей, наверняка выполнялись.

Что же касается Крыма, то про священную Корсунь Дюмину "особенно сказать нечего". "Прямо так и нечего?" - упорствует журналист. "Нечего", - информирует Колесникова таинственный собеседник, как бы подмигивая, и здесь мы сами должны догадаться, что скрывает от нас боец. И мы догадываемся! Губернатором Тульской области вскоре станет человек, строивший в ряд зеленых человечков на том полуострове, который вернулся в родную гавань. Таким образом с мифами покончено, начинается раскрутка молодого политика.

Интересный вообще вырисовывается персонаж.

С одной стороны, Алексей Дюмин - живое воплощение того самого патриотизма, который самим Путиным был объявлен нашей национальной идеей. То есть герой прямо влюблен в начальство, и про каждого, под чьим началом служил и кого охранял, говорит с восхищением. Про Золотова, который "научил уму-разуму". Про Зубкова, который "из очень достойных и порядочных". Про Путина, который, вы не поверите, еще и необычайно добрый. К нему на "очень дальний объект, в горах" однажды ночью наведался медведь, но Дюмин не стал его убивать, отогнав выстрелами, и наутро президент похвалил охранника. "Он сказал, что молодец, что не стал стрелять в мишку". Ознакомившись с этим охотничьим рассказом, постигаешь секрет превращения секьюрити в политика федерального масштаба.

С другой стороны, Дюмин - это все-таки явно не Коржаков. Другой типаж, да и времена другие. Тогда, в эпоху стихийных рыночников, чекисты еще только пристраивались к власть имущим, придирчиво подбирая себе овечьи шкуры и действуя наподобие нелегалов в тылу врага, хотя и под своими именами. Теперь маскировка ни к чему, оттого Дюмин весь нараспашку перед высшим начальством. В отличие от Путина, которому приходилось симулировать демократические убеждения и с утра пораньше надевать личину. Теперь не надо вести двойную игру. Теперь все открыто, по-честному.

Более того, двойную игру сегодня вести просто нельзя. Поэтому Владимиру Владимировичу едва ли следует опасаться того, что его верный охранник, увлекшись политикой, станет накануне выборов арестовывать других верных людей. С какой-нибудь, не знаю, коробкой, если содержание этой коробки греет душу поп-звездам, поющим во славу президента. А потом еще сочинять злопамятные мемуары, отважно бичуя нравы, царящие в Кремле.

Он ведь знает, что в случае чего президент не станет его увольнять скрепя сердце и долго потом оплакивать потерянную дружбу. Если охранник предаст, то с ним поступят иначе, поскольку нынешний правитель совсем не сентиментален. Да и нравы в той конторе, куда вход рубль, а выхода нет совсем, слишком известны. Кроме того, Алексей Дюмин не так глуп, как Александр Коржаков, и это проявляется в ходе беседы.

Он весьма словоохотлив и готов, кажется, часами рассказывать байки из своей сверхсекретной жизни, не выбалтывая ничего. Напротив, про подвиги, совершенные в Крыму, сообщить избирателям необходимо, и он умеет так утаить этот эпизод из своей жизни, что всем все сразу становится понятно. И.о. с виду простоват, но за образом "пехотинца Путина", как он себя называет вслед за Кадыровым, угадывается нечто генеральское - по психологии, погоны тут ни при чем. Плох тот пехотинец, который не мечтает стать президентом, да.

У него какой-то скользящий язык. То гэбешные шуточки, типа "мы поехали на ВДНХ с группой товарищей, она была с группой подруг" (это про знакомство с женой). А то вдруг в нем просыпается писатель-почвенник: я, говорит, "знаю не понаслышке, у меня есть знакомые туляки, что это такой, достаточно очень духовитый народ, и со своим стержнем..." Эдакая смесь В. Путина с В. Распутиным. Непростой вообще товарищ.

Премьер-министр? Глава администрации? Преемник? Фамилия двусложная, подходящая. Ясно, что Владимир Владимирович уйдет в отставку только при самых твердых гарантиях неприкосновенности себе и своей семье. Ясно также, что в долгосрочной проверке нуждаются и вернейшие из верных, благо время есть, как полагает Путин. Значит, в числе других проверять будут и Алексея Дюмина, и какая-то интрига чудится даже в том, что любопытствующий и весьма раскованный корреспондент, с которым они давно на ты, не стал спрашивать его в лоб: хочешь стать президентом? Естественный вроде вопрос на фоне громких слухов, и ответ, понятное дело, был бы очень скромен и политически безупречен, однако не прозвучал вопрос. Разве что намеком.

Тот, который Путина видел, уведомил того, который Путина охранял, что некогда вместе с соавторами писал подзабытую ныне книжку - "и вот ровно так у нас в свое время началось общение с Владимиром Владимировичем..." С интересных вопросов и скучноватых поначалу ответов. "Книга называлась "От первого лица", - отрапортовал собеседник. Помнит, надо же.

483

Сон российского разума и его чудовища
Игорь Яковенко: В кастинге на место тирана-наместника пока участвуют два пехотинца Путина

Читать дальше

В период, предшествующий избирательной кампании, власть обычно старается избирателей не обижать сверх меры. Даже советская власть обычно в течение пары-тройки месяцев перед выборами становилась приторно-заботливой к гражданам, подобно ловеласу, который пытается уговорить очередную жертву: кому-то под выборы протечки ликвидировали, кому-то асфальт перед домом клали, а некоторым, особо настырным, удавалось под это дело выбить себе пенсионную льготу или даже подключить газ. Сегодня начальство ведет себя с народом, как торопливый мачо, у которого нет времени на предварительные ласки, поэтому для него главное, чтобы дама была хорошо зафиксирована.

Сначала зачем-то разозлили десятки тысяч дальнобойщиков из-за копеечного в масштабах страны профита. Что, Путин не мог своему подельнику просто дать какой-нибудь подряд, из которого 90% предназначено для простой покражи? Ну да, потом Навальный подробно и с удовольствием напишет, сколько и как украли. И что? Тут Навальный и пусть миллион фейсбучников и жежешников на диванах, а там десятки тысяч дальнобойщиков с монтировками и не только. Плюс поддержка. Риски не сопоставимы.

Потом валютные ипотечники, которых просто кинули в самой жесткой форме. Теперь вот киоски в Москве, часть из которых - это совсем не киоски, а трехэтажные торговые центры. Десятки тысяч людей остались без работы, а для миллионов москвичей существенно снизился уровень комфорта повседневной жизни: вместо киоска в шаговой доступности надо идти до ближайшего супермаркета, стоять в очереди и пусть немного, но переплачивать.

Понятно, что Чуров нарисует, но он, хоть и волшебник, может нарисовать максимум 10-12 процентов. При том, что ситуация в экономике идет вразнос и падение уровня жизни к сентябрю может стать уже критичным почти для всех, а для значительной части популяции просто катастрофической, результат сентябрьских выборов с учетом полного идиотизма власти может оказаться не таким, как ожидают в Кремле. Достаточно, чтобы в Госдуме оказались 20 депутатов реально оппозиционной направленности, чтобы возник постоянно действующий источник напряжения в обществе, который может привести к консолидации протеста и к расколу элит.

Если ситуация в стране из-за полного тупика и неизбежного провала в Сирии и Украине, нарастающего хаоса в экономике будет и дальше обостряться по мере приближения к президентским выборам, то даже самым тупым в Кремле станет ясно, что
нужен капитальный ремонт режима. На перенастройку в сторону права, нормального рынка и демократии в Кремле не пойдет никто, поскольку этот вариант для лиц, принимающих решения, означает очень длительные тюремные сроки. И это в лучшем случае. Там люди немолодые и хорошо помнят падеж из окон чиновников со Старой площади, когда стало ясно, что режим меняется в сторону демократии и надо встраиваться в новую систему, а скелеты вместе со шкафами превращать в симпатичные урны.

Раз в сторону демократии Кремлю двигаться нельзя, остается диктатура. Не лайт, как сейчас, когда можно и в пикете постоять, и по бульварам с шариками погулять, а настоящая, при которой тех же дальнобойщиков разогнали бы танками, а пару сотен непонятливых просто посадили. То есть диктатура, которая совсем не боится крови. С точки зрения личностных качеств, Путин вполне может возглавить такую диктатуру. Моральных ограничений у него нет, он это доказал множество раз. Есть некоторые сомнения, что он захочет на исходе седьмого десятка лично лить реки крови.

Для того, чтобы остаться в глазах мировых лидеров возможным собеседником, пусть и живущим в параллельной реальности, ему нужен значительный люфт между собой и той репрессивной машиной, в которую должно превратиться государство российское, чтобы ее нынешняя верхушка не отправилась доживать свой век в Гааге.

Для этого Путин должен стать Дэн Сяопином наоборот. То есть фактическим лидером нации, только не прогрессистским, каким был аутентичный, китайский Дэн, а наоборот, реакционным. Таким вот гуру-кромешником. Для реализации этого варианта нужно, чтобы фигура, которая возглавила бы новое репрессивное российское государство, обладала несколькими редкими качествами.

Во-первых, это должен быть лидер, который справится со страной, которая к тому времени будет расползаться и разбегаться в разные стороны. Поскольку, если из-за спины тирана-наместника будет все время выходить Путин-Дэн и лично отрывать головы, то люфт исчезает и вся конструкция рушится. Во-вторых, этому человеку Путин должен доверять. Поскольку вариант, при котором тиран-наместник захочет стать просто тираном, напрашивается сразу.

Есть какие-то признаки проходящего кастинга на роль тирана-наместника. Пока заявлений два. Оба кандидата называют себя "пехотинцами Путина". Один из них уже давно выпрыгивает из штанов и рвется на роль Малюты Скуратова всей России и ее ближних и дальних окрестностей. Наличие собственной гвардии, любовь к большой крови, полная чужеродность в большинстве элитных групп России и демонстрационная восточная преданность лично Путину, а не занимаемой им должности, делает Рамзана Кадырова пусть и экзотичным, но не вовсе невозможным кандидатом на эту роль.

Поскольку Кадырова терпеть не могут в федеральных силовых структурах и явно опасаются в большинстве властных кабинетах и главных олигархических офисах, то при возможной реализации такого варианта будут подсовывать Путину другую, более пристойную фигуру нового Аракчеева. И вот только что в "Ъ" придворный шут Путина, Андрей Колесников, представил публике такую фигуру. Когда я презентую Андрея Колесникова в качестве придворного шута, я не принижаю, а наоборот, подчеркиваю невероятно высокий статус данного сотрудника "Коммерсанта" в кремлевской иерархии. Шут короля, он ведь и в генералов может из трубочки плеваться.

А тут путинский шут Андрей Колесников представил вновь назначенного и.о. тульского губернатора Алексея Дюмина просто как наследного принца. Его тон по отношению к Дюмину был намного более восторженный и почтительный, чем обычный тон Колесникова при жизнеописании Владимира Путина. Не то, что ни одного худого слова, ни грамма иронии, столь обычной в публикациях Колесникова.

Колесников явно демонстрирует публике, что знает о большом будущем Дюмина. Вот как он живописует дюминскую карьерную траекторию: "охранник Путина – заместитель министра обороны – губернатор Тульской области. И это, видимо, не предел (!)".

В конце беседы Колесников задает многозначительный вопрос: "А ты уверен, что задержишься на этой должности пять лет? Ты же знаешь, какие разговоры пошли".

Из этого интервью невозможно узнать что-либо о бывшем путинском охраннике, который, побывав зам.министра обороны стал тульским губернатором, а теперь, как говорят, пойдет выше. Поскольку данное интервью взято не для того, чтобы что-то узнали о данном строго охраняемом объекте, о его внутреннем мире. "Это внутренний мир – у кого надо внутренний мир, - строго говорит Колесников читателям. Придет время, вам все объяснят соответствующие органы". Одним словом, он вас поцелует. Потом. Если захотите.

Единственная щелочка, сквозь которую этот внутренний мир Дюмина просочился, это слово "духовитый". Любит новый тульский начальник это слово. Почти так же, как Эллочка Людоедка любила слова "мрачный" и "парниша". "Духовитыми" у губернатора Дюмина оказались такие разные элементы мироздания, как главком внутренних войск МВД России Виктор Золотов ("очень сильный духовитый командир") и туляки как социальная общность ("это такой, достаточно духовитый народ").

За тысячу лет этот удивительный кусок суши повидал многое. Восточные тираны ею не раз владели, так что Кадыров не был бы первым. Но вот охранник во главе восьмой части планеты, такого еще не было. Правда, есть надежда, что этот сон российского разума, рождающий подобных чудовищ, сменится менее мрачными галлюцинациями. Про то, что этот разум проснется, я вслух не говорю. Чтобы не сглазить.

484

Памяти Небесной Сотни

Елизавета Покровская: Ничто не может отменить победы Майдана и его героев

19-02-2016

                          http://s7.uploads.ru/EdYXw.jpg

С великих и трагических событий Революции Достоинства прошло два года.

Кому-то может показаться, что эти два года что-то изменили в происшедшем.

Это не так.

Никакие политические интриги, никакая околовластная возня, никакой популизм и коррумпированность новых элит не могут отменить того, что произошло тогда.
Ничто не может отменить победы Майдана и его героев.

Победа Майдана открыла современному миру некое новое (или давно забытое старое) измерение человеческого бытия: измерение чудес, искренней веры, надежды и любви в самом высшем их понимании.
Люди Майдана напомнили всем нам, привыкшим размышлять о духовности исключительно абстрактно, а о вере, надежде и любви – исключительно конкретно и всегда применять эти размышления к  потребностям нашей драгоценной личности - очень древнее и, на самом деле, предельно простое правило магии:  любой запрос человека может быть исполнен, если он подкрепляется готовностью отдать ради этого все, что потребуется.

Чем выше запрос, тем выше цена.

Понятно, что высшей ценой, какую может предложить человек, является его собственная жизнь.

Разумеется, во все времена находились подлецы, пытавшиеся подсунуть Року и Судьбе в качестве платежа чью-нибудь чужую жизнь.
Так поступают и сейчас.

Так погибла Небесная Сотня: смерть этих людей должна была, по замыслу убийц, запугать всех тех, кто продолжал борьбу на Майдане.

Иногда такие штучки (в эзотерическом смысле) проходили.
Но не в этот раз.
Видно, уж очень высок оказался заданный Майданом уровень

Сейчас, два года спустя, по-прежнему не дает покоя вопрос, как произошел прорыв на этот высочайший уровень.
Откуда берутся люди, способные пожертвовать жизнью, способные забросить на три месяца бизнес, способные в одночасье изменить свое бытие ради того, что многим )может показаться абстрактными идеалами.

Ответ, как ни странно, предельно прост: они берутся из живого, функционирующего общества.

В принципе, это - предельно простое понятие: живое общество.
Общество, способное обеспечить свое существование: позаботиться о самых насущных нуждах, организовать быт, обеспечить лечение больным и раненым, достойно похоронить погибших.
Общество, которое даже в условиях войны самоорганизуется для уборки мусора, приготовления горячей пищи и поддержания порядка.
Самоорганизация здесь – абсолютно ключевое слово. 

Майдан создал формы реальной самоорганизации общества, то есть, работающей прямой народной демократии.

Именно поэтому феномен Майдана напугал традиционных политиков до судорог, и далеко не только в России.

На Западе – тоже.
Дело ведь не в том, что убрали коррумпированного и зарвавшегося президента с его непосредственным окружением: это-то как раз дело довольно обыкновенное и не стОило бы хлопот.
Дело – именно в феномене Майдана и в прямой демократии, которая до недавнего времени считалась поросшей мохом историей, предметом абстрактного любопытства, чей опыт неприменим в условиях мегаполисов, современных требований к уровню жизни и чрезвычайно сложных инфраструктур.

Все эти предрассудки сгорели в огне Майдана и были развеяны вместе с дымом горелых покрышек.
Выяснилось и было доказано, что самоорганизация гражданского общества и принятие решений методами прямой демократии, возможны не только в древности или в нынешних мелких, оторванных от основного мира общинах бывших хиппи, живущих плетением корзин и гамаков.
Это возможно и в условиях современных городов, в условиях большой европейской страны.

Что это значит в практическом смысле?

Это значит, что так называемая "политическая элита", профессиональные политики - начиная от местных чиновников до бонз из ООН и Европейского Союза нутром почуяли опасность.

Надо сказать, что чутье их не обманывает. 
Если окажется, что возможно устройство общества, в котором все политические должности будут выборными впрямую, подотчетными впрямую и - главное - отзываемыми в случае неудовлетворительной работы, то это - практически конец тому уютному положению дел, когда власть прочно находится в руках некоей - пусть даже формально избираемой - элиты.

Эдак можно легко дойти и до того, что бюрократы вообще не очень-то и нужны, а если и нужны, то в гораздо меньшем количестве, чем они есть сейчас, на меньших зарплатах и без всяких привилегий по сравнению с остальными гражданами.
И то сказать: королева Нидерландов ездила же на велосипеде, пока ей возраст и здоровье позволяли?
Так почему бы нынешним столоначальникам тоже не попробовать вести скромный (и здоровый) образ жизни?

Это  - потрясение основ, сравнимое разве что с Liberte, Egalite, Fraternite в конце восемнадцатого века, и в нынешнем мировом истаблишменте производит ничуть не меньший ужас, чем этот французский лозунг производил в сердцах маркизов и герцогов, коим угрожало превратиться в граждан даже если для них лично революция обходилась более-менее благополучно.

То, как отчаянно (и небезуспешно) истеблишмент может сопротивляться, видно на примере последних полутора лет.
Но сейчас – не об этом.

Феномен Майдана уже произошел, его не ликвидируешь из памяти, и, главное, из исторического опыта.
Что бы теперь ни произошло в Украине и с Украиной - это останется.
Это  - своего рода портал в другой мир.
Отнюдь не в вымышленный, а в самый что ни на есть реальный: в политическую реальность будущего.

Причем, будущего всего человечества, если человечество наберет в себе сил и воли для того, чтобы выжить.

Отредактировано Фрол (21-02-2016 18:48:38)

485

#p434428,Фрол написал(а):

Елизавета Покровская: Ничто не может отменить победы Майдана и его героев


Это очень правильно.
Героям слава!!!

486

#p434428,Фрол написал(а):

Ничто не может отменить победы Майдана и его героев.
            Победа Майдана открыла современному миру некое новое (или давно забытое старое) измерение человеческого бытия: измерение чудес, искренней веры, надежды и любви в самом высшем их понимании. Люди Майдана напомнили всем нам

и как бы не хотели изгадить слово "Майдан" , доренкам,там выступающим)))))))))) ,не получится
это не в госдуре зад просиживать , как Единороссы

Отредактировано выхухоль (21-02-2016 21:26:46)

487

#p434428,Фрол написал(а):

Именно поэтому феномен Майдана напугал традиционных политиков до судорог, и далеко не только в России.

и далеко не только политиков
еще целую кучу шариков, мопсиков и перчаткиных

488

Россию в Европе изолируют, а Путин терпит поражение за поражением

Для России есть две вещи, с которыми трудно спорить. Первая — ощущение поражения на европейском фронте, в связи с чем срочно ищутся любые союзники или даже видимость союзников для того, чтобы сконцентрировать оборонительные, по сути дела, усилия. Венгрия — не самый могучий член Европейского союза, партия Марин Ле Пен — не самая влиятельная политическая сила во Франции, Джульетто Кьеза — не самый уважаемый журналист и политик в Италии... Но других нет. Значит, приходится их собирать и каким-то образом эксплуатировать.
Вторая мысль заключается в том, что это не контратака, а чисто оборонительная структура. Это попытка нарушить единство Европейского союза изнутри. Найти там слабое звено, будь-то Греция, которую в свое время пытались использовать, будь-то Белград, Турция, которую использовали, чтобы протащить через нее ветку газопровода, а также другие. Сейчас взялись за Венгрию. Единственное, что можно сделать в данной ситуации — находить точечные места воздействия с целью не то чтобы изменить ситуацию, а хотя бы затормозить формирование антипутинского, не хочу говорить антироссийского, политического фронта.
Это оборонительная стратегия, которая в значительной степени асимметрична. На Западе все понимают, что можно оплатить тиражирование туалетной бумаги с антиукраинской тематикой (как сейчас происходит в Нидерландах накануне референдума о ратификации Амстердамом Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, — "Апостроф"). Это делается, как в советские времена: находились какие-то третьесортные газеты, существовавшие за счет местных коммунистических партий, которые функционировали на деньги КГБ, издавался материал, а потом в советских СМИ говорили о том, что европейская пресса негодует по поводу расширения ядерного зонтика США. То есть это рассчитано не столько на зарубежье, сколько на российскую публику.
Естественно в Нидерландах есть "нужные люди", с которыми работает ФСБ. Потому что необходимо дискредитировать данные по расследованию сбитого Boeing. Надо поддерживать протесты против принятия Украины в Евросоюз. На самом деле никакой тревоги по поводу Украины в Голландии нет. Просто там, в предвидении судебных решений по Boeing, создана структура влияния. Сейчас она параллельно занимается антиукраинскими вещами. Раз деньги вложены, значит нужно работать. Но все это ориентировано на российский рынок.
Читая российскую прессу, ты видишь, что голландцы негодуют по поводу Украины, Орбан поддерживает и одобряет Россию, Чехия тоже негодует, а весь Евросоюз рухнет, потому что не выдержит наплыва мигрантов... А люди все это воспринимают всерьез. Они смотрят телевизор, а поскольку верят в распятых мальчиков и изнасилованных девочек, то в эту информацию тем более. Создается впечатление, что "нам тяжело, но мы идем от победы к победе".
На самом деле путинская вертикаль идет от поражения к поражению. Она отстает, замыкается, теряет связи и уважение. При этом страна становится все более предсказуемой. Россию максимально изолируют. Тем временем, в пропагандистском пространстве уже говорят, что к лету санкции с РФ отменят. Еще год назад нам говорили, что ограничительные меры Запада — это замечательно. Что это сильно будет поддерживать спрос на российские продукты и позволит экономике страны встать с колен. Теперь об этом все забыли.

Это примитивная схема, которая унижает русского человека. Потому что его принимают за телевизионного барана, который смотрит в экран, как на новые ворота: только там картинку сменили, так он и начинает думать по-другому. Но это не так. Потому что мои соотечественники не идиоты, как думает про них власть. У них начинается ощущение когнитивного диссонанса. Вроде бы "мы поднимаемся с колен", но зарплаты падают, а цены растут. Значит, что-то не так. Может, нужно что-то изменить? Но сейчас происходит только начало процесса, который постепенно становится необратимым.
Что касается реверансов в сторону России на Мюнхенской конференции, то здесь все понятно. На Западе понимают, с кем имеют дело. Россия — крупное политическое животное. Даже если у него помутилось в голове, с ним все равно нужно как-то продолжать диалог. По-хорошему или по-плохому. Рациональные политики пытаются выстроить забор: повыше и попрочнее. Некоторые — наоборот. Они думают, что если русскому медведю дать сахарка, то он полюбит их. Соответственно, с ним можно договориться. Особенно с учетом того, что бывали времена, когда Россия была гораздо опаснее для мира. Даже в 1960-х годах (во времена Карибского кризиса, — "Апостроф") с ней разговаривали. Это неизбежно. Нельзя сделать вид, что 17 млн квадратных километров — это территория, на которой никто не живет. Тотального игнорирования Москвы не будет. Но преобладающая тенденция — изоляция Москвы.
В отношении санкций: у европейской бюрократии есть куча недостатков. Она очень трудно принимает решения из-за того, что это происходит консенсусно (при поддержке всех стран-членов ЕС, — "Апостроф"). Отдельная страна может воспротивиться желанию большинства, но это игры для маргиналов. Ключевые игроки вроде Германии на это вряд ли пойдут. Венгрия может себе это позволить, но начало дискуссии о целесообразности продления санкций далеко не гарантирует их успешный исход для Кремля. Малозначимые политические структуры и даже государства будут действовать в этом направлении, но страны вроде Германии, Великобритании и Франции за российские деньги не купишь. В лучшем случае можно купить Марин Ле Пен. Потому что она стоит 9 млн евро, которые Москва выделила ее партии в виде кредита...

Отредактировано Tartila (23-02-2016 22:50:49)

489

#p434531,Tartila написал(а):

Это примитивная схема, которая унижает русского человека. Потому что его принимают за телевизионного барана, который смотрит в экран, как на новые ворота

ну а за кого же еще прикажете его принимать?.. :dontknow:

490

Патриотизм и идиотизм

Игорь Яковенко: Для такого типа власти патриотизм – это слепая преданность верховному правителю, какое бы имя он ни носил

Прошло немного времени с того момента, как Путин объявил, что национальной идеей России теперь будет патриотизм. Все сначала очень обрадовались, особенно начальство, поскольку существование без национальной идеи казалось каким-то ущербным. Особенно в тучные нулевые, когда, вроде все было, и нефть по 120, и денег море, а идеи национальной не было. Зато теперь, когда нефть дешевая, а денег мало, появилась национальная идея.

Правда, национальная идея, состоящая из одного слова, показалась, как бы это сказать, несколько худосочной, что ли… Тем более, что есть с чем сравнивать. Раньше у нас были идеи из трех слов: "православие – самодержавие – народность" или там "Москва – третий Рим". Ну а сравнительно недавняя нацидея – коммунизм – вообще на книжных полках не умещалась. Чтобы ее просто умом охватить, массу научных институтов создавать пришлось.

Поэтому, почувствовав, наконец, почву под ногами, те представители правящего класса, которых по старинке называют "идеологами", принялись наращивать на скелет национальной идеи мясо. Тем более, что надо было как-то объяснить подведомственной популяции, чем наш патриотизм отличается от аналогичного чувства у каких-нибудь американцев или, не дай бог, французов.

И вот, в начале марта появляются две программные статьи. Одна называется "Исторические перспективы внешней политики России" в журнале "Россия в глобальной политике" от 3 марта. Автор – министр иностранных дел Сергей Лавров. Вторую написал декан Высшей школы телевидения МГУ Виталий Третьяков. Она опубликована в "Комсомолке" 8 марта под названием "Кто из правителей России действительно велик?".

Читать дальше

Статья Сергея Лаврова является неким аналогом сталинского учебника "История ВКП(б). Краткий курс". А точнее конспектом того самого будущего единого учебника истории, который должен положить конец всякому плюрализму и совершенно неуместным научным исканиям в этой важной сфере, которая, с точки зрения нынешних властителей, является никакой не наукой, а предметом национальной безопасности. Поэтому Сергей Лавров в своей статье дает бой тем, "кто склонен полагать, что Россия чуть ли не обречена вечно быть отстающей или "догоняющей" страной, вынуждена постоянно подстраиваться под придуманные другими правила игры и поэтому не может в полный голос заявить о своей роли в мировых делах".

Это крайне важно именно сейчас, когда по итогам 2015 года российская экономика показывает худшую динамику среди 20 крупнейших экономик мира. Если мировой ВВП вырос на 3%, то ВВП России сократился на 3,7%, а товарооборот страны съежился на треть. И Россия вынуждена будет подстраиваться под чужие правила игры, встраиваясь в какой-либо мировой центр экономической силы: либо трансатлантический, либо китайский.

Что же до желания со всей дури заорать о своей особой роли в мире, то вот именно сейчас путинская Россия испытывает последствия двух неприличных звуков такого рода. В результате первого, когда Путин стащил под шумок Крым и устроил бойню на востоке Украины, Россия получила санкции и оказалась в мировой изоляции. Второй дурацкий жест – авантюра в Сирии, нелепая попытка защитить "своего людоеда" Асада ценой испорченных отношений со всем суннитским миром, от Турции до Саудовской Аравии. В результате, после нелепого влезания в ближневосточную бойню не менее нелепое выскакивание из нее. Без каких-либо результатов, но с оставленной за собой горой трупов мирных граждан и долгим шлейфом ненависти. ИГИЛ не уничтожен, его столица Ракка не взята, Асад Сирию не контролирует. Зачем туда входили, зачем оттуда вышли – непонятно… Зато "во весь голос заявили о своей роли в мировых делах"…

Весь текст Сергея Лаврова представляет собой попытку оправдать Россию, пронизан глубочайшим комплексом национальной неполноценности. Лавров все время пытается доказать, что мы издревле были не хуже, а, пожалуй, что и лучше Запада, Европы. Ничего, что в России до середины 18-го века не было вообще никакой науки, и вся наука и просвещение пришло из Европы. Зато выяснилось, что Лаврову очень нравится "мудрая и дальновидная" политика Александра Невского, который ползал на брюхе перед монгольскими ханами и с их помощью добивался власти, одновременно укрепляя над древней Русью власть Орды.

Вся история России по Лаврову предстает как сплошное торжество справедливости с нашей стороны, в то время как со стороны Европы по отношению к России творилась всегда сплошная несправедливость и одно коварство. Если Россия куда-то вторгалась, это она "органически прирастала землями и народами", а если кто-то вторгался в пределы России, то это уже возмутительный и коварный акт агрессии. Главная ценность – размер территории, пусть тундра, болото, пусть пустыня, главное, чтобы побольше. В конечном счете все тот же ордынский идеал власти, цель которой увеличить подконтрольную территорию, самовозрасти.

Ордынский идеал нерасчлененной абсолютной власти воспевается и в статье Виталия Третьякова, который вывел собственную формулу определения величия российских и любых других правителей. Третьяков сравнивает десять последних правителей России: Николая Второго, Керенского, Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева, Ельцина, Медведева и Путина. Для определения величия каждого из них декан Высшей школы телевидения придумал десять критериев успешности: прирост или убыль территории, рост или убыль населения, общий итог военных побед и поражений, мощь экономики, уровень международного суверенитета, уровень глобального влияния страны в мире, а также образ правителя в памяти народа, в массовом общественном сознании.

И далее декан Третьяков выстраивает российских правителей в соответствии с иерархией их величия. Впереди у него идет четверка самых великих лидеров: Ленин, Сталин, Брежнев и Путин. На самом дне копошатся политические ничтожества: Ельцин, Горбачев и Керенский. Недалеко от них ушел Николай Александрович Романов, которого Третьяков тоже определил в ничтожества. Ну, и в промежутке, Хрущев и Медведев, ни рыба ни мясо.

Главный вывод, который делает Третьяков из этой классификации: все успешные лидеры в России были диктаторами, носителями авторитарного стиля правления. А все, кто пытался разводить демократию и реформы, все оказывались неудачниками и ничтожествами. Вывод, к которому декан Третьяков подводит своего читателя, весьма незатейлив: России противопоказана демократия, наш вечный выбор – диктатура.

Я не случайно назвал Виталия Третьякова певцом ордынского идеала нерасчлененной абсолютной власти. Видно невооруженным глазом, что абсолютным чемпионом всех времен и народов по формуле Третьякова является Чингисхан. Невиданный рост территории и подведомственного населения. Основатель самой крупной в истории человечества континентальной империи. Фантастический баланс военных побед. Гигантский уровень влияния в мире, получил прозвище "повелителя вселенной". В памяти монгольского народа и через восемь столетий после смерти остается главным героем.

С высокой долей уверенности можно предположить, что именно этот тип ордынской нерасчлененной абсолютной власти, который был идеалом для Сталина, является идеалом и для Путина.

Для такого типа власти патриотизм – это слепая преданность хану, верховному правителю, какое бы имя он ни носил.

491

Об "исторической перспективе" или футуристической ретроспективе

Ирина Бирна: Несколько частных замечаний о том, стоит ли отбирать хлеб у коллег по цеху

http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.dresk.ru/content/materials/201405/537A77CD1CA3E.jpg

"А чего тут понимать?
Где хошь, говорит, найду и горло перережу!"

Косой, "Джентльмены удачи"

Статья министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова добавляет обидно мало к общей картине состояния души человека, отвечающего лично за все кровавые гнусности российской внешней политики в той же мере, что и небезызвестный коллега его, Йоахим фон Риббентроп.

Статью, с точки зрения внутреннего потребителя заслуживающую лаконичного и классического: "Интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье от первого до последнего слова" (М. Булгаков, "Мастер и Маргарита") — прекрасно проанализировал Игорь Яковенко.

И все же меня терзает вопрос: "Зачем?" Зачем министру, загруженному последние два года так, что он и в бане-то бывал всего ничего, пару, может, каких-то раз, зачем ему бросать всё — и Сирию, и Украину, и санкции "партнеров", и газ с нефтью, и еще много-много разных строек и ремонтов, затеянных Россией в целях "оздоровления мировой политики" (С. Лавров) — и переносить на бумагу дешевые исторические, политические и экономические сентенции, в которые сам не верит? Зачем ему, занятому и серьезному, вторгаться на тучные бюджетные поля пропаганды, где кормятся уже мириады "специалистов" — от киселевых до депутатов, от михалковых до доцентов-телевизионщиков?

Читать дальше

Статья, насколько я поняла ее смысл, содержит несколько посланий. Первым и важнейшим является послание о "непрерывности истории". Главная идея в том, что политика "<…> великого князя Александра Невского <…> мудрая, дальновидная <…>, осталась в наших генах". Речь, напомню, о политике уничтожения и порабощения соседей руками иных народов. Для "святого" и его московских последышей это были татары, 300 лет выступавшие основной карательной силой[1] против княжеств Киевской Руси; для Сталина — немцы, положившие к ногам отца народов Европу. Здесь, замечу в скобках, я совершенно разделяю справедливое негодование г-на министра в адрес тех, кто пытается "<…> поставить советский режим на одну доску с нацизмом, возложить на него часть ответственности за развязывание Второй мировой войны". По масштабам и уровню преступлений против человечества советский режим действительно на одну доску с нацизмом ставить нельзя ни в абсолютном, ни в относительном измерении, и уж совершенно недопустимо возлагать часть ответственности за развязывание Второй мировой войны на того, чья доля сягает далеко за скромные 50%!

Далее г-н министр уверяет, что Русь после "ига", т.е. после того, как Московия наконец избавилась от союзника, "<…> и на Западе, и на Востоке стали рассматривать как своего рода наследника павшей в 1453 г. Византийской империи". Вот так, друзья. До этого еще не додумался ни один русский "историк": претензии на территорию Византии, вот уже пять веков определяющие российскую внешнюю политику, толкающие ее на бесконечные войны, не только легитимны, но и признаны "и на Западе, и на Востоке".

Непосредственно за Византией следует откровение: "<…> энергично развивающееся государство не может не пытаться осуществить рывок вперед с опорой на современные технологии, что не означает обязательного отказа от своего "культурного кода". Здесь именно то место, которое следует особенно читать. Иначе просто не понять, что значит "энергично развивающееся государство"? Куда оно "энергично развивается", если у него нет "современных технологий"?! А в России не то что технологий современных — школ не было. Первая школа появилась тогда, когда в Европе университеты насчитывали многовековую историю, а Ньютон сформулировал первые законы механики (Н. Усков). Дело просто: энергично развивалась Россия вширь — захватывая все новые и новые территории, порабощая все новые и новые народы. Соседи же западные с подобным "развитием" согласны не были, более того, имели все основания опасаться, что их же технологии будут вскоре использованы против самих изобретателей. Потому что завоевание новых и новых земель, порабощение новых и новых народов — и есть тот "культурный код", с которым не желает расставаться путинская Россия.

Итак, из приведенных цитат можно сделать три важнейших вывода:

1. Российская политика остается неизменной на протяжении вот уже 8 веков и строится на принципах коварства, предательства союзников, перманентного расширения за счет соседних территорий и порабощения их населения;

2. Российские претензии на наследство Византии с повестки дня не сняты; геополитические интересы России на Балканах и Ближнем Востоке, в Греции и иных регионах рано или поздно должны быть удовлетворены;

3. Россия имеет законное право на западные технологии; отказ предоставить ей последние — часть политики "сдерживания", которая не останется без ответа.

Во второй части статьи автор силится сколотить некий союз из "бурно развивающихся экономик", ставших, по его мнению, "новыми крупными центрами силы" и "политического влияния" против "унылого однообразия в рамках единой — западной — системы координат". К сожалению, для читателя остается неясным, какое отношение к "бурно развивающимся экономикам" имеет Россия и на каких правах стремится возглавить предполагаемый союз. Но это и не важно, послание, заключенное в этой части статьи, понятно: усилия России будут направлены на то, чтобы "разрушить сложившуюся международную систему".

"<…> наши подходы (во внешней политике — И.Б.) разделяет сегодня большинство государств мира, включая китайских партнеров, другие страны БРИКС, ШОС, наших друзей в ЕАЭС, ОДКБ, СНГ. Другими словами, можно сказать, что Россия борется не против кого-то, а за решение всех вопросов на равноправной, взаимоуважительной основе, что только и может быть надежным фундаментом долгосрочного оздоровления международных отношений." Это уже цитата из третьей, заключительной части, где автор призывает объединить усилия для решения важнейших мировых проблем, а не отвлекаться "надуманными".

* * *

Итак, давайте вернемся к нашему "Зачем?"

И ответим на него так.

Статья ведь написана не для нас — не для Игоря Яковенко, не для Ирины Бирны и не для Ивана Среднестатистического с его Марьей. Министры иностранных дел вкладывают свое драгоценнейшее время в опусы, предназначенные на экспорт. Статья г-на министра — это послание; это знак; это направление; это, как принято выражаться, Road Map. Статью прочитали и изучили специалисты от докторантов университетов до аналитиков разведки. Результаты их анализов легли на столы тех, кто принимает решения: канцлеров, премьер-министров, президентов. Причем не только западных. Кто-то из них нашел в ней приглашение заняться демонтажем существующего миропорядка, т.е. попросту попытаться экспроприировать то, за что Запад — совершенно законно — требует сегодня денег или услуг; иные получили предупреждение удержаться от попыток сдерживания России в деле "оздоровления международных отношений". И первые, и вторые должны понять — и в этом, по-моему, главный смысл послания — что политика России имеет "генетические" корни, следовательно, конфликты, террор, аннексии, беженцы, подкормка неонацистских партий и движений и многое другое, что называется гибридной войной, — все это будет продолжаться до тех пор, пока "партнеры" не поймут, что в мире есть две реальности: российская и фальшивая. И только в первой возможны компромиссы и соглашения.

Другими словами, статья г-на министра ни больше ни меньше как развернутая цитата, вынесенная мною в эпиграф. Для того чтобы донести "партнерам" простую мысль, уложившуюся в 6 слов уголовника Косого, опытному и мудрому дипломату потребовалось целых 8 страниц убористого текста! Факт, свидетельствующий не об умственной потенции г-на министра, но о сложности работы с людьми, живущими в иной реальности.

[1]В российском словоупотреблении понятия "карательная сила" и "объединяющая сила" — синонимы.

492

Вывод, к которому декан Третьяков подводит своего читателя, весьма незатейлив: России противопоказана демократия, наш вечный выбор – диктатура.

и наш патриот-стукачок Никола старательно вылизывает этому декану очко:

#p435639,nikola написал(а):

Ты странный человек космолит Хочешь быть демократом и по русски жить А это не совместимо

http://s003.radikal.ru/i201/1107/7a/c2275cd0009c.gif

493

Белковский как всегда оригинален.  http://s13.rimg.info/aaccfc6298aed66213e6918e44357e38.gif

Аннексия рая

У человека есть свое бессознательное представление о рае, даже если на сознательном уровне он это дело отрицает. Рай, как и положено, при жизни показывается нам во время быстрого сна — когда вроде спишь, но мозг твой активен, а закрытые глаза быстро вращаются.

Скажем, если вам снится, что покойная бабушка, которая была так добра к вам в детстве, приглашает вас на обед с участием всех любимых родственников, умерших и живых, где кормят исключительно коньяком с черной икрой, а в разгар обеда приносят телеграмму, согласно которой ваш начальник сломал шейку бедра — знайте, так и выглядит рай. Другого вам не надо и не дано.

Бессознательный рай существует и для целых народов. Например, нашего — русского.

Чтобы понять логику этого рая, назовем сначала три проклятия, которые исторически довлеют над Россией.
Это территория, климат, труд.

Читать дальше

Территория наша огромна, малоплодородна и с самого начала плохо приспособлена для человеческой жизни. Такое пространство трудно осваивать из-за непропорционально гигантских расстояний и вечной мерзлоты. Но и не осваивать его как бы нельзя: иначе невозможно понять, ни зачем нам нужна такая территория, ни зачем мы, которых не так уж и много, ей сдались. Качество освоения пространства глубоко вторично по сравнению с базовым инстинктом — ощущением контроля над ним. Контроль же у нас, в свою очередь: а) воображаемый; б) символический. Повесили на краю труднообитаемой тундры государственный флаг — значит, русский человек был и остается здесь. Даже если флаг завтра исчезнет по вине ветра или медведя — мы этого в актуальном времени не увидим, а в нашем воображении символ контроля останется на правильном месте. Только контроль как самодовлеющая ценность позволяет русскому уму хоть как-то, пусть и вяло, снять со стола вопрос о невозможности эффективного управления этой космической территорией.

Для воплощения контроля необходимо специфическое государство — действующее, грубо говоря, по регламенту оккупационного режима. Потому что при неоккупационном режиме это пространство преступно расслабится и без истерики распадется. Отсюда наш вечный сознательно-бессознательный запрос на «вертикаль власти» — страшного гибридного всадника, топчущего титановыми копытами всё на своих путях. Для власти же пространственный контроль — универсальное оправдание любым действиям, планам и помыслам: что бы мы ни натворили, главное — удержали, укрепили контроль над территорией. А если уж расширили наше земное место — тогда вообще прощается всё.

Дальше — наш климат. Он, как говорится, хорош, прежде всего, для уничтожения неприятеля. И дело не только в том, что нам почти всегда холодно и чаще всего темно. Российский климат не просто жесток, но непредсказуем в своей жестокости. Потому у нас сложно планировать хоть что-то, всерьез зависящее от перемен погоды. Недаром метеопрогноз — наш сакральный фольклорный жанр. «Тише! погоду передают» — этот отчаянный вопль когда-то сопровождал по жизни многих из нас, если не всех.

Собственно, территория, которая нам вековечно необходима, хотя на большей ее части человек не водится и не должен, и климат, улучшить который невозможно никаким разумным способом, привели к сильному удешевлению человеческой жизни в этих просторах. «Там, где дни сумрачны и кратки, родится племя, которому не больно умирать» (с). Смерть, по большому счету, представляется нам чем-то куда более естественным и, главное, справедливым, чем так называемая жизнь. Завалить проблему трупами — наша фирменная технология. Когда много наших полегло — это нам повод, скорее, для гордости, чем для скорби или, тем больше, позора. Советский Союз, как мы думаем, заслужил и оправдал эксклюзивную победу во Второй мировой войне тем, что отдал для нее то ли 30, то ли целых 40 миллионов своих жителей. Это да! А вот США потеряли чуть больше полумиллиона — ну, несерьезно. С такими потерями права на победу не предъявляют. Большая русская смерть дает нам право считаться сверхдержавой, кто бы из наших внешних партнеров-соперников что ни думал по этому вопросу.

Третье волшебное проклятие — труд. Бессмысленный и беспощадный, как русский бунт. Как учат нас историки, при таких размахах в таком климате результат трудовой деятельности непрогнозируем. Испортилась погода — и к черту весь урожай, сколько ни работай. Потому в русском сознании нет причинно-следственной связи между работой и материальным результатом, особенно в денежной форме. Путь к жизненному успеху — фарт, и он противоположен труду. Здесь и старики с золотыми рыбками, и Емели с щуками, и всякие пословицы типа «от трудов праведных не наживешь палат каменных». Работа дураков любит, как известно — умный стяжает земные блага, как правило и по возможности без использования инструментария труда. Труд — бремя, горькая обязанность, которая не вдохновляет человека, но морально и телесно обезображивает его. Сначала невротиризуя, а затем и психотизируя, подготавливая в кроткой русской душе революционные зерна. Помните, был еще анекдот про Рабиновича (нашего, русского Рабиновича, разумеется) у газетного киоска: «Правды» нет, «Россию» распродали, один «Труд» остался. Архетипическая шутка показывает, что русский труд противоположен и правде, и России — и национальная победа правды должна быть увенчана, в конечном счете, упразднением института труда. От каждого — по способностям, каждому — по потребностям (с). Не случайно коммунизм впервые круто победил именно у нас. Само словосочетание «человек труда» звучит по-русски иногда торжественно, но всегда жалобно. А глагол «работать» фонетически плохо сочетается с подлинно сладостными и почетными поприщами. Например, абсурдно звучит «работать президентом» — тоже нам, работа!

Отсюда — болезненный наш интерес к теме пенсии и пенсионного возраста. Дожить до пенсии — то есть момента, когда государство начинает, пусть и вкривь, вкось и по мелочи — возвращать тебе долги за дурацкий гигантский труд — важная составная часть коллективной русской мечты. Коллективного договора трудящихся с русским богом.

Стало быть, русский рай — это место, где все три проклятия должны быть сняты (преодолены). Компактная теплая территория, щедрая дарами природы, где ради выживания не надо повседневно работать. Санаторий-профилакторий, путевка в который — на весь срок до Страшного суда.

Из известных нам земных мест самое близкое к образу русского рая — Крым. Да, есть еще Сочи, но он как-то уж чересчур компактен и слабо отделен от остальной России, способной кого и что угодно заразить холодом и несчастьем. Но и при том — именно здесь Владимир Путин воздвиг себе малый (по сравнению с Крымом) памятник, зимнюю Олимпиаду-2014. Многие умные люди прежде говорили, что зимние игры в субтропиках слишком дороги и надо все перенести куда-то под Москву, а то и в Ханты-Мансийск. Умные люди, как это часто с ними бывает, не понимали и не поняли главного. А главная задача и состояла в том, чтобы растворить привычную нам русскую зиму в небывалом субтропическом климате. Доказать, что Россия может, вопреки своей судьбе, обернуться теплой страной, имеющей выход к теплому морю. Какой тут Ханты-Мансийск, в самом деле!

Крым же — полуостров, упирающийся к тому же в украинский Херсон, связь его с Россией тонка, как мизинец младенца. Здесь — гипотетически — действительно может твориться что-то, совершенно отличное от вечной мерзлоты. И чем глубже растворяется в шторме Керченская переправа, тем более райской кажется лежащая за ней всероссийская посмертная здравница.

Как всякий правильный control freak, президент Путин был мотивирован установить контроль над территорией национально-государственного рая — еще при своей жизни. Что он, вопреки собственным недавним представлениям о пределах политического окаянства, и сделал.

ВВП — истинно русский человек. А у русского человека есть бессознательная страсть — тяга к теплому морю 

Последний угол

Раньше мы с вами уже обсуждали, что ВВП принял решение об аннексии, почувствовав себя крысой, загнанной в угол. Нынче же мы скажем, что, захватив Крым, он таки загнал себя в более острый угол. В чем не хочет ни себе, ни другим признаваться. Наш герой вообще же не склонен к признанию неприятного, не так ли?

Ведь все эти западные санкции, с общим отодвиганием РФ от сердцевины мирового пиршественного стола — это давно уже не про Крым. И уж тем более не про Донбасс с Башаром Асадом.

Это — про Путина.

Мировое сообщество, оно же прогрессивное человечество, может когда-нибудь и признать принадлежность полуострова к РФ. Но если и да — то при следующем президенте. Путин — отрезанный ломоть. С ним все еще можно иметь дело, но, скорее, лишь в порядке психотерапевтических сеансов, по категории которых проходит и только случившийся визит госсекретаря США Джона Керри в Москву. В крысином углу всегда должно быть немного пшена с цукатами, чтобы узница не бесилась.

И милая кремлевская правда, разоблачающая не менее милую вчерашнюю ложь — и про войска в Крыму-2014, и о сухопутном спецназе в Сирии-2016 — только способствует обособлению российского лидера в его самоизбранном углу истории с географией.

Если крыса выбрала свой угол — зачем ей мешать, тем более, вопреки животным канонам, грубо нападать на нее. Дератизация подъездов в наши дни устраивается по-другому.

И потом, у всех, даже у такого свирепого маленького грызуна, должна оставаться надежда.

Лидер и его народ

Предмет отдельного исследования — насколько ВВП можно считать типично / эталонно русским человеком. Но что точно — душу своего народа он хорошо понимает. И сострадает русским слабостям. Как немногие его предшественники.

Заметим сразу: не надо путать сострадание с потаканием. Путин народным слабостям потакает, но тогда и только тогда, когда это не дестабилизирует власть (его власть и вообще). Когда же слабости суммируются в опасную разрушительную силу — он не дает им выйти из берегов.

Возьмем для анализа социально-экономический курс властителя.

Путин отменно знает то, о чем мы говорили выше: большие деньги на этой почве стяжаются только путем и посредством фарта. По системе «оказаться в нужное время в нужном месте». К труду, объективным достоинствам и прочим заслугам материальный успех отношения иметь не должен, иначе это и не успех никакой, по большому русскому счету.

Потому лидера нисколько не смущает, что его друзья благодаря близости к трону стали миллиардерами. Больше того, он считает, что так правильно. А чего же вы хотели, почтенная публика? Чтобы на ровном месте миллиардерами стали ваши, а не мои друзья? Ну, вот когда кто-то из вас запрыгнет на мое место и заделается президентом, со всей полнотой ответственности за содеянное, тогда и… А пока…

Но и о том, чтобы его народ не впал в полную нищету, лидер тоже думает неусыпно, во всех своих бассейнах и спортзалах. Богатства эти люди, понятно, не заслужили. Но вспомоществование, особенно в тучные нефтяные годы, — да. Просто не надо принуждать народ к систематической работе — это, как подтвердила история, лишено оснований. Надо дать ему некоторый рост регулярно выплачиваемых зарплат. Которые даются за сам факт наличия человека, а не в связи с результатами труда. Плюс — потребительские кредиты. Позволяющие потрогать изделия, типа кухонных комбайнов и домашних кинотеатров, — в нашем детстве казавшиеся уделом Ротшильдов и Рокфеллеров. Заемщики не отдадут кредиты? Ну что ж — за все в жизни надо расплачиваться. В том числе и за то, что эти заемщики не требуют себе какую-нибудь природную ренту и вообще считают высшую власть вполне справедливой.

Последовательный, упорный труд в России могли обеспечить начальники типа Иосифа Сталина. Посредством, например, ГУЛАГа — самой нечеловеческой машины принуждения к труду. Владимир Путин так не хочет. Он не стремится быть большим палачом. Ему жаль свой народ, который и так настрадался в истории пуще многих.

Русский человек не заслужил света — хотя бы потому, что все лампочки у себя в подъездах повывернул. Но покой — чтобы отвязались хоть ненадолго — в общем, заслужил.

Если же не идти путем ГУЛАГа — то все равно можно заставить народ работать. Но иногда. В особых случаях. И в полном соответствии все с тем же несомненным принципом крысы: загнав в угол. По принципу — отступать некуда, победа или смерть. Это значит, по Путину, что успешный созидательный проект на русской почве, если не прибегать к массовому насилию по-сталински, возможен только в авральном режиме. Где на пути естественного желания перенести сроки или сбежать с трудовой вахты стоит воображаемый заградотряд, с чеченской или иной бородой. Для того необходимы большие срочные проекты. Типа Сочинской олимпиады, саммита АТЭС на острове Русский (sic!), чемпионата мира по футболу — 2018. Если нашего человека лишить пути к отступлению, то он может решить задачу, по прогрессивно-человечностным меркам вовсе нерешаемую.

Вот в таком режиме — длительный отдых + краткий аврал — Путин и держит русский народ. Милосердно, не правда ли?

А разве не так же относится лидер к своим элитам? Ведь тема санкций, над которыми мы так хнычем, тоже воспринимается им в контексте пограничного состояния, единственно заставляющего действовать. Нас загнали в угол — и мы сделаем, наконец, импортозамещение. А пока не загнали — не сделали б никогда. И т. п. Значит, санкции — это хорошо, хотя и понято пока немногими.

И никакой смены модели экономики, вопреки бесчисленным речам на конгрессах и форумах, ВВП справедливо не хочет. Зачем?

Нынешняя модель близка к идеальной. Из мерзлой земли, которую мы столько столетий корябали в кровь истертыми пальцами, идут сами по себе углеводороды. Их покупает заграница за твердую СКВ. Большие деньги получают избранные, маленькие — все остальные. Вы хотите сказать, что в этой среде есть лучшая модель? Нет.

Господь вознаградил нас за безнадежные вложения в землю. Хранящую мириады русских костей. Будем ли мы гневить Господа и отказываться от предложенного Им?

Нет, когда-то сегодняшние-вчерашние поколения уйдут, русские станут немцами, а глобальное потепление сделает пески Воронежа до неразличения похожими на Абу-Даби. Вот тогда в России и начнется экономическая революция со всякими там сменами моделей. Поставим по всему евразийскому хартленду солнечные батареи и ветряные генераторы энергии. Живите — и, может быть, доживете.

Еще ВВП так возлюбил свой народ, что практически официально  разрешил ему коррупцию.

Лидер воспринял коррупцию как добро, а не зло — как демпфер, который смягчает все противоречия и позволяет этим людям не слишком часто стрелять друг в друга.

Лучше ведь купить парламентские фракции, чем от безысходности расфигачить парламент из танков, не так ли? Лучше дать взятку врачу за откос от армии, чем безымянно погибнуть в районе Луганска. Коррупция смягчила русскую душу — и не надо ее обратно ожесточать. К чему эти все визгливые (анти)коррупционные расследования? К тому, что кто-то просто хочет встать и сесть во главе коррупции, не больше и не меньше. Ну и ладно.

Путин порой едва не плачет, когда говорит о русском народе.

Вот, та же история с пенсиями. Конечно, надо повышать пенсионный возраст, — возвестил он на недавней большой пресс-конференции (декабрь 2015). Для всех этих хронических бездельников — возможно, подумал, но по благочестию не сказал он. Но у нас есть сердце, а не только мозги, — примерно так добавил лидер. И мы должны думать сердцем. Пожалеем этих несчастных. Они грузом страданий своих заслужили.

Русский народ в разные времена вынес и вытерпел все. Как никакой другой народ в мире. И дотерпел до вождя, который дал ему хоть немного отъесться. Это справедливо, причем в обе стороны.

А свобода? Свободный человек не бывает счастлив, а счастливый — свободен.

Это же относится и к народам.

И кто более счастлив — африканские тутси-хуту, скачущие во славу вызванного их молитвами дождя, или средние европейцы, сторчавшиеся на антидепрессантах? Вопрос даже не открыт, он, скорее, закрыт.

А кто более свободен? Нацбол, получивший пару безусловных лет за нападение на приемную президента, самое яркое впечатление его нищей жизни? Или президент, который так и не пожил, не вкусил по-настоящему праздника обывательских наслаждений, а отдал цветные годы ядерной обороне случайно вверенного его попечению евразийского хартленда?

Ох, как просто рассуждать тем, кто не отвечает за национальные жизнь и смерть.

Уйдет ли когда-нибудь этот лидер? Да, может быть. Если и когда поймет, что только таким путем можно выйти из крысиного угла, где вместе с ним оказалась возлюбленная Россия.

Счастья и свободы ему, одновременно. И райских блаженств, не обязательно в присоединенном Крыму.

https://snob.ru/selected/entry/106275

Отредактировано amici (30-03-2016 15:01:18)

494

#p436660,amici написал(а):

Третье волшебное проклятие — труд. Бессмысленный и беспощадный, как русский бунт.

ааааа..... :O

вона значит пачиму он "Величайший в мире труженик" (с) :crazy:

495

духоподъемноэ, типа ;)))

Точка отсчета

Людмила Петрановская: Борьба с унынием методом "от противного"

На просторах рунета царит уныние. Все плохо. Все бессмысленно. Страна сползает. Экономика падает. Нас втягивают в войну. Власти всех гнобят. Вокруг зомби. Они заполонили все.

Вы прослушали краткое содержание примерно двухсот экранов френд-ленты. Вкрапления "про детей", "про весну" и "новости науки" (не нашей, как обычно) только оттеняют мрачный общий фон.

Население в целом тоже, говорят данные опросов, невесело настроено. Эйфория "вставания с колен" ушла в прошлое, реальность сегодняшнего дня вызывает тревогу и плохие предчувствия.

В общем и целом дела наши и правда не очень, и впасть в уныние тянет. Но если подумать, из перечня "все плохо" то, что плохо – то неправда. А что правда — то не так уж плохо.

Читать дальше

Давайте начнем с правды.

Страна сползает. Святая правда: сползает и всенепременно сползет. И давно пора.  Если в историческом масштабе, то на наших глазах подходит к концу существование еще одной империи, ну и славно, все они там будут. А уж жалеть именно эту, которая кровь пила не столько из далеких колоний, сколько из собственных граждан, которая под любое свое деяние миллионы трупов подстилала, уж точно не приходится. Не знаю, утихомирится ли она примерно в нынешних границах в роли региональной державы, или разделится в конце концов на более приемлемые для нормальной жизни части, но расширяться и нагибать соседей уже вряд ли сможет. Имперский пафос выгорел об Украину. То, что осталось, собрали в газетку, и этой дозы хватит только на маргинальное меньшинство имперски-зависимых в качестве заместительной терапии. Ну и пусть их.

Что касается конкретной инкарнации данного режима, то он еще, конечно, поскрипит сколько-то, земля как есть богата: не все еще дожрано, есть за что держаться. Но, в общем и целом, вопрос решен. Причем, чем больше они дергаются, тем безнадежнее вязнут.

Нас ждет период слабого, бедного, неуверенного в себе государства. Что, конечно, может быть чревато серьезными рисками и будет плохо для многих сторон жизни, но в долгосрочной перспективе сдувшееся государство – это то, что является нашим единственным шансом на выход из задницы. Если у них не будет больше сил и средств все регулировать и контролировать, все подгребать и замыкать на себя, общество сможет что-то делать самостоятельно. И в процессе почувствовать свою силу, убедиться, что многое получается лучше, быстрее, дешевле, толковее, чем у государства, что можно рассчитывать на себя и окружающих, а не только на "власть". И это может стать первым шагом в преодолении доставшейся в наследство от советских времен  выученной беспомощности. За последние годы мы не раз и не два убедились, что наше общество способно действовать эффективнее, чем государство. Пока власть могла все эти тенденции ревниво пресекать, а проблемы заливать деньгами. Теперь не сможет. И мы имеем шанс увидеть много интересного в ближайшие годы.

Экономика падает. Тоже правда. Причем это как раз тот случай, когда она не сможет грянуть оземь и преобразиться, подобно Василисе. Будет падать и дальше. Уровень жизни проседает, и у многих просядет очень чувствительно. Это грустно. Это опять заставит людей выживать, это создаст запредельную нагрузку на нашу слабую социальную сферу.

Но прежде чем погружаться в уныние, давайте подумаем об альтернативах.

Что, если бы она не упала? Что, если бы цена на нефть вместо падения росла бы и росла? Думаете, все ограничилось бы еще дюжиной распилочных олимпиад-чемпионатов? Еще сотней-другой дворцов и шубохранилищ? Нет, боюсь, в этом случае мы бы с вами читали сводки с фронтов гибридной войны не только в Украине, но и бог знает где еще – границы у нас длинные, нам и семь тысяч верст тоже был бы не крюк.

Сколько еще европейских политиков бы подкупили, сколько провокаций устроили, насколько ухудшилась бы ситуация в мире в целом. Сколько бы было еще вложено в пропаганду, повышая ее качество и широту охвата, насколько сильнее бы влезли в школы и вузы, сколько знаменитостей бы купили и сколько молодняка совратили бы, предлагая деньги и "перспективы" в обмен на идейность.

А так – нет и не будет ничего этого.

Беднеть, конечно, невесело. Но мы в последние годы потребляли как страна если не первого, то второго мира, имея уровень государства и экономики как у страны мира третьего. Что ж, эта хлестаковщина кончилась. Приехал всамделишный ревизор, по имени Реальность, немая сцена. Придется по одежке протягивать ножки, и это лучшее, что могло с нами случиться, пока мы еще больше кредитов не набрали и еще десяток мегапроектов не начали. Придется думать про свою ситуацию больше, чем про то, уважает ли нас Америка. Придется включить голову и оценить реальное положение дел. Начать меньше потреблять и больше делать. Здоровое и полезное состояние, я считаю.

Быстрое обеднение государства – это, конечно, удар по конкретным людям и семьям, но одновременно это и удар по патернализму. Сверху ждать больше нечего. В условиях кризиса станет все более очевидным, что мы живем по известному анекдоту: власть не будет меньше потреблять, это мы станем меньше кушать.

На фоне постоянного повышения уровня жизни сколько ни показывай рядовому гражданину дворцы и виллы депутатов, у него это протеста не вызывает. Ну, да, они ж начальство, что ж им, в нищете жить? Пусть делают что хотят, если лишние деньги есть, лишь бы нам жилось с каждым годом лучше. При дешевой же нефти все меняется: уже не власть, присвоив себе национальные богатства, кормит с барского стола население, а население содержит власть на свои налоги, и оплачивать дворцы и яхты из своего кармана оно вряд ли захочет. Чем скорее люди начнут считать деньги и прослеживать их перемещения, тем быстрее будет расти их гражданская компетентность. По обучающей силе с подсчетом денег мало что может сравниться.

Конечно, есть риск, что падение перейдет в пикирование, если цена на нефть совсем рухнет. Если в одночасье перестанут платить бюджетникам и пенсионерам, масштаб бедствия станет таким, что уже никому не поможешь, только гуманитарной помощи от мира ждать. Это было бы плохим вариантом, но пока на него ничто не указывает. Пока все просело достаточно, чтобы протрезветь, но не настолько, чтобы терять голову от паники. То, что нужно.

Ввязывают в войны. Ну да, ввязывают, никогда не знаешь, что следующее придумают. Но опять же. Настоящий ужас был – и у меня тоже был, до сих пор на здоровье сказывается, – два года назад. Когда отсюда вопили "Путин, введи войска, танки на Киев!", а украинская часть френд-ленты деловито обсуждала тактику партизанской войны и собиралась под танки ложиться. Вот тогда ужас разрывал изнутри.

Если бы у них получилось, мы сейчас наблюдали бы разорванную пополам Украину, лишившуюся портов и большей части промышленности, огромную полубандитскую "Новороссию" в ужасном гуманитарном состоянии. А у себя – лопающуюся от самодовольства, позволяющую себе все и вся власть и вконец развращенных имперскими успехами сограждан. А уж телевизором можно было бы тараканов травить – включил на пару минут, и все живое сдохло в радиусе 5 метров.

Всего этого нет и уже не будет, благодаря прежде всего героизму и самоорганизации украинцев, а также спокойной твердости и профессионализму коллективного Обамы-Меркель. А еще благодаря здравому смыслу российского населения, которое, если смотреть не на слова, а на реальность, на провокацию всерьез не повелось. Помните одиноко мерзнущих тетенек в палатках "для Донбасса", которым никто ничего не приносил? Антиукраинские митинги, собирающие десятки городских сумасшедших, если без административного ресурса? Ни одной реальной массовой общественной инициативы, никаких реально собранных денег, никаких очередей в военкоматах. Страшно подумать, что могло бы быть, если бы действительно 86% консолидировалось под лозунгами "возрождающейся Империи". Но дураков нет. Реакцией был бессознательный саботаж основной массы населения – это при таком запредельном уровне пропаганды.

Если бы не тысячи погибших, можно было бы вообще считать нынешнее положение дел хеппи-эндом. Вот только людей не вернуть.

Власти, безусловно, сволочи и гнобят. Болотные процессы, дела по 282, Савченко, "иностранные агенты". Но поминать по каждому поводу 37 год неприлично, мне кажется. Уровень репрессий на данный момент даже не сравнился с брежневским. Если сравнить по уровню репрессий инакомыслящих сегодняшнюю Россию с Америкой времен Маккарти, Испанией времен Франко или с Чили времен любимого многими Пиночета, у нас еще ничего. Средней паршивости диктатура.

Не сравнить даже ситуацию Надежды Савченко с тем, как при "демократичном" Горбачеве умер от голодовки на зоне Анатолий Марченко. Тогда почти никто не знал, что происходит. Человек вел свой с ними бой практически в одиночку. За Надежду переживает не только вся Украина, но и большая часть мира, и многие в России. Ни одно нарушение ее прав не остается безвестным и безнаказанным, и это знает каждый исполнитель, и заказчик, конечно.

Слушайте, а с чего бы это нам вдруг проснуться однажды утром и обнаружить у себя уровень свобод как в Швейцарии? За что бы нам такое полагалось?

Жить при диктатуре противно и временами страшно. Но полвека назад так жило пол-Европы и вся Латинская Америка. В огромном Китае уровень репрессий и сейчас выше, чем у нас. Жители этих стран чем-то хуже нас? Им можно было в этом "противно и страшно" жить десятилетиями, делая что возможно, сохраняя ценности и воспитывая детей, а нам сразу только удавиться, раз Швейцарию не подвезли?

Да, может стать хуже. Власть уже готовит себе развязанные руки на случай будущих столкновений с кем-нибудь помассовей и позлее, чем ботаники на Болотной, и чтоб все по закону, как они любят. Но вопрос, когда и если до этого дойдет, много ли будет желающих взять на себя кровь ради уже потерявшей лицо власти? Оно ж так всегда и бывает – диктаторы строят и строят репрессивный аппарат, вроде все предусмотрели, а потом – сюрприз – к тебе уже идут с лопатой, и ни одна сволочь не заступится.

От всего этого не легче тем конкретным людям, что попали в жернова. Вот их и стоит поддерживать, там всегда руки нужны и деньги. Но какой смысл в ответ на каждую бредовую идею какого-нибудь, прости Господи, депутата, начинать пугать себя и других грядущим 37 годом? Какой 37 год, я вас умоляю. Все средства, выделенные на расстрелы и рытье могил, быстренько разворуют. Им еще детей в английских частных школах учить и женам лабутены покупать. А бюджет не резиновый.

Массовые репрессии – удел режимов, рвущихся к вершине будущих свершений под лозунгами великих идей и расходующих в этом порыве людской капитал. У нашего убогого – ни вершин, ни идей, ни будущего. Истрачен и людской капитал, мы и так по необъятной территории размазаны тонким слоем, как масло на кризисном бутерброде.

Все, что может наш режим – подыхая, покусать кого-то. Что тоже, конечно, малоприятно и ни к чему, так что загранпаспорт с открытыми визами не помешает. Не думаю, что они будут закрывать границы – зачем? Если бы все те, кто уехали за последние годы, были сейчас здесь, вечер бы уже давно перестал быть томным. А так предохранительный клапан работает, всем удобно.

Теперь про неправду.

Про зомби, которые заполонили все.

Возможно, конечно, вам не повезло, и вы работаете в окружении тех, кого прозвали "ватниками". Есть такие специальные анклавы, обычно связанные с ВПК или другими госпоркорациями. Тогда сочувствую, там да, даже воздух какой-то спертый.

Но, в общем и целом, никаких "зомби" нет. Я довольно много езжу, общаюсь с коллегами из социальной сферы, это женщины, с довольно низкими заплатами. Иногда в поезде с кем-то разговоришься. Угар, который был в 2014, прошел уже даже у пенсионеров. А у тех, кто моложе, его и не было, не считая представителей специфических профессий, вроде охранников из бывших военных, или работающих в идеологической сфере.

    Мне вот пишут: "Идет нагнетание, как будто готовят страну к войне – и не вижу, чтобы люди негативно к этому относились. Верят, что кругом враги?! Что все хотят России зла? Как можно в это верить, если немного задуматься? Как можно, зная, чего достигло, к примеру, американское общество, называть американцев тупыми?".

Слушайте, ну давайте вспомним тех же американцев полувековой давности. Во времена Маккарти, во времена вьетнамской войны. Они верили, что все вокруг шпионы? Что народ крошечной страны на другом конце земного шара достоин напалма? Были ли они тупыми агрессивными зомби? Можем ли мы назвать их тупыми "зная, чего достигло американское общество"? Они просто люди. Люди подвержены групповой динамике. Люди внушаемы. Люди слабы перед древним разделением на "свой-чужой". Все люди по любую сторону любого океана.

Просто есть общества, где правила игры способствуют осознанию неверных решений, принятия ответственности за них и их исправлению. Независимая пресса, независимые суды, контроль общества за расходованием средств, принцип "нет налогов без представительства", вот это вот все. Это же не для развлечения все придумали, и держится оно не на одних только светлых идеалах. Это правила, которые обеспечивают обратную связь и возможность коррекции неверно принятых решений. Чтобы заигравшись в "нагнетание" можно было отступить, а виновных в нем наказать.

А есть такие общества, где наоборот. Накосячив, власть вынуждена становиться еще агрессивнее и продолжать "нагнетать", пока не началось. Обратная связь тщательно обрубается, другая точка зрения делается недоступной или даже опасной, уровень ответственности общества снижается, а с ним и качество суждений. Какой смысл разбираться в вопросе, если от тебя все равно ничего не зависит?

Люди всюду похожи, это правила разные, и их влияние на людей разное. Переводить фокус внимания с качества правил на качество людей – значит создавать и продвигать ложь. Зачем?

Я понимаю, зачем это власти, им нравится идея про "народ, не готовый к демократии", "народ, любящий сильную руку". Эта картинка старательно поддерживается тысячами проплаченных постов, статей и "соцопросов". Я не понимаю, зачем подыгрывать?

Но это большая тема вообще, тот кайф, с которым наша оппозиционно настроенная публика любит причитать про "тупых зомби" и "страну гопников". Заслуживает серьезного исследования или как минимум отдельной статьи, на самом деле.

Призываю ли я к оптимизму? Да нет. Просто к адекватности оценок и к присутствию духа. Дело не в том, чтобы не писать о плохом, а только постить котиков и салатики. Но, кажется, Шэрон Стоун как-то сказала, что, чудом выжив после кровоизлияния в мозг, не может всерьез расстраиваться из-за морщин на лице. Я примерно об этом. О точке отсчета, о масштабе. Если смотреть изнутри момента, слишком многое кажется ужасным. А отстраненно, в масштабе истории все иначе.

Тот, кто из-за некоторого числа маргиналов, носящихся с любовью к Сталину, начинает предрекать возвращение сталинизма, наверное, забыл, что такое сталинизм. И я не понимаю, почему триста человек с цветами у могилы Сталина – это "кошмар — страна катится в ад", а тридцать тысяч с цветами на марше памяти Немцова – это "как нас мало, бедных, скоро всех перебьют".

Тот, кто при каждом удобном случае повторяет "Бывали хуже времена, но не было подлей", наверное, просто плохо знает историю своей страны. Если честно, почти все времена в ней, за считанными светлыми исключениями, были и хуже, и подлей. И оставаться человеком почти во все времена было на порядок сложнее, чем сейчас, и делать что-то осмысленнее было куда труднее. При этом люди в них жили такие же, как мы, и заслуживали всего этого ничуть не больше, чем мы. Хотя бы из уважения к их страданиям не стоит сейчас изображать из себя главных бедняжек.

Если сменить масштаб и точку отсчета, можно увидеть, что главные процессы происходят не на уровне вопросов "про политику". Внутри, в глубине, происходит медленное, но верное исцеление. Ко мне обращаются молодые мамы, расстроенные тем, что кричат на детей, а иногда и шлепнут. Когда они рассказывают о своем детстве, в нем сплошь и рядом нормой были ремень, оскорбления, крик и ответ "сама виновата" на попытку рассказать о сексуальном абъюзе. Когда мы доходим до детства их матерей и бабушек, там зачастую такой лютый ужас, что хочется сесть на пол и скулить. А сейчас их милые внучки и правнучки приходят, сокрушаясь, что вчера не смогли обнять ребенка, а вместо этого прикрикнули. И в этом смысле мы точно движемся из самых темных слоев инферно вверх.

Пройдите вечером по центру Москвы, по дворам. Везде в окнах горит свет, везде в больших комнатах люди учатся. Английский, испанский, цигун, йога, хастл, танго, воспитание детей, вождение автомобиля. Мы ожидали падения потока кандидатов в приемные родители из-за кризиса – в реальности мы не справляемся с потоком, все группы переполнены. Благотворительные фонды отмечают интересную вещь – с приходом кризиса снизился объем пожертвований за счет суммы среднего пожертвования. При этом число актов пожертвования у многих даже выросло. Люди отдают сколько могут, но не сбрасывают с себя обязательств.

В этом месте со столичным снобизмом обычно говорят: "Москва – не Россия". Но, во-первых, в Москве живет десятая часть России. Во-вторых, в большинстве крупных городов, в которых в сумме живет больше половины населения, очень похожая картина. Те же молодые мамы, те же курсы всего и вся по вечерам, те же приемные родители, та же готовность помочь ближнему по возможности. Им просто тяжелее жить, а так все то же.

Довольно странно, кстати, что больше всех ноют и стонут вовсе не политзаключенные, и не самые бедные, и не заложники бюджетной медицины, а те, кто живут более чем хорошо, имеют кучу возможностей и при этом презирают провинциальных пенсионеров за то, что тех "все устраивает". 

Вот человек, профессиональный социолог, съездил в город Елец, поговорил с людьми. Его вывод: старики поддерживают власть, потому что никогда в своей жизни так хорошо не жили (и это правда), люди среднего возраста боятся высказываться, но выражают свое отношение "невербально" (уж не знаю, что они делали – губы поджимали, глаза закатывали, вздыхали – арсенал средств говорить формально одно, показывая, что думаешь другое, очень велик), молодежь – "ругает почем зря". Выборка небольшая, но полностью совпадает с моими впечатлениями. 

Мы находимся на финальном участке долгого и жестокого исторического марафона. Да с чего бы мы должны были прибыть сюда, сияя здоровым румянцем общественной активности, играя сильными мускулами демократии и гордо расправив плечи правового общества? Приползли как смогли. Конечно, очень жаль упущенных в последние годы возможностей. Конечно, очень больно за всех пострадавших. Но именно сейчас на мироздание грех жаловаться – оно в общем и целом явно за нас. В кои-то веки.

496

Торговля Родиной в особо крупных размерах

Михаил Веллер, писатель, философ

06 апреля 2016

Если раньше торговали родиной вразнос и навынос – выкачивали природные богатства и гнали деньги в забугорные закрома, то сейчас торговля родиной приняла характер капитальной торговли недвижимостью.

По факту – за деньги отчуждается в пользу соседнего государства своя территория, вода, воздух, лес, почва.

Кто там что говорил насчет нацпредателей?

Я не суд, приговор не выношу, называть что-то преступлением или изменой Родине права не имею.

Как хотите, так сами и называйте.

      …Приход Путина на третье-четвертый срок был политической катастрофой.

«Выборы» оставили ощущение плевка в душу.

Наша туземная пародия на демократию, этот африканский спектакль, унижает страну и вызывает только презрение.


Читать дальше

События концентрируются с пугающей быстротой и до критической плотности.

      1. Трех недель не прошло, как Кремлю сообщили нечто глубоко засекреченное, после чего в девятом часу вечера миру было срочно и вдруг объявлено о выводе российских войск из Сирии.

      2. В Сирии обнаружился российский спецназ и российские наемники, что сопровождается неизбежными боевыми потерями (кто б мог подумать). Хотя потери по закону засекречены.

      3.Друг и партнер Турции Азербайджан совершает вооруженную агрессию в Нагорном Карабахе – фактически нападая на Армению, члена ОДКБ и единственного ныне российского союзника в Закавказском регионе. Пахнет косвенной войной – за Арменией Россия, за Азербайджаном Турция.

      4. В мире обнародованы документально подтвержденные доказательства сокрытия и отмывки за рубежом миллиардных сумм ближайшим путинским окружением.

      5. Мгновенно (!) организована Национальная Гвардия, и президент тут же вносит в Думу законопроект о стрельбе на поражение без предупреждения – в случае, если нацгвардеец сочтет кого-либо угрожающим чьей-либо безопасности.

      6. Де-факто Дальний Восток и Приморье объявляются «Особой экономической зоной Китая»: металлургические, химические, перерабатывающие и пр. заводы Китая намерены расположить на Российской территории.
С учетом их и наших экономических и демографических потенциалов – это приглашение к колонизации и дальнейшему поглощению части России.
Смысл?
Деньги в бюджет и хапок в карманы кремлевской верхушки (впрочем, это одни и те же деньги).

      (20 лет я долбил в глухие головы: отдать Южные Курилы Японии – при условии японских вложений технологиями, оборудованием и капиталами в Дальний Восток – и туда же пустить Южную Корею. Корейцы ненавидят японцев, и вместе – не любят Китай: вот щит от китайской экспансии и развитие региона под нашим управлением. Хрена старому дураку, как писал Гоголь! Вот теперь целуйте свои острова через китайские головы – пока китайцы вам губы не оборвали и замариновали в уксусе – к пиву.)

      7. И вот уже патриот и плановик академик Глазьев заявляет, что российский экономический курс есть движение к катастрофе. И Кремль мгновенно отрекается от своего сторонника.

      8. Крым сноровисто разворовывается, замороженный конфликт в Донбассе то и дело вспыхивает – этот старый пейзаж дополняет картину общего торжества кремлевской политики.

      9. Ну, а в России процветает неофеодализм, когда государевы люди бесконтрольно и неограниченно распоряжаются всем имуществом вверенного им податного сословия – имея фактическое право взять себе что угодно и сколько угодно; а за жалобы на начальство строго наказывают.

      10. Поэтому русский бизнес играет на понижение курса страны, на опережение катастрофы: кругом всего меньше, денег меньше – значит, задирай цены до потолка, сдирай шкуру, пока кляча еще не сдохла; кто знает, какие законы будут завтра и куда придется бежать…

      Вам не кажется, что скоро грохнет?..

      Господи, хоть бы это подольше не кончалось, как сказал кровельщик, пролетая мимо седьмого этажа.
Это не только о них там, в Красном Вигваме на холме.
Это о нас обо всех…

      Абсолютно бездарное политически и экономически руководство, разворовавшее и  развалившее богатейшую страну, превратившее во врагов всех соседей – это руководство имеет две характерные особенности.

Во-первых, обладая ментальностью и мировоззрением спецслужб, Кремль склонен объяснять свои политические провалы исключительно конспирологическими версиями.
Он страдает от нелюбви всего мира, такого злого и бездушного.

Во-вторых, нынешний Кремль – это некий Идеальный Потребитель: он тратит все силы и ум, чтобы присвоить и использовать все, до чего может дотянуться.
Он бы охотно приватизировал лед Антарктиды и леса Амазонки: пригодятся.
А присваивать все, сохраняя необходимую для этого власть, очень трудно.
И силы и ум на управление страной расходуются по остаточному принципу.

      Принцип управления такой: дать людям денег и всего настолько мало, что если еще меньше – они взбунтуются.
Тогда надо посчитать, что дешевле: добавить народу денег – или оплатить нацгвардию.

Итожим.

      Если раньше торговали родиной вразнос и навынос – выкачивали природные богатства и гнали деньги в забугорные закрома, то сейчас торговля родиной приняла характер капитальной торговли недвижимостью.
По факту – за деньги отчуждается в пользу соседнего государства своя территория, вода, воздух, лес, почва.

Кто там что говорил насчет нацпредателей?
Я не суд, приговор не выношу, называть что-то преступлением или изменой Родине права не имею.
Как хотите, так сами и называйте.

      …Приход Путина на третье-четвертый срок был политической катастрофой.

«Выборы» оставили ощущение плевка в душу.
Наша туземная пародия на демократию, этот африканский спектакль, унижает страну и вызывает только презрение.

Все, за что бы ни брался дон Рэба, неизменно кончалось провалом.

Как военно-политические демарши, так и внутренние реформы.

Сейчас власть принимает меры по подавлению революции, которая еще не наступила.
Анти-майдан на запасном пути.
Правильно боятся.
Вспоминают, как преторианская гвардия убила Калигулу, и вообще.
В политике друзей нет: предадут в тот же миг, как убедятся в целесообразности предательства.
Друзья-то и опасны.
Им всегда дадут цену за твою голову.

Запах бессмысленного и беспощадного щекочет верховные ноздри.

      Срочный уход «лидера», приглашение к переговорам оппозиции, создание совместного переходного правительства, 30-суточная амнистия всем желающим свалить в Ниццы (гарантия неприкосновенности, только сгиньте с глаз), свобода прессы, партий и выборов.
Или – Северная Гранд-Корея.

       …И только необходимо помнить, что любые демократические выборы в России через короткое время заканчиваются приходом к власти бандитов и воров.

Менталитет такой, или традиции не разорвать, или такова наша коллективная социальная сущность, или Кто-то Наверху нас не любит?..

497

Эскалация безопасности: зачем Путину потребовалась своя армия

Кирилл Рогов, политический обозреватель

08 апреля 2016

Уже очевидно, что войска Национальной гвардии — это новая внутренняя армия с огромными полномочиями.

Главная особенность в том, что новое ведомство объединяет функции, раньше разделенные по разным ведомствам и подразделениям.

С одной стороны, это функция поддержания общественного порядка и противодействия массовым беспорядкам, чем занимаются подразделения МВД (ОМОН), а с другой — противодействие терроризму, за что отвечает ФСБ.

Национальная гвардия призвана решать обе задачи разом.

Согласно утечкам, численность внутренней армии составит до 400 тыс. человек.

Она, по сути, заточена под то, чтобы установить режим чрезвычайного положения на всей территории страны без помощи прочих силовых органов.


Читать полностью

Создание Национальной гвардии — это попытка одного из самых радикальных изменений ландшафта российских силовых органов за последние десятилетия

Окончательные контуры нового суперведомства еще неясны.

В президентском указе говорится о Федеральной службе войск Национальной гвардии, а в Думу внесен пока проект закона о войсках Национальной гвардии, но не о самой Федеральной службе.

Но уже очевидно, что войска Национальной гвардии — это новая внутренняя армия с огромными полномочиями.
Главная особенность в том, что новое ведомство объединяет функции, раньше разделенные по разным ведомствам и подразделениям.
С одной стороны, это функция поддержания общественного порядка и противодействия массовым беспорядкам, чем занимаются подразделения МВД (ОМОН), а с другой — противодействие терроризму, за что отвечает ФСБ.
Национальная гвардия призвана решать обе задачи разом.
Согласно утечкам, численность внутренней армии составит до 400 тыс. человек.
Она, по сути, заточена под то, чтобы установить режим чрезвычайного положения на всей территории страны без помощи прочих силовых органов.

Ватерлоо Владимира Колокольцева

По сути, МВД несет беспрецедентные в своей истории потери в полномочиях и ресурсах.
Помимо того что полиция лишилась практически всех средств серьезной силовой поддержки, к новому ведомству отошли также вневедомственная охрана, лицензирование частной охранной деятельности и контроль оборота оружия.
Это и огромный рынок, и политический вопрос контроля частных силовых структур, которые активно развиваются в России.

Учитывая, что раньше медведевской реформой из МВД было в значительной степени выведено следствие, можно сказать, что МВД сегодня практически утратило как реальный силовой потенциал, так и политические рычаги общефедерального уровня.
И выглядит скорее как централизованная система муниципальной полиции — армия участковых и линейных работников.

Негласное противостояние КГБ — ФСБ и МВД — один из столпов российской модели внутреннего управления со времен Леонида Брежнева.
Чекисты брали решительный верх над милицейскими после смерти Леонида Брежнева, когда генсеком стал председатель КГБ Юрий Андропов, а обвиненный в коррупции и лишенный постов и наград милицейский министр Николай Щелоков застрелился из охотничьего ружья.
После падения коммунистического режима, наоборот, КГБ, в котором Борис Ельцин справедливо видел ключевой институт сталинской государственности, несло огромные потери.

С приходом Владимира Путина ситуация вновь резко развернулась, и после громкой информационно-репрессивной кампании «Оборотни в погонах» руководство милицейским ведомством перешло к выходцам из КГБ — ФСБ.

В начале 2012 года после масштабных протестов Кремль был заинтересован в лояльности традиционных бюрократических институтов.
Губернаторам было обещано возвращение к выборности, а МВД получило милицейского начальника Владимира Колокольцева.
Однако уже в 2013 году заместителем министра и командующим внутренними войсками стал бывший охранник Путина Виктор Золотов.
И сразу поползли слухи, что он сменит Колокольцева в должности министра.

Но все оказалось гораздо хуже: в результате двухлетней борьбы Колокольцев сохранил свой пост, зато потерял не менее трети своего ведомства в смысле ресурсов и политически значимых полномочий.

Бородино Александра Бортникова?

Впрочем, МВД не единственный потерпевший «золотовского дела».
Упор на борьбе с терроризмом и экстремизмом, сделанный в президентском указе и законопроекте о Национальной гвардии, ставит вопрос — а что теперь будут делать соответствующие подразделения ФСБ?

Вообще возвращение ФСБ к былому могуществу было сопряжено в 2000-е с политической и юридической проблемой: если мы живем в демократическом государстве, то как обосновать расширение полномочий и ресурсов тайной полиции?

Задачи борьбы с оргпреступностью и терроризмом стали важнейшим рычагом (или ширмой, кому как нравится) политического укрепления ФСБ.
Теперь же ФСБ перестает быть монополистом на перспективной контр​террористической «поляне» и будет конкурировать с ведомством Виктора Золотова.

Если основная ресурсная база нового ведомства «отпилена» от МВД, то второй ногой «армия Золотова» стоит на территории ФСБ.
Например, расходы на противодействие терроризму (они хороши тем, что будут урезаться в последнюю очередь) теперь, скорее всего, будут либо увеличены, чтобы хватило уже на две «конторы», либо разделены между Золотовым и Александром Бортниковым.

Но главная на сегодняшний день интрига — будет ли в законе о Федеральной службе Национальной гвардии упомянуто ее право вести оперативную деятельность по противодействию экстремизму и терроризму?
Если да, то ведомство Золотова станет не только внутренней армией, но еще и новой спецслужбой, прямо конкурирующей с Лубянкой.
Конкурирующей, что важно, не только общими ресурсами, но еще и персональным ресурсом.

Здесь надо отметить, что выходец из 9-го управления КГБ Виктор Золотов не является, видимо, для нынешней ФСБ «своим».
В середине 1990-х, в эпоху упадка спецслужбы, он оказался среди тех, кто «сменил прописку», перейдя в коммерческую охрану.
Как неоднократно упоминали СМИ, в середине 1990-х Золотов работал с авторитетным питерским предпринимателем Романом Цеповым.
А уже затем, став охранником Путина, вернулся на политико-силовой олимп.

Опричнина 2.0

Вполне очевидно, что вопреки официальным утверждениям новое суперведомство как раз практически во всех своих задачах дублирует функции МВД и ФСБ.
У него вообще нет собственного функционала в рамках, скажем так, задач государственного строительства.
В законопроекте постоянно мелькают слова, что свои полномочия Национальная гвардия осуществляет во взаимодействии с такими-то и такими-то органами.
Но тогда в чем смысл ее отдельности, в чем ее функционал?

Видимо, в том самом особом типе лояльности, который принес с собой из 1990-х Виктор Золотов, и в конкуренции с другими силовыми институтами.

Вообще потребность в Национальной гвардии обычно возникает, когда традиционные силовые структуры выглядят ненадежными или недееспособными.

Национальная гвардия при своем создании — это обычно чрезвычайная структура.
Да, это преторианская гвардия, или опричнина, имеющая функции и армии, и спецслужбы, но не являющаяся при этом ни традиционной армией, ни традиционной спецслужбой.

Она не имеет корней в системе государственных институтов и замкнута на тех, кто ее создал и кому она подчиняется.

Логика у такого институционального строительства, безусловно, есть.

Как показали и события в СССР — России 1990-х, и опыт падения многих режимов в Европе, Азии и на территории бывшего СССР, традиционные силовые органы, имеющие государственные функции (закрепленные в Конституции) и действующие на профессиональной основе, как правило, уклоняются от участия в вооруженном противостоянии правителя и разгневанных масс, если такая коллизия возникает, и склоняются чаще к сохранению лояльности своей корпорации, нежели конкретному правителю.

Логика создания подобных чрезвычайных структур — это логика «эскалации безопасности», характерная для многих режимов в стадии кризиса.

И состоит она в том, что чем больше режим видит угроз, тем решительнее начинает расправляться с этими угрозами — оппозиционерами, заподозренными в нелояльности элитами и так далее.

Но каждая такая победа приносит не успокоение, а новых реальных или предполагаемых врагов и новые потенциальные угрозы, которые требуют немедленного ответа — наращивания силовых возможностей.

«Эскалация безопасности» — это нестабильность, продуцируемая самим режимом под лозунгом предотвращения рисков дестабилизации.

Логика «эскалации безопасности» отражает внутренние проблемы власти, но, судя по отдельным примерам, не является гарантией ее выживания.

Драматически курьезным и, в сущности, хрестоматийным является здесь следующий пример.

Стремительный суд и расстрел четы Чаушеску 25 декабря 1989 года были организованы двухзвездным генералом Виктором Стэнкулеску — тем самым, который (после отказа министра обороны) взял на себя выполнение приказа Чаушеску расстрелять демонстрантов в Тимишоаре 17 декабря того же года.

Эти события разделили всего восемь дней.

498

Нацгвардия

Элла Панеях

06 апреля 2016

Ну, в общем, по прочтении законопроекта - это не еще одно правоохранительное ведомство.

Это еще одна армия, с правом ведения военных действий на территории страны и против граждан страны.


Читать полностью

Ну, в общем, по прочтении законопроекта - это не еще одно правоохранительное ведомство.

Это еще одна армия, с правом ведения военных действий на территории страны и против граждан страны.

Собирают туда внутренние войска (~180 тыс), ОМОН и СОБР (еще ~45 тыс.)
Планируемая численность 400 тысяч (всего вдвое меньше ВС, и вдвое меньше всего остающегося МВД), боевая техника вплоть до воздушных судов, отдельно прописанных.
Личный состав формируется по призыву (!) и по контракту, как, собственно, и сейчас во внутренних войсках.

Призыв обозначает, в частности, что входные требования к кандидату на рядовую позицию вообще нулевые, намного меньше, чем в МВД.
И у них будут свои учебные заведения для офицеров, и тренировочные центры для остальных.
Жить будут в частях, служить не там, где родился.
Абсолютно военная структура.

Вообще, с моей точки зрения, призывной характер формирования и есть самая важная новость, на которую никто почему-то не обратил внимания.

Полномочия - ликвидация чрезвычайных ситуаций, разгон волнений, охрана объектов, поимка подозреваемых и беглых осужденных.
Мобильные, экстерриториальные.

Могут задержать кого угодно, но обязаны сразу же (?) передать полиции - так прописано в одной части закона.
В другой прописано, что задерживать до суда можно не более, чем на 48 часов (как по УПК) - т.е., можно задержать у себя и отвезти прямо в суд?
В третьей опять "доставить в ближайшее отделение полиции".

Противоречие и бардак.

На коленке закон писали.

В общем, по факту это будет выглядеть так, что могут схватить кого угодно, и держать сколько угодно где угодно, лишь бы в конце концов до полиции (суда) довезли.
Заметим в скобках, что на данный момент своих помещений для содержания задержанных у них нет физически.

Также они будут иметь право делать практически что угодно на "охраняемых войсками национальной гвардии объектах", и совершенно не прописано, как такой статус охраняемого объекта будет устанавливаться.

Одно дело, если им поставят на охрану то, что сейчас охраняет вневедомственная охрана, скажем; совсем другое - если любая оцепленная ими территория будет считаться таким объектом.
А это только практика выяснит.

Им будут подведомственны определенные административные нарушения, но нет ни ОРД, ни следствия-дознания - преступников должны передавать полиции.

Полиция, по ходу, остается без военизированных подразделений, которые могут задержать реального вооруженного преступника в тех - и так редчайших, в силу концентрации усилий на мелочевке - случаях, когда это необходимо.

При том, что у них нет следствия-дознания, у них откуда-то берется возможность входить в помещения, в числе прочего, " для установления обстоятельств несчастного случая" - то есть, протоколы составлять все-таки будут (там где надо было это прописать, это не прописано, приходится гадать по птичьим внутренностям).

А главная позиция в списке основний - для пресечения преступления, т.е., без всяких оснований: показалось мне, что там преступление происходит, я и вломился.
Имеют право на взлом, с обязанностью уведомить прокурора задним числом в течение суток - т.е., ноль контроля, по существующей практике.

Секретность не как в полиции, а как в армии, защищены сведения о дислокации и структуре:

В интересах личной безопасности военнослужащих войск национальной гвардии и членов их семей не допускается распространение в публичных выступлениях, в средствах массовой информации сведений о местах дислокации или о передислокации органов управления, объединений, соединений, воинских частей и подразделений войск национальной гвардии, а также обеспечивается конфиденциальность сведений о военнослужащих войск национальной гвардии и членах их семей.

Информация об органах управления, объединениях, соединениях, воинских частях, подразделениях и организациях войск национальной гвардии может предоставляться только с разрешения командира (начальника) соответствующего органа управления, объединения, соединения, воинской части или организации войск национальной гвардии.

В особых случаях - то есть, всегда - будут иметь право применять оружие и спецсредства без предупреждения (однако, будут ли они стрелять на самом деле, будет критичным образом зависеть от того, станут ли их так дрючить по каждому факту применения огнестрела, как нынешних полицейских;
но что-то моей интуиции подсказывает, что личная гвардия президента будет жить в этом плане сильно порасслабленнее прочих).

У них нет обязанности представляться - только обозначить себя, как военнослужащего нацгвардии.

Два пункта приведу целиком:

7. О причинении гражданину телесных повреждений в результате применения военнослужащим войск национальной гвардии физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия в возможно короткий срок, но не более 24 часов уведомляются близкие родственники или близкие лица гражданина.

8. О каждом случае причинения гражданину ранения либо наступления смерти гражданина в результате применения военнослужащим войск национальной гвардии физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия уведомляется прокурор в течение 24 часов.

То есть, мы поняли?

Прокурор уведомляется не о факте применения силы, и не о факте причинения вреда, а только в случае ранения или смерти.
Обо всем остальном пишется только рапорт своему начальству, и уведомляются близкие пострадавшего.

Финансово-экономическое обоснование поражает своей наглостью.

"Принятие федерального закона "О войсках национальной гвардии Российской Федерации" не потребует дополнительных бюджетных ассигнований федерального бюджета."

Это оно все целиком.

Впрочем, для президентских законопроектов это не редкость: говорит только о том, что дискуссии не предвидится.

499

кстати.. имею такой вот антиресный вопрос, из области истории..
подскажите, если хто у курсе..

когда сдох Ванька "Грозный" - куда делись его опричники?? http://s13.rimg.info/aaccfc6298aed66213e6918e44357e38.gif

500

#p437754,Космополит написал(а):

Личный состав формируется по призыву (!) и по контракту, как, собственно, и сейчас во внутренних войсках.

о даже как.. по призыву, значитца.. :suspicious:
ну чё, вполне себе мудрое государственное решение
я вот уверен, что за тепленькое местечко в нацгвардии призывники друг дружке глотки перегрызут

ибба стрелять по безоружным демонстрантам - оно для истинно русских витязей куда милее и безопаснее, чем подставлять свою духовность под настоящие пули в какойнить очередной новоотсосии

501

Мне не трёт шею эта власть
Леонид Радзиховский.
Здесь

Легко и скучно писать про «политику».
А если попробовать про себя? Самому про себя всегда интересней (хотя бы потому что более трудно и стремно), может и читателю тоже будет небезинтересно.
Понятно, речь не о личной жизни, а об «общественной» – я ж, как-никак, политический обозреватель (хотя часто непонятно, что именно тут надо «обозревать»), иногда даже «политологом» ругают.
Ну, вот, например – как я отношусь к российской Власти?
Забавно, но у меня нет простого ответа на этот вопрос.
Я безусловно и категорически никак не сторонник – ни российской внешней и военной политики, ни госидеологии, ни госпиара, ни самой формы Самодержавного правления.
Почему – долго объяснять, отдельная тема. Я, кстати, писал в одной из статей, почему считаю, что «угроза НАТО и США» (а это – главная скрепа, исходная аксиома «оборонного сознания», внешней и военной политики), с моей точки зрения – пиар-миф. Понимаю реальность национально-государственных амбиций – но совершенно их не разделяю.
Синявский говорил, что у него «эстетические разногласия с Советской властью». Эстетика российской власти мне глубоко чужда – не нравятся ни победные ленточки на немецко-японских автомобилях, ни нелепое с моей точки зрения казенное хвастовство «спасибо деду за Победу». И вообще превращение войны – через 70 лет – в госрелигию, наводит тоску. Ну, а уж ТВ-эстетика взбесившихся политологов кроме тошноты и брезгливого ужаса вообще ничего не вызывает.
Наконец – и это, конечно, главное – я считаю, что вообще движение страны (т.е. социально-экономически-политической Системы) идет не к «вставанию с клен», а по исторической синусоиде – плавно ВНИЗ.
Ну, что ж – классическая 5 колонна, госдеп-оппозиция ?
Нет.
Не выйдет дело – никакого отношения к этой публике не имел, не имею и не собираюсь иметь.
Опять же – есть эстетические разногласия.
Зрелище вечных паниковских-балагановых, 25 лет в обнимку катающихся по паркету «палаты объединенных демократов» и выбивающих лысинами «отречемся от старого ми-и-ра, от-ря-хнем его прах с наших ног» — немногим лучше «брызг из Останкино». Имел я счастье и попасть на «партийный суд» демшизы, где меня с пристрастием допрашивали в эфире и в Интернете – достаточно ли я беспощаден к Врагам Свободы и заслужил ли, следовательно, право называться «нашим». Мои возражения, что я «вашим» в жизни не был и не стремился, ни в каких партиях и тусовках сроду не состоял – трибунал в качестве смягчающего вину обстоятельства не принимал. Но главное – вовсе не в эстетике смешного и не в этике фальшивого.
Не могу «принадлежать к оппозиции», поскольку не вижу там никакой позиции.
Мало сказать «свобода лучше чем несвобода» – недурно бы здесь пояснить, как именно вы намерены «в Царство Свободы» проложить дорогу. Маршрут, так сказать, дорожная карта… На этот счет – многословное молчание.
    Можно назвать себя «демократами», но не забыть бы добавить, что это демократ с приставкой – «демократ-без-демоса», точнее – «демократ-против-демоса». Ибо преувеличены рейтинги Путина или нет, но они просто несоспоставимы ни с рейтингами, ни даже с анти-рейтингами «борцов за демократию». Этих борцов в сознании ширнармасс просто нет. И на ТВ-цензуру (вполне постыдную – здесь спора нет!) это не спишешь. Ведь и в 1990-е, когда лидеры демократов (уж не знаю, ставить кавычки или нет) свободно ходили на ТВ – народ их отторгал, судя по всем выборам в Думу.
Но беда не только в практической обреченности на вечный проигрыш – если, конечно, не подключить к впалой груди демократов кислородную подушку того самого «административного ресурса».
Нет. Все куда серьезней.
Вечные поражения имеют причину.
Причина же эта давно известна – «страшно далеки они от Народа». Тут нет абсолютно никакой беды – ну, так и народ от них далек, да и шел бы этот народ лесом… Истина – в нашем вине, а что народ – дурак, так это его трудности…
Отлично-с. Легко соглашусь, но есть опять же все то же «но» — так какие же вы, после этого «демократы»-то? Как же вы осчастливите народ – против его воли?
Да и не факт, что народ – такой уж дурак. Слов нет, люди в среднем вообще не блещут особым интеллектом, а чем их больше – тем ниже Коллективный Разум (давно известное правило социальной психологии). Относится это и к ширнармассам, и к демшизе, и к нацшизе, и ко многим иным общностям.
Но уж в совсем элементарном здравом смысле я бы народу не спешил отказать.
Действительно, опыты Свободы (март – октябрь 17, начало 90-х) как-то не стали для большинства населения таким уж Золотым Веком. Слов нет – при большевиках было много хуже, чем в 1917. Пропала Свобода – пропала и свободная продажа еды. Но вот при Империи (скажем в 1900 – 1917) средний российский житель жил менее свободно, но и много менее голодно, чем когда сбросил ярмо треклятого Самодержавия. Да и 1990-е… Ясно, что в позднем СССР было сильно плохо. Отдельные временные трудности с сыром, штанами, туалетной бумагой и пеленками (памперсов тогда на Руси еще не было) не свидетельствовали в пользу Великой Империи и Сверхдержавы. Но вот в 2000-е совпало – сжатие «демократических свобод» и расширение Желудка. Эту связь – пусть случайную – люди хорошо запомнили. Пропаганда тут же подсуетилась, подвязала ту самую Ленточку – выработался условный рефлекс. Сытость и гордыня (похвальба) – лучше чем нищета и «опущенность» (покаяние). Вот такой рефлекс… Может он и глупый – но понятный! А вот чем его перешибить – как раз непонятно.
А если посмотреть на другие страны бывшего СССР? Более высокий уровень жизни – в Прибалтике, с их политической конкуренцией и сменяемостью власти, и в Казахстане, где нет ни того, ни другого. А в самом жалком, нищенском положении – демократическая Молдова и авторитарный Таджикистан. Ну и где же тут общее правило?
Само собой, правящая номенклатура у нас беззастенчиво ворует.
Пробиться обычному человеку наверх трудно – социальные лифты давно работают, только если вставить ключ, а ключи номерные, отданы своим, детям и иным родственникам «новых дворян». Кто ж спорит… Но спорят с другим – «а когда-то на Руси было иначе?! Когда же?». И чем воры 1990-х слаще воров 2000-х – тем более, что очень часто это просто одни и те же люди?..
Вот на эти вопросы у «борцов с режимом» нет никакого ответа. Или другой, основной вопрос: «чем докажешь, что если бы вы пришли к власти, то воровали бы меньше, а законы бы выполняли строже?» (кстати, «выполнение законов» — не главная мечта 90% населения. Во всяком случае, когда они примеряют это на себя!). Ну, на этот вопрос хотя бы ответ есть – «Мамой клянусь!». Это понятно. А вот другой ответ «но в демократических странах реально меньше воруют, чем в России» — это неправда. В развитых странах – да, а в огромном большинстве вполне демократических стран – Латинская Америка, Африка, Индия и т.д. – нет.
Но, черт возьми – я обещал говорить о себе, а съехал опять в общую колею.
Так что же я сам, лично-персонально?
Мне лично, как ни стыдно признаться, мало чем (точнее почти ничем) не трет шею эта Власть. Советская власть терла сильно – бытовыми унижениями, отсутствием элементарных продуктов, вещей или билетов на самолет или в театр (необходимостью их «доставать» за взятки или стоять в очередях). Терла шею идеологическим насилием, принуждением – я должен был спать с открытыми глазами на «политинформациях». Чтоб сделать минимальную карьеру, надо было лезть в Партию – а «нет, на это я пойтить не могу». Меня раздражал государственный антисемитизм – лично я мало от него натерпелся, но этот атмосферный столб давил на голову. Нельзя было никуда поехать – зато внутри страны Иностранцы, наряду с Начальством, были юбернменшами, а я – унтерменшем, т.к. «настоящей валюты» у меня не было. Раздражала выставка запретно-сладких плодов – от «Эмануэли» до «1984»…
«Власть отвратительна, как руки брадобрея» — я чувствовал эти руки.
Сейчас – ситуация совершенно иная. Во всяком случае – на сегодняшний день.

Можно легко купить любые товары (услуги), куда угодно поехать, никто на работе не полощет мозги «госпатриотизмом» — хотя я журналист, но не обличаю врагов и не воспеваю Путина. Что касается ТВ, то его легко можно выключить (точней – не включать). Страна открыта, в конце концов «хочешь жить как в Европе» — ну и живи себе в Европе! А если для этого нет хорошей профессии, энергии, способностей и т.д. – кто ж тебе виноват?
    Мои взгляды принципиально расходятся с тем, что говорит госпропаганда. Она «оскорбляет мой разум». Но сам-то я – повторяю – могу ее «послать в игнор», а вот мессианских комплексов «обратить в свою веру – Большинство населения» у меня нет и сроду не было. Не принадлежу к большинству – и нимало от того не страдаю. «Какое мне дело до вас до всех – а вам до меня?». По названным выше причинам не принадлежу и к агрессивно-непослушному меньшинству – например, ежедневными сарказмами расчесывать ненависть читателя к власти (помалкивая о её «противниках») – это, по-моему, тоскливая полуправда, именуемая в просторечии «бессильной пропагандой»…
А свои нехитрые мысли (если в голову приходят) я свободно и без страха высказываю и в фейсбуке, и в разных интервью и т.д. Хотя предложить «решение проблем» – абсолютно не могу. Потому что я считаю, что тот – с моей точки зрения – закат России, который мы переживаем, суть явление не тактическое, а стратегическое, не политическое, а Историческое. И ни от кого персонально все это не зависит… За Державу обидно? Ну, обидно… Мало ли что в жизни обидно. Впрочем, Жизнь в любом случае умней нас (уж точно – умней меня!) и куда она вырулит – уверенно судить об этом слишком уж… наивно.
Так что я не вижу а) никаких путей радикального изменения текущей ситуации и б) тех реальных, достижимых (а не просто декларативных) Целей, к которым страна могла бы стремиться. Ну, не говоря уже о том, что естественно, никаким «поводырем для страны» и в страшном сне себя не вижу – пока что, вроде с ума не сошел.
Если же чем отличаюсь от среднего конформиста, то тем что не хочу выдавать нужду за добродетель. Выдавать невозможность перемен – за хвастливое восхищение существующим порядком вещей (да еще – для самооправдания и подбадривания – вперемешку с саркастической бранью в адрес «врагов», «американцев», «либерастов» и т.п. Эта дешевка мне противна).
Обычно человек устроен так – если он чего-то не может изменить и с этим примиряется, то он хочет, для душевного комфорта, это еще и оправдать. Вплоть до Восторженного образа визго-мыслей, речекряков.
Я такой потребности не испытываю. Вранье (в том числе себе) мою нервную систему не укрепляет.

502

#p438870,Tartila написал(а):

Ну, вот, например – как я отношусь к российской Власти?
Забавно, но у меня нет простого ответа на этот вопрос.


Радзиховский в очередной раз предлагает себя в гос-пропагандисты?

Мол, я сам по себе, меня всё устраивает, возьмите в команду за толику малую.

Путина трогать не буду, а оппозицию буду, но мягко, изподтишка её "разлагать".

503

#p438884,Фрол написал(а):

Радзиховский в очередной раз предлагает себя в гос-пропагандисты?
Мол, я сам по себе, меня всё устраивает, возьмите в команду за толику малую.
Путина трогать не буду, а оппозицию буду, но мягко, изподтишка её "разлагать".

Думаешь? Рубится в ФБ, оправдывается. Я ему тож возраженице кинула ... спорит.

504

#p438886,Tartila написал(а):

Думаешь?


А вспомни его роман с В. Сурковым в бытность того главным идеологом при путине.

Как Лёня любил Славу... - тот и поэт, и прозаик, и умнейший собеседник... тьфу!!

#p438886,Tartila написал(а):

Рубится в ФБ, оправдывается.


Правильно.

Старается быть на виду, в центре очередного скандала.

При этом чем больше на него нападает "оппозиция", тем возможная его монетизация кремлём выше.

505

#p438905,Фрол написал(а):

А вспомни его роман с В. Сурковым в бытность того главным идеологом при путине.

Как Лёня любил Славу... - тот и поэт, и прозаик, и умнейший собеседник... тьфу!!

Яковенко этого Лёню давно уже отклассифицировал - "Киселев для интеллигенции"

как оно теперь выясняеццо - еще и за-державу-обиженный :P

506

#p438884,Фрол написал(а):

Вечные поражения имеют причину.
Причина же эта давно известна – «страшно далеки они от Народа»

и причина этому власть
которая отдаляет "народ" все дальше и дальше от нормальных людей
стукачество, доносы ...библиотеки не нужны, телевидение  именно дня них
Так что разрыв непостижимый между народом и оппозицией делает власть
Ну а в госдуме кто – клоуны для народа

507

#p438947,Космополит написал(а):

Яковенко этого Лёню давно уже отклассифицировал - "Киселев для интеллигенции"


Есть ещё и такое определение - "Мурзилка".

Это те, которые всегда готовы, в запасе.

Мурзилки могут и критиковать власть, но "оппозиции" при этом достаётся больше ("да у них и программы нет...", "их народ не поддерживает...", "они сами лес воруют...", ....).

Но Путина критиковать нельзя.

Путин - символ, фигура сакральная, олицетворяющая собой и Гос-во, и Россию, и всё-всё "хорошее-вечное-русское".

Кстати, в этом смысле задача у пропагандонов усложнилась.

Как можно ругать Димона и правительство, губеров и силовиков, но обходить при этом Путина, который всех их назначает и контролирует, даёт задания?

:dontknow:

508

#p439057,Фрол написал(а):

Кстати, в этом смысле задача у пропагандонов усложнилась.

Как можно ругать Димона и правительство, губеров и силовиков, но обходить при этом Путина, который всех их назначает и контролирует, даёт задания?

:dontknow:

та лехко :crazyfun:

русской народной сказке про белого бычка, злых бояр и доброго царя - лет уже 500, не меньше
собссно, это одна из архиважнейших, батенька, духовных скреп http://yoursmileys.ru/tsmile/religion/t0801.gif

509

Мне понравилась публикация от Собчак, а чо, всё так  :unsure:

Фрагмент:

Есть такой факт из жизни животных: если лягушку бросить в стакан с горячей водой, она немедленно оттуда выпрыгнет.
Но если воду нагревать постепенно, лягушка сварится.

Мне кажется, в нашем стакане становится заметно теплее.
Вывод из этой заметки таков: «Надо приучать себя жить в новых условиях — во все более теплой воде».
Но боюсь, что это ровно тот вывод, к которому приходили все сваренные доселе лягушки

Читать дальше

Ксения Собчак: РБК глазами лягушки

Чем закончится история с РБК, стало окончательно ясно в тот момент, когда шеф-редактор объединенной редакции Лиза Осетинская ушла в отпуск, несмотря на то что ее учеба в Стэнфорде начнется только в сентябре. Все восприняли это как должное. Ясно, что Лиза Осетинская больше не будет шеф-редактором РБК.

Насколько мне известно, предупреждение Михаилу Прохорову последовало сразу же после февральских (?) публикаций о Екатерине Тихоновой. Прохоров сослался на независимую редакцию. Был у Прохорова после этого разговор с Осетинской или нет, но результатов этого разговора мы в тот момент не увидели. Между тем журналистская общественность с замиранием сердца следила за тем, что происходит вокруг РБК: доселе никто не решался на такие смелые репортажи. Всем известно, что российская пресса должна подчиняться двум негласным правилам, если не хочет быть закрытой: не трогать тему семьи Путиных и кадыровской Чечни. За это может прилететь: не с одной стороны, так с другой. А РБК сделал целую серию репортажей — про Тихонову, ее мужа и т. д. Последней каплей, насколько мне известно, стало «панамское расследование»: в телевизионной версии информация о панамских офшорах непрерывно шла бегущей строкой.

За этим последовало прямое указание первого лица, большое совещание у Бортникова и обыски. Говорят, что уже после обысков Прохорову удалось связаться с Путиным и уладить этот вопрос. В результате РБК, по всей видимости, будет в ближайшее время продан Ковальчуку, хотя у Прохорова, вероятно, останется там небольшая доля.

В общем, никаких неожиданностей. Пора признаться себе, что у многих из нас была безумная и наивная надежда: вдруг Михаилу Дмитриевичу удалось как-то особым образом договориться? Вдруг власти выгодно, чтобы в стране был хотя бы один такой портал, с таким освещением бизнеса и такими расследованиями? Вдруг пропустят, вдруг не тронут? Ведь за последний год РБК действительно стал лучшим новостным порталом в стране, и то, что они делали, было мегакруто.

Но — никаких «вдруг». Сейчас так уже не бывает. Неважно, какие у тебя отношения с Путиным, поддерживал ли ты его в предвыборной кампании, какие имел договоренности. Есть рамки, за которые журналист в нашей стране заступить не может. Конечно, Лиза Осетинская вернется со своей учебы, и, зная порядочность Михаила Дмитриевича, могу гарантировать, что она получит высокую позицию в его структурах. Но о публичной работе шеф-редактора речи уже не идет. Да и есть ли вообще смысл быть журналистом в России, если самые интересные, важные и резонансные темы находятся под строжайшим запретом?

Все это грустно и печально, как и все остальное, что мы видели в новостной ленте за последние пару недель. Заявления Бастрыкина, назначение Москальковой, буйство пальм на московских улицах — поводов для депрессии предостаточно. Босховское полотно: веселые повозки, которые безмятежно катятся в ад.

Согласие людей жить так — это и есть демократия, если понимать ее как следование воле большинства, опуская при этом оговорку: «...при соблюдении прав меньшинства». Никто не выйдет на улицу в защиту РБК, как выходили когда-то отстаивать программу «Взгляд». Очередной передел медийного бизнеса мало кого в стране беспокоит. Ни малейшей потребности добиваться уважения своих гражданских прав у населения нет. Никакие массовые фальсификации на грядущих выборах не понадобятся, поскольку население и так поддерживает политику властей — или, по крайней мере, самые крайние и отталкивающие ее проявления. Ситуация, подобная той, которую мы видели недавно в Исландии, когда малоэмоциональные исландцы после публикации панамских досье всей страной вышли на улицы и забросали яйцами свой парламент, в России в ближайшее время наблюдаться не будет.

И нам, как меньшинству в осажденной крепости, придется принимать эти правила. В этой новой жизни мы будем абсолютно зависеть от того, какие решения будут приниматься большинством. Позволит оно нам продолжать жить в этой стране или нет? Если завтра будут введены выездные визы, это тоже будет воля большинства, поскольку у 70% населения вообще нет загранпаспортов.

У меня много лет работает одна женщина. Раз в год в порядке поощрения я стараюсь отправить ее куда-нибудь на отдых: «Выбирай, куда ты хочешь. Турция, Египет?» Она говорит: «Нет, не хочу. Давайте я в Сочи куда-то, на худой конец — Минск».

Нам пора перестать жить в парадигме, будто мы, такие европейские и продвинутые, во всем правы. Мы в каком-то смысле как гей-сообщество: меньшинство в огромной стране. Меньшинство должно соглашаться с большинством, привыкать жить среди людей, которые уверенно голосуют и принимают решения. И, в общем-то, нам имеет смысл заискивающе смотреть на власть, потому что только власть может нас от этого большинства защитить, великодушно сказав: «Ладно, ребята, не ссыте. За границу пока можете выезжать. Главное, ведите себя поскромнее».

Есть такой факт из жизни животных: если лягушку бросить в стакан с горячей водой, она немедленно оттуда выпрыгнет.
Но если воду нагревать постепенно, лягушка сварится.

Мне кажется, в нашем стакане становится заметно теплее.
Вывод из этой заметки таков: «Надо приучать себя жить в новых условиях — во все более теплой воде».
Но боюсь, что это ровно тот вывод, к которому приходили все сваренные доселе лягушки


https://snob.ru/selected/entry/107544

510

а шо там за история с РБК?
они вроде всегда были вполне себе лояльными хомячками